Визит Трампа в Японию: новые слайсы «гольф-дипломатии»

В Токио не без оснований считают американского президента крайне непредсказуемым (кстати, в Японии это относится к числу самых страшных пороков) и малокомпетентным в международных делах политическим деятелем. Поэтому Синдзо Абэ уделяет большое внимание личному общению с Трампом. Не случайно в отношении политического диалога двух стран широко применяется термин «гольф-дипломатия». Однако и она не приносит ожидаемых плодов – по итогам последнего майского саммита Трамп и Абэ так и не приняли совместного заявления. Почему так произошло – пишет Дмитрий Стрельцов, профессор, заведующий кафедрой востоковедения Московского государственного института международных отношений (университет) МИД РФ.

Итоги официального визита Дональда Трампа в Японию 25–28 мая привлекают к себе особое внимание не только потому, что речь идёт о встрече лидеров крупнейших западных держав. Крайне значимым представляется международно-политический контекст визита, проходившего в преддверии саммита «Большой двадцатки» в Осаке и, очевидно, ставшего важной частью его подготовки.

Чтобы обеспечить успех саммита «двадцатки», японский премьер Абэ посетил в апреле Францию, Италию, Канаду и США. Главным для японского лидера было «сверить часы» с её ключевыми партнёрами, предотвратив появление ненужной конфликтности, которая могла бы испортить атмосферу предстоящего форума.

Не явилась исключением и нынешняя японо-американская встреча. Основным мотивом для японского премьер-министра Синдзо Абэ, вероятно, было продемонстрировать миру неизменную прочность союзнических отношений с Америкой, общность подходов сторон к основным международным проблемам глобальной и региональной повестки дня, незначительность торговых противоречий между ними на фоне разгорающейся торговой войны между США и Китаем, а также близость личных отношений с Трампом. Последняя задача имеет для японского лидера особое значение в связи с сохранением в Японии значительного уровня недоверия к американскому президенту, который неоднократно упрекал Японию в нежелании платить справедливую цену за американские гарантии безопасности.

Солнце в орлиных когтях? Встреча Трампа и Синдзо Абэ
Дмитрий Стрельцов
В четверг, 7 июня, состоялась встреча Дональда Трампа с японским премьер-министром Синдзо Абэ в преддверии саммита США – КНДР, который должен пройти 12 июня в Сингапуре. О повестке встречи, её результатах и асимметрии в отношениях между США и Японией в интервью ru.valdaiclub.com рассказал заведующий кафедрой востоковедения МГИМО МИД РФ, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Дмитрий Стрельцов.
Мнения экспертов

В этой связи следует отметить, что личностная дипломатия, основанная на прочных контактах с лидером страны-партнёра, в том числе неформальных, является визитной карточкой дипломатии Абэ, и Америка здесь не является исключением. В отношении Трампа эта дипломатия имеет особое значение по той причине, что в Токио не без оснований считают американского президента крайне непредсказуемым (в Японии это относится к числу самых страшных пороков) и малокомпетентным в международных делах политическим деятелем. Поэтому Абэ уделяет большое внимание личному общению с Трампом, в том числе в конфиденциальном режиме – не случайно в отношении политического диалога двух стран широко применяется термин «гольф-дипломатия». Нелишне упомянуть и о том, что японский премьер прославился своей инициативой по выдвижению Трампа на Нобелевскую премию мира.

Не составил исключения и нынешний визит, в ходе которого японская сторона сделала ставку на демонстрацию подчёркнуто тесного характера двусторонних отношений. Лидеры двух стран в очередной раз провели несколько часов на площадке для гольфа, американского президента Трампа пригласили на поединок сумо, где для него в нарушение строгих традиций этого вида спорта приготовили особые сидячие ВИП-места рядом с помостом. Неформальное общение продолжалось и в ресторане.

Символизм нынешнего визита Трампа, по мысли его организаторов, проявился и в том, что американский президент стал первым гостем Японии эпохи Рэйва, наступившей с восхождением 1 мая на престол императора Нарухито, и первым же иностранным лидером, удостоившимся аудиенции нового императора. По мнению секретаря кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга, указанный факт служит свидетельством «непоколебимости альянса двух стран». Замысел Абэ в числе прочего заключался в том, что Трамп должен был приехать в Японию раньше Си Цзиньпина, который вскоре посетит страну для участия в саммите «Большой двадцатки», то есть США должны стоять выше Китая в списке приоритетных партнёров Японии. В свою очередь Трамп, выступая 27 мая на банкете в Императорском дворце после аудиенции с японским монархом, заявил о том, что он и его супруга были «глубоко польщены» возможностью стать первыми государственными гостями Японии эпохи Рэйва.

Ещё одним символическим жестом стало посещение Трампом и Абэ американской базы Йокоска, в ходе которого лидеры двух стран поднялись на «Кага» – один из двух вертолётоносцев класса «Идзумо», имеющихся на вооружении Сил самообороны. Некий символизм в Токио видят в том, что действующий американский президент впервые за всю историю двусторонних отношений поднялся на японский военный корабль. Трамп обратил внимание на тот факт, что Йокоска является единственной в мире военно-морской базой, где есть одновременное базирование как американского флота, так и военных кораблей страны-хозяйки.

Интересно, что указанные вертолётоносцы японская сторона планирует перепрофилировать в авианосцы и разместить там истребители, которые Япония собирается закупить в США. В декабре прошлого года было заявлено о закупке в США 105 истребителей F35, а также 42 истребителей F-35B для их размещения на кораблях класса «Идзумо». При этом заслуживает внимания то, что эти военные суда Япония неоднократно направляла в Южно-Китайское море и в Индийский океан для участия в совместных учениях с США и другими странами.

Согласно последним «Руководящим принципам» сотрудничества двух стран в области обороны в редакции 2015 года Япония несёт основную ответственность за отпор вооружённому нападению на её территорию, тогда как США должны только «оказывать поддержку» Японии. Иными словами, США должны будут направлять свою военную мощь на защиту Японии только при условии, что её вооружённые силы будут уже в отмобилизованном состоянии. С учётом этого обстоятельства визит на «Кага» был, очевидно, призван продемонстрировать возросшую боевую мощь японского военно-морского флота, его способность к решению самостоятельных боевых задач в условиях «равноправности» обязательств между союзниками. Кроме того, тот факт, что на вертолётоносце будут размещены специально закупаемые японским правительством американские истребители, по мысли организаторов визита, должен в глазах американского партнёра послужить дополнительным подтверждением намерений Токио сократить профицит в двусторонней торговле и тем самым ослабить остроту противоречий.

Что касается содержательной стороны прошедших переговоров, то на первый план вышло сразу несколько важных тем. Прежде всего это северокорейская ядерная программа.

Северная Корея: есть ли баланс между диалогом и давлением?
Хироси Ямадзоэ
Чтобы мотивировать Северную Корею на дальнейшие шаги по улучшению отношений с внешним миром, нужно продолжать работать над снижением напряжённости, при этом постоянно оказывая на КНДР давление. Иначе прорыв, достигнутый на сингапурском саммите Трамп – Ким, может обернуться катастрофой, считает старший научный сотрудник Национального института оборонных исследований министерства обороны Японии Хироси Ямадзоэ.
Мнения экспертов

В Токио взгляд на КНДР традиционно более жёсткий, чем в Вашингтоне. Япония выступила с решительными протестами в связи проведёнными Пхеньяном 9 мая запусками баллистических ракет ракетой малой дальности. Позиция Токио была подтверждена 27 мая в ходе рабочего обеда во дворце Акасака премьер-министром Абэ, который высказал «глубокое сожаление» в связи с нарушениями резолюций СБ ООН. Трамп в свою очередь, заявил, что северокорейский лидер Ким Чен Ын добивался своими запусками «внимания», а потому не рассматривает их как нарушение взятых обещаний. Вместе с тем Абэ, стремясь подчеркнуть общность позиций сторон, заявил о том, что Соединённые Штаты и Япония находятся в одной лодке в отношении политики Северной Кореи.

Стоит отметить, что американский президент выступает за налаживание прямого диалога между руководством КНДР и Японии. В ходе февральской встречи с Кимом в Ханое Трамп предложил северокорейскому лидеру провести личную встречу с Абэ, информировав его о том, что Япония готова предоставить Пхеньяну финансовую помощь в случае решения проблемы похищенных. Ким Чен Ын в ответ заявил о своей готовности «рано или поздно» встретиться с японским премьером. Абэ 6 мая предложил встретиться с Кимом «без каких-либо предварительных условий». Тема похищенных, очевидно, стала важным пунктом повестки дня и нынешнего визита Трампа, который лично встретился с семьями пострадавших японских граждан и заявил о том, что «не будет жалеть усилий» для возвращения похищенных на родину.

Ещё один вопрос, поднятый на переговорах, касался Ирана. Лидеры подходят к данному вопросу с разных стартовых позиций: Трамп в прошлом году принял решение о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий с Ираном, в то время как Япония продолжает поддерживать соглашение. По этому вопросу лавры миротворца перешли к Токио. Абэ заявил о том, что Япония стремится к сотрудничеству с Вашингтоном в деле снижения напряжённости вокруг Ирана, на что Трамп проявил заинтересованность в посреднической миссии Токио, отметив, что премьер-министр «очень близок» с руководством Ирана. Можно предположить, что американская сторона учитывает тот факт, что на посреднический потенциал Японии свои надежды возлагает и иранское руководство, не имеющее в отношении Токио никаких предубеждений. Не случайно за неделю до визита Трампа Токио для консультаций посетил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф.

США – Иран: чем чревата воинственная риторика Белого дома
Константин Труевцев
Госсекретарь США Майк Помпео нанёс визит в Ирак на фоне обострения отношений с Ираном и его отказа от ряда обязательств по «ядерной сделке», из которой США вышли ровно год назад. Визит состоялся через несколько дней после того, как американцы направили в регион авианосец Abraham Lincoln и бомбардировщики B-52. О том, следует ли опасаться военной операции США против Ирана и к чему она может привести, рассказал в интервью ru.valdaiclub.com старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Константин Труевцев.
Мнения экспертов

Япония, делая ставку на «азиатизм» как один из принципов её внешней политики, традиционно уделяет большое внимание посреднической миротворческой деятельности в Азии и потому заинтересована в скорейшем мирном разрешении американо-иранских противоречий. Свою роль играет и тот факт, что посреднический потенциал Японии в деле решения проблемы иранской ядерной программы основывается на её моральном праве выступать в качестве лидера движения за запрещение ядерного оружия.

Ещё один важный пункт повестки дня визита – торговые противоречия между двумя странами, которые с приходом Трампа существенно обострились. Японский профицит в торговле с Америкой в последнее время угрожающе растёт – только за апрель он вырос на 18%, составив 6,6 млрд долл. На этом фоне важной задачей для Трампа, уже думающего о перспективах переизбрания в 2020 году, стало заставить Японию пойти на открытие своего рынка сельхозпродукции и согласиться с существенным повышением США импортных пошлин на автомобили. В апреле этого года Япония и США запустили процесс переговоров о заключении двустороннего торгового соглашения, и многие в Токио опасались, что американский президент использует данный визит для продавливания своих позиций на переговорах.

Однако новой вспышки торговой войны в ходе визита Трампа не произошло. Трамп не желает для японского лидера крупных политических проблем, связанных с уступками на торговых переговорах накануне предстоящих в июле выборов в Палату советников парламента, так как для Абэ по-прежнему крайне важны голоса фермеров – традиционной опоры власти правящей Либерально-демократической партии. Играет свою роль и достигнутая в прошлом году договорённость не предпринимать никаких шагов против «духа соглашения» в период, пока ведутся переговоры.

И всё же полностью замолчать противоречия оказалось невозможным. Японская сторона дала понять, что США не получат на переговорах преференций, которые бы превосходили условия нового Транстихоокеанского партнёрства, откуда США вышли с приходом Трампа. Эту же позицию изложил и министр экономики Японии Тосимицу Мотэги, отметив, что Япония не будет предоставлять США лучшего доступа к своему внутреннему рынку сельхозпродукции, чем это предусмотрено партнёрством. Трамп же на пресс-конференции после саммита заявил, что не хочет быть связан условиями, изложенными в предыдущих соглашениях, таких как Транстихоокеанское партнёрство. Таким образом, налицо признаки того, что во второй половине года, когда переговоры между торговыми партнёрами активизируются, напряжённость между ними будет возрастать.

Выйти или войти? Возможно ли вступление США в обновлённое Транстихоокеанское партнёрство
Александр Рогожин
К администрации Трампа, по-видимому, пришло понимание того, что США не могут ограничиваться выгодами двусторонних торговых отношений, игнорируя преимущества участия в международных торговых соглашениях. К тому же практика показала, что такие соглашения могут создаваться и функционировать без США. Соответственно, под вопрос ставится лидерство в них, что особенно заботит американское руководство. Поэтому вступление США в новое ТТП вполне вероятно.
Мнения экспертов

По итогам саммита так и не было принято совместного заявления. В японской печати этот факт объяснялся тем, что стороны придерживаются положений совместного заявления, принятого в феврале 2017 года в Вашингтоне, а в новой декларации нет никакой необходимости. Видимо, роль такой декларации сыграла совместная пресс-конференция с участием лидеров двух стран, а также проведённые в рамках визита неформальные мероприятия, которые должны были в полной мере продемонстрировать отношения дружбы и полного взаимного доверия.

Тем не менее расхождения позиций сторон налицо – это проявилось в заявлениях лидеров по северокорейскому и по торговым вопросам. Визит не развеял превалирующую в Японии настороженность по отношению к непредсказуемому Трампу, провозгласившему линию на приоритет американских национальных интересов перед интересами её союзников. И хотя, как показывает исторический опыт, для японского руководства более комфортно иметь дело с республиканской, чем с демократической администрацией США, можно ожидать дальнейшего нарастания напряжённости в двусторонних отношениях в связи с сохранением базовых противоречий, основанных на разном понимании национальных интересов.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.