Трагедия нашего времени: контроль над вооружениями приказал долго жить

Без руководящей роли США и России, к которым вскоре должны присоединиться китайцы, шансы справиться с вызовами нового ядерного века быстро уменьшаются. А при том, что США и Россия погрязли в новой холодной войне, надежды на мир и того меньше. Историки позднее напишут, что это была трагедия нашего времени.

Уничтожение договора о РСМД – последний этап в истории исчезновения полувековых усилий по контролю над ядерными вооружениями и стабилизации ядерных отношений между США и Россией. Когда, по расчётам ключевых членов администрации Трампа, договор о РСМД канет в лету, это практически наверняка положит конец контролю над стратегическими вооружениями США и России.

С момента начала первых переговоров об ОСВ в 1969 году и до наших дней обе страны сначала договорились – а это был тяжёлый и трудный процесс – установить ограничения на количество пусковых установок для баллистических ракет, которыми обладала каждая из них, а также прекратить гонку в стиле «нападение – защита» посредством ограничения систем противоракетной обороны.

В последующих соглашениях об ОСВ и СНВ они постепенно сократили количество пусковых установок и боеголовок (в последнем случае с почти 70000 в 1986 году до менее чем 14000 – сегодня), а с 1987 года в рамках договора о РСМД уничтожили целый класс ядерного оружия. В последние месяцы существования Советского Союза, согласно взаимным договорённостям, они обязались существенно сократить, а в некоторых случаях и полностью ликвидировать тактическое «боевое» ядерное оружие. В то же время в рамках Программы совместного уменьшения угрозы США (CTR) обе страны предприняли усилия по обеспечению ликвидации оружия массового уничтожения на всей территории бывшего Советского Союза.

Последним шагом вперёд стало новое соглашение СНВ-3, подписанное в 2010 году, которое сократило количество развёрнутых ядерных боеголовок каждой стороны до 1550, а развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок до 800. Однако больше не будет никаких соглашений о контроле над вооружениями и даже каких-либо переговоров о том, что делать дальше. Обе стороны постепенно вытаскивали кирпичи из здания, которое они мучительно строили несколько десятилетий. В 2002 году Соединённые Штаты вышли из соглашения по ПРО, что в новой холодной войне между США и Россией вновь поставило обе стороны на грань гонки ядерных наступательных и оборонительных вооружений.

В том же году Россия вышла из недавно подписанного соглашения СНВ-2, которое запрещало размещение разделяющихся головных частей с индивидуальным наведением боеголовок (MIRV) на МБР, тем самым подорвав меры, направленные на закрепление принципа взаимного гарантированного уничтожения (MAD), основы американо-российской концепции стратегической стабильности. В 2005 году российская сторона дала понять, что не заинтересована в дальнейшем ограничении тактического ядерного оружия в Европе, если Соединённые Штаты не выведут из Европы все свои бомбы B-61 (200). Впоследствии Москва отказывалась вернуться к этой теме. В 2012 году Россия объявила, что она прекратила программу CTR – это своего рода анемичная попытка найти альтернативу на фоне напряжённости в связи с украинским кризисом.

Не потерять контроль: стратегические вооружения и российско-американские отношения
Сергей Веселовский
Вслед за заявлением президента США Дональда Трампа о возможном выходе из договора о РСМД в Сенат США внесён законопроект, ограничивающий продление российско-американского договора СНВ-3. Подписанный во времена президентства Дмитрия Медведева и Барака Обамы, договор действует до 2021 года, но может быть пролонгирован. Сергей Веселовский, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России, считает, что двусторонние договоры СНВ в текущем виде себя практически исчерпали и дальнейшие переговоры необходимо вести уже в формате пяти ядерных держав, так как их национальные ядерные арсеналы хоть и не сравнялись по численности, но всё же уже сопоставимы.
Мнения экспертов

Теперь, после четырёх лет обвинений и встречных обвинений, Соединённые Штаты объявили, что через 60 дней они «прекратят» действие договора о РСМД, последнего оставшегося соглашения о контроле над ядерными вооружениями за исключением нового СНВ, если Россия не прекратит нарушать этот договор.

С 2014 года, когда Соединённые Штаты впервые обвинили Россию в нарушении ДРСМД в связи с испытаниями крылатой ракеты наземного базирования (GLCM) за порогом договора, обе стороны заперты в бесплодном споре «мы нарушили соглашение – нет, это вы нарушили». Масса публичных доказательств говорит о том, что Россия действительно может быть виновной стороной, но всё давно бы выяснилось, если бы обе стороны согласились на взаимные проверки экспертов. Ни одна из сторон не сделала такого предложения. То, что российская сторона заявляет в последнюю минуту о готовности к взаимным проверкам, – увы, уже слишком поздно. Патовая ситуация позволила Джону Болтону, советнику президента по национальной безопасности, и его союзникам сделать то, что они всегда хотели: отказаться от договора и развязать США руки для разработки собственной системы GLCM в нарушение ДРСМД.

Выход США из ДРСМД: решение уже принято и будет выполняться
Андрей Кортунов
«Визит Джона Болтона в Москву привлёк к себе внимание в связи с объявлением о возможном выходе США из договора о РСМД. Это, безусловно, важное решение, которое будет иметь большие последствия и для России, и для европейской безопасности, и для стратегической стабильности. Об этом много говорили, о последствиях продолжают спорить, но важно отметить, что этот вопрос был не единственным, который обсуждался в ходе визита Болтона. Более того, строго говоря, мне кажется, что как раз по РСМД как таковых переговоров и не было, по крайней мере детальных», – сказал в интервью ru.valdaiclub.com генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.
Мнения экспертов

Часть российских руководителей может приветствовать такое развитие событий. Соединённые Штаты будут нести ответственность за разрушение договора, в котором они тоже не заинтересованы. Что касается президента Путина и его внешнеполитической команды, то с их позицией не всё так ясно. Последние предложения Москвы относительно расширенного соглашения о РСМД, охватывающего силы всех стран, обладающих ядерным оружием средней дальности, или альтернативного соглашения, которое, по-видимому, позволяет российской программе GLCM продвигаться вперёд, выглядят не слишком удачными.

Таким образом, мы оказались на пороге двух важных и потенциально трагических событий. Первая – это вероятный конец контроля над стратегическими ядерными вооружениями в любой форме. С учётом того, что администрация Трампа находится у власти, а Конгресс весьма яростно настроен против России по многим вопросам, вероятность того, что Соединённые Штаты согласятся продлить новое соглашение по СНВ после истечения срока его действия в феврале 2021 года, равна нулю. Если бы демократы выиграли президентские выборы в 2020 году, возможно, возникли бы некоторые изменения, а между тем время от времени контролируемая демократами Палата представителей будет стараться препятствовать наиболее дестабилизирующим планам администрации США в области вооружений. Тем временем Россия и Китай выступят со своими собственными наборами дестабилизирующих планов.

Конец договора о РСМД: когда оружие вне контроля
Ульрих Кюн
Дональд Трамп объявил, что США могут выйти из договора о РСМД, целью которого было сокращение и ликвидация ракет средней и меньшей дальности наземного базирования. Окончательное решение может быть принято в ближайшие несколько недель. Процесс контроля над вооружениями под серьёзной угрозой. Что означает конец ДРСМД для глобальной безопасности, как это повлияет на отношения между США, НАТО и Россией и, наконец, может ли это спровоцировать реальную военную конфронтацию, обсудил в интервью ru.valdaiclub.com доктор Ульрих Кюн, старший научный сотрудник Венского центра по разоружению и нераспространению.
Мнения экспертов

И вот, возможно, второе наиболее знаменательное следствие того, что сейчас происходит. Пока Соединённые Штаты и Россия отходят от ограничений и гарантий, над которыми они трудились более полувека, новый многополярный мир с девятью ядерными акторами, определяющими его будущее, становится всё более опаснее. Технологические барьеры уже не ограничены, какофония ядерных доктрин и теорий о том, как можно использовать ядерное оружие, становится всё громче, а отношения всё более напряжёнными – всё это отбрасывает нас назад к 1950-м и началу 1960-х годов, когда ядерная гонка была безудержной, а идеи о применении ядерного оружия – безрассудными. Только на этот раз ситуация намного сложнее, а опасности гораздо более многочисленны и неразрешимы.

Без руководящей роли США и России, к которым вскоре должны присоединиться китайцы, шансы справиться с вызовами нового ядерного века быстро уменьшаются. А при том, что США и Россия погрязли в новой холодной войне, надежды на мир и того меньше. Историки позднее напишут, что это была трагедия нашего времени.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.