Мнения экспертов Восточный ракурс
Торговые войны США и Китай: кто кого?

45-й президент США Дональд Трамп, прославившийся экстравагантностью и решительностью действий, попирает буквально все устоявшиеся правовые форматы международного взаимодействия. При нём Вашингтон вышел из иранской ядерной сделки, Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Парижского соглашения по климату, из Международного договора о торговле оружием. На очереди – соглашение о стратегических наступательных вооружениях, истекающее в 2021 году, решение о продлении участия США в котором пока на рассмотрении у Трампа. Помимо этого, Америка начала повышать тарифы на импорт отдельных товаров из стран-партнёров, в том числе Мексики, Канады, Японии и ЕС, и вообще проводить политику протекционизма, будто на дворе – времена президентства Уильяма Мак-Кинли.

Принимая эти резкие и глобальные решения, Дональд Трамп пытается выполнить своё предвыборное обещание и «вернуть США их былое величие». Особое место в этом вопросе занимают экономическая мощь страны и обеспечение американских граждан рабочими местами. Согласно статистике, у США дефицит торгового баланса. В частности, в 2017 году этот показатель вырос на 12,1% и составил 566 млрд долларов (экспорт – 2,3 трлн долларов, импорт – 2,9 трлн долларов).

Глобализация, ранее считавшаяся одним из главных элементов, обеспечивающих американское лидерство, начинает играть против Соединённых Штатов и способствовать росту других центров силы. Конечно, это не может устраивать Вашингтон.

Стремясь переломить этот невыгодный для себя тренд, Америка во главе с Дональдом Трампом запустила политику «трампономики». В её основу легли внешняя политика, подчинённая исключительно национальным интересам страны, протекционизм, а также комплекс экономических мер, направленных на возвращение национального капитала и производства в США. Кроме того, ставка делается на ускорение прироста ВВП благодаря новой бюджетной политике и вложениям в инфраструктуру страны.

Крупнейший торговый партнёр США – Китай. Одновременно он же стал и главным вызовом американскому экономическому лидерству. В 2018 году дефицит торгового баланса США в торговле с Китаем составлял 419 млрд долларов: Америка импортировала из КНР товаров на 540 млрд долларов, а экспортировала всего на 121 млрд долларов. Основными статьями импорта были компьютеры, мобильные телефоны и одежда, тогда как наибольшую долю экспорта составили самолёты, соевые бобы и транспортные средства.

У Китая огромное активное сальдо торгового баланса с США. Получаемые прибыли Пекин использует для приобретения казначейских облигаций США, пишет эксперт клуба «Валдай», научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации Дэвид Лэйн. «Благодаря этому поддерживается курс американского доллара, а Китай со временем превратился в крупнейшего в мире долларового кредитора за пределами США», – отмечает он.

Американский долг Китаю к началу 2019 года достиг 1,12 трлн долларов. «Этому способствовали более низкие цены на товары китайского производства, – говорит Лэйн. – С одной стороны, выгоду получают потребители и компании, имеющие “дочек” или поставщиков в КНР, либо торгующие в розницу китайскими товарами в США. С другой стороны, вывод производства в Китай и другие азиатские страны обернулся массовой потерей рабочих мест: число занятых в обрабатывающей промышленности на территории США сократилось с 1998 по 2010 год на 34%. В финансовом отношении Китай, будучи держателем внешнего долга США, потенциально может влиять на их финансовую политику, так как массовая распродажа американских казначейских облигаций ослабила бы доллар и, возможно, привела бы к увеличению процентных ставок и росту стоимости заимствования».

В 2018 году торговый баланс между странами составил 419 млрд долларов. Дональд Трамп в рамках своей предвыборной кампании пообещал снизить его, чтобы вновь увеличить число рабочих мест в обрабатывающей промышленности США, которое сократилось с 40% в конце Второй мировой войны до менее чем 9% к настоящему времени в результате роста технологий и производительности труда, а также аутсорсинга в Китай.

Алан Кафруни, Колледж Гамильтона (США)

Для сохранения превосходства Америка уже не может обойтись одной только мягкой силой и начинает использовать жёсткую силу c элементами военного и экономического давления, пытаясь затормозить геоэкономические процессы и глобализацию, способствующие укреплению позиций Китая.

В качестве основного инструмента сдерживания торговой экспансии Поднебесной была выбрана тарифная политика, и в 2018 году спираль начала закручиваться. Президент Трамп ввёл повышенные ввозные пошлины на китайские товары в размере 50 млрд долларов. Китай ответил зеркально введением пошлин на американские товары на ту же сумму. Затем администрация Трампа ввела дополнительные 10% пошлины ещё на ряд товаров стоимостью 200 млрд долларов и пригрозила в перспективе поднять ставку до 25%. Китай в ответ обложил пошлинами экспорт из США ещё на 50 млрд долларов. Вслед за этим Вашингтон заявил о планах ввести пошлины и вовсе на весь импорт из Китая. В мае 2019 года США ввели 25-процентные пошлины. Китай в ответ также повысил пошлины на американский импорт. Пекин и Вашингтон провели 11 раундов консультаций по урегулированию торговых противоречий, однако найти выход из тупика пока не удалось.

Недальновидный Трамп: тарифы и ностальгия
Ричард Лахманн
Точно так же, как Трамп скучает по Америке, где большинство – белые европейского происхождения, а женщины подвластны мужчинам, он воображает, что можно восстановить систему занятости середины XX века, когда тяжёлая промышленность, нефть и уголь обеспечивали огромное количество рабочих мест.
Мнения экспертов

Большие надежды возлагались на встречу президента США и председателя КНР во время саммита G20 в японской Осаке 29 июня. На ней Дональд Трамп пообещал, что пока не будет вводить новые пошлины на китайские товары, и выразил уверенность, что у Вашингтона и Пекина есть хорошие шансы на заключение торговой сделки. Си Цзиньпин также отметил необходимость преодоления возникших трудностей, которые не соответствуют интересам обеих сторон.

По возвращении в Белый дом Трамп заявил, что американо-китайские переговоры уже возобновились. Но, по мнению президента, Китай имел значительное преимущество в торговле с США в течение многих лет. «Очевидно, что вы не можете заключить сделку 50/50, – сказал Трамп. – Это должна быть сделка, которая в некоторой степени смещена в сторону нашего преимущества». Вопрос – согласится ли на такие условия Китай?

Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан на брифинге 1 июля заявил: «Важной основой для возобновления консультаций является равенство и взаимное уважение. Что касается того, каким образом возобновить переговоры и что для этого сделать, то <…> торгово-экономические делегации двух стран в настоящее время обговаривают конкретные вопросы».

Сделка для американцев возможна только при наличии преференций для них, а для Китая – только на равноправных условиях. Переговорный процесс в таком ключе напоминает диалог персонажей из «12 стульев»: « – А можно так: утром стулья, а вечером – деньги? – Можно! Но деньги – вперёд!»

Следует отметить, что понимание равноправия у китайской стороны не всегда совпадает с точкой зрения партнёров. Агрессивная меркантилистская промышленная политика Пекина не раз вызывала недовольство у ЕС, Японии, Австралии и ряда других стран, отмечает старший научный сотрудник Центра международной безопасности им. Брента Скоукрофта Роберт Мэннинг. Уже были жалобы в ВТО на китайские требования о принудительной передаче технологий и на ограничения на прямые иностранные инвестиции в ключевых технологических отраслях. Поэтому, по мнению Мэннинга, эти страны могут поддержать позиции США в торговом споре.

Политические элиты США и многих других стран обеспокоены тем, каким образом Китай обеспечивает себе доступ на рынки других государств, а также его промышленной политикой, отношением к вопросам защиты интеллектуальной собственности и так далее. 

Клиффорд Капчан, Eurasia Group

Возможно, Трамп рассчитывал, что повышение тарифов и усиление экономических угроз в адрес Китая подтолкнёт Пекин к реформам, которые позволят снизить торговый дисбаланс и укрепить позиции американских компаний в стране через отказ от субсидий, отмену обязательной передачи технологий и прав интеллектуальной собственности. Но в условиях глобализации мир превратился в систему сообщающихся сосудов, и повышение тарифов вызвало панику на финансовых рынках в конце 2018 года. Стало очевидно, что для обеих сторон будет лучше заключить сделку: Трампу – чтобы избежать рецессии и закрытия китайского рынка для американских сельхозпроизводителей, что могло бы загубить его кампанию перед президентскими выборами 2020 года, a Си Цзиньпину – чтобы поддерживать темпы экономического роста и привлекательность Китая для иностранных инвесторов.

И США, и Китай проиграли бы от торговой войны. Вместе эти две страны составляют 40% мировой экономики, и поэтому Европа, где темпы экономического роста уже начинают резко снижаться, окажется под перекрёстным огнём, равно как и развивающиеся рынки, и в некоторой степени – Россия. 

Алан Кафруни, Колледж Гамильтона (США)

Если дело не будет улажено, прогнозирует научный директор отдела России и Евразии консалтинговой компании Eurasia Group Клиффорд Капчан, то потери понесут американский сельхозсектор, авиационная промышленность и другие отрасли. Кроме того, это сулит крупные неприятности американским компаниям, чьи цепочки снабжения завязаны на Китай.

Не удастся избежать рецессии и КНР. Её товары станут менее конкурентоспособными на рынке США, в стране сократится доступ к американским технологиям и ноу-хау. Также нельзя исключать, что, кроме дополнительного повышения пошлин, Вашингтон начнёт оказывать давление на своих торговых партнёров, подталкивая их сократить сотрудничество с некоторыми китайскими компаниями. Этот механизм вторичных санкций уже подтвердил свою эффективность в случае с Ираном. Многие европейские партнёры из страха потерять доступ к рынку США заморозили экономические связи с иранскими компаниями.

Что касается Китая, то в нём торговая война породила неуверенность в инвестиционном климате, это стало одной из причин замедления его экономического роста. <…> Для Китая в этом таится определённая опасность, так как замедляется осуществление важнейших экономических реформ. 

Клиффорд Капчан, Eurasia Group

«<Чтобы минимизировать издержки>, китайские компании уходят из систем поставок, которые уязвимы для санкций со стороны США, и вместо этого ищут способы нарастить производство либо у себя в стране, либо в сфере влияния Китая», – отмечает профессор в области международных отношений колледжа Гамильтона Алан Кафруни. Американские компании также начали сокращать снабжение из Китая, выбирая альтернативные источники. «Примечательно, что при этом производство в основном не возвращается в Соединённые Штаты: несмотря на риторику предвыборной кампании Трампа, ‟торговая война” не столько привела к обещанной реиндустриализации страны, сколько к стремлению американских корпораций расширить рынки, получить больше прибыли по всему миру и сохранить технологическое лидерство», – добавляет эксперт.

Несмотря на всевозможные трудности, Китай наверняка не откажется от своей модели развития, которую Си Цзиньпин назвал «новым Великим походом». Не откажется он и от претензий на равное с США место в мировой экономике. Это может привести к дальнейшему усугублению противоречий между странами и опусканию «экономического железного занавеса».

Торговая война: сделано в Китае, сделано в США
Александр Ломанов
На форуме АТЭС Си Цзиньпин и Майк Пенс не слушали выступления друг друга. Это недобрый символический знак, который указывает на снижение роли АТЭС как инструмента развития торговли и инвестиций в регионе.
Мнения экспертов

Волны затянувшегося американо-китайского торгового конфликта захлестнут всю мировую экономику, спровоцировав падение котировок на фондовых биржах не только в США, но и по всему миру. По оценкам МВФ, ущерб от замедления экономического роста в 2020 году достигнет 0,5% от мирового ВВП и составит 455 млрд долларов.

Как способствовать, а не препятствовать росту мировой экономики Кристин Лагард
Когда министры финансов и управляющие центральных банков Группы 20-ти встретятся на этой неделе в Фукуоке, они смогут почерпнуть вдохновение у города, в котором будет проходить эта встреча. Известный в Японии как «город стартапов», Фукуока в последние десятилетия процветает благодаря использованию торговли, инноваций и открытости.
 

Это превышает, например, величину экономики Южной Африки. Кроме того, возможно, в условиях экономического спада Трамп продолжит повышать торговые пошлины и для других, даже более лояльных партнёров.

Действия президента Трампа и его переговорный стиль внушают опасения руководству многих государств. Трамп явно нацелен на частое повышение ввозных пошлин и даже пригрозил пересмотром заключённых им самим соглашений (например, он до сих пор отказывается отменить раздел 232-й указа об увеличении пошлин на ввоз стали и алюминия из Канады). Торговая политика американского президента побудила многие страны Азиатско-Тихоокеанского региона к поиску возможностей сокращения рисков и установлению торговых отношений с более широким кругом партнёров. 

Клиффорд Капчан, Eurasia Group

На макрорегиональном уровне политика Соединённых Штатов, и в частности выход из договора о Транстихоокеанском партнёрстве (ТТП), переход к управляемой торговле, тарифные удары по ключевым союзникам, таким как ЕС, Канада и Япония, привели к тому, что формат сотрудничества меняется с многостороннего на серию двухсторонних соглашений. Союзники и партнёры США в Азии и Европе начали предпринимать всё более серьёзные усилия, пытаясь оградить себя от рисков, связанных с неопределённостью, говорит Роберт Мэннинг. «Япония настояла на подписании ‟всеобъемлющего и прогрессивного” договора по ТТП без участия США (CPTPP), ЕС лихорадочно подписывает торговые соглашения с партнёрами. Усиление роста двусторонней торговли – важный момент становления постамериканской торговой системы, – отмечает он. – Важно то, что ‟хеджирование рисков” распространяется и на сферу безопасности, поскольку очернение Трампом и союзников, и альянсов вызывает растущие сомнения в надёжности США».

Выйти или войти? Возможно ли вступление США в обновлённое Транстихоокеанское партнёрство
Александр Рогожин
К администрации Трампа, по-видимому, пришло понимание того, что США не могут ограничиваться выгодами двусторонних торговых отношений, игнорируя преимущества участия в международных торговых соглашениях. К тому же практика показала, что такие соглашения могут создаваться и функционировать без США. Соответственно, под вопрос ставится лидерство в них, что особенно заботит американское руководство. Поэтому вступление США в новое ТТП вполне вероятно.
Мнения экспертов

Перестройка системы международной торговли может быть одним из предвестников будущего кризиса. Как отметил министр экономического развития России Максим Орешкин, участвовавший в экспертной дискуссии клуба «Валдай» в преддверии саммита G20 в Японии, грядущий кризис будет принципиально отличаться от предыдущего причинами и последствиями. Период, когда торговля была драйвером глобальной экономики, а через разделение труда создавалась новая добавленная стоимость, подходит к концу, пояснил министр. В этих условиях возникает запрос на новую модель глобализации.

К числу актуальных рисков для глобальной экономики Орешкин отнёс рост тарифов и ограничения на доступ к технологиям и образованию. Когда товары перемещаются свободно, а технологии оказываются под запретом, происходит технологическая монополизация со стороны отдельных стран.

Чтобы вывести из тупика диалог США и КНР о торговле, нужно разобраться в истинных причинах этого конфликта. Главной из них стала претензия Пекина на пересмотр глобальной геополитической картины мира и места в ней Китая. У Пекина и Вашингтона разные взгляды на то, как государствам надлежит участвовать в мировом порядке.

Китай покончил с экономической зависимостью от Запада, руководившего его технологическим развитием, и поднялся на ступень конкурентной взаимозависимости с Западом. Стороны поменялись местами, Китай превратился в успешного конкурента. Столкнувшись с растущей экономической мощью КНР, США принялись устанавливать свои собственные, выгодные для них самих правила международной торговли. 

Дэвид Лэйн, Колледж Эммануэль Кембриджского университета

Для сохранения преимущества в XXI веке администрация Трампа пытается сохранить превосходство в высокотехнологичных отраслях промышленности. В первую очередь в производстве двигателей и транспортных средств, новых материалов и электроники, в генной инженерии и фармацевтике.

15 мая 2019 года власти США запретили китайскому телекоммуникационному гиганту Huawei торговать своей продукцией на рынке США и ввели строгие ограничения на продажу компании Huawei товаров американских фирм. Этот шаг дополнительно усилил напряжённость в отношениях между США и Китаем.

США vs Китай: финансовый театр военных действий
Александр Лосев
Дальнейшая эскалация США торговой войны с Китаем будет иметь крайне негативные последствия для большинства стран и их экономик. Финансовый рынок может легко превратиться в отдельный «театр военных действий». Агентство Bloomberg сообщило, что Китай может сбросить принадлежащие ему казначейские облигации США на 1,13 трлн долл. из-за новых американских тарифов. Мировые СМИ наивно написали, что это будет «удар по доллару». На самом деле если это произойдёт, то доллар напротив укрепится к большинству мировых валют. О том, какие у Китая есть варианты действенных ответных мер.
Мнения экспертов

Есть все основания полагать, что продолжением торговой войны будет технологическая война. Президент России Владимир Путин, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, затронул ситуацию вокруг китайской компании Huawei и определил её как «первую технологическую войну наступающей цифровой экономики».

Администрация Трампа не хочет, чтобы американские фирмы, особенно те, что занимаются разработкой инновационных или «прорывных» технологий, зависели от поставщиков из Китая. Это несёт значительные угрозы для всей мировой экономики.

«Из-за ‟расстыковки” между ними замедлится темп инновационной деятельности, – говорит эксперт клуба “Валдай” научный директор отдела России и Евразии консалтинговой компании Eurasia Group Клиффорд Капчан. – Значительный объём инноваций как раз давало сотрудничество американских и китайских фирм. В этом контексте замедлится осуществление мегапроектов типа разработки технологий 5G и увеличится её стоимость. Более того, в сторону ‟расстыковки” начнут смещаться и важнейшие участки мировой экономики, в том числе секторы инноваций и национальной безопасности». Начнётся деление мира по технологическим стандартам.

Мир ждёт борьба между двумя странами за доступ к крупным рынкам третьих стран – например, за выход на рынки Бразилии и Индонезии. Применительно к сферам инноваций и национальной безопасности большинство стран и их компаний будут вынуждены сделать выбор между США и Китаем. Власти будут стремиться гарантировать стабильные поставки товаров и услуг, а компании постараются избежать использования разных стандартов, а также любых негативных последствий тарифных войн. 

Клиффорд Капчан, Eurasia Group

Глобальная конкуренция между Вашингтоном и Пекином будет усиливаться вне зависимости от продвижения на торговом треке. Коммуникационные и квантовые технологии, искусственный интеллект, робототехника, биоинженерия – вот те области, в которых между США и Китаем в ближайшие десятилетия будет разворачиваться борьба за преобладание в мировой экономике, считает Клиффорд Капчан. Избежать такой структурной и опасной конкуренции будет трудно, а то и вовсе невозможно.

В итоге Западу придётся признать, что экономический полюс мира сместился в сторону Китая и с интересами этого гиганта нельзя не считаться, так как цена конфликта может оказаться неприемлемо высокой для всех.

Западным державам придётся смириться с подъёмом Китая и либо привлечь его к участию в гегемонистском ядре, либо приготовиться к появлению державы, намеренной бороться с гегемонизмом. 

Дэвид Лэйн, Колледж Эммануэль Кембриджского университета

Стоит ли и дальше повышать ставки? Да и вообще, можно ли победить в торговой войне в условиях глобального мира? Уже давно нельзя однозначно сказать, в какой именно стране производится тот или иной товар. Потому что в условиях глобализации технологические цепочки широко разветвлены и охватывают десятки стран без привязки к границам и расстояниям. Выстраивание препятствий для свободного перемещения товаров и капитала приводят к издержкам для всех сторон. Это не раз было доказано в истории. Даже ярый сторонник протекционизма 25-й президент США Уильям Мак-Кинли в конце концов признал, что «торговые войны не приносят прибыли» и избежать противостояния помогут доброжелательность и дружественные торговые отношения. Спустя более 100 лет его совет остаётся актуальным и к нему стоит прислушаться.

Американо-китайские отношения: чем закончится торговая война белой и чёрной кошек
Дэвид Лэйн
Западным державам придётся смириться с подъёмом Китая и либо привлечь его к участию в гегемонистском ядре, либо приготовиться к появлению державы, намеренной бороться с гегемонизмом, считает почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации Дэвид Лэйн.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.