Танкерный инцидент в Гибралтаре: неочевидная легитимность

Задержание властями Гибралтара иранского танкера привело к обострению ирано-британских отношений с перспективой последующей эскалации. Предположительно, перевозимая иранцами нефть предназначалась для сирийского правительства. Тегеран уже пригрозил ответить задержанием британских судов. Между тем власти Гибралтара продлили арест танкера на две недели. То есть шансы на то, что кризис получит дальнейшее развитие, возрастает, пишет Иван Тимофеев, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Основанием для задержания иранского танкера стало предположительное нарушение им режима санкций ЕС против Сирии. В многочисленных публикациях в прессе этот факт упоминается как самоочевидный. Однако ссылка на санкции ЕС вызывает серьёзные вопросы. Действительно, Брюссель ввёл против правительства Башара Асада масштабные экономические ограничения. Большая их часть действует с 2011–2012 годов. Но легитимность задержания танкера со ссылкой на санкции ЕС до конца неочевидна. Брюссель может оказаться в сложном положении. Судно задержано со ссылкой на право ЕС, что потенциально делает Брюссель стороной конфликта.

Танкерные инциденты: кто моргнёт первым?
Иван Тимофеев
Танкерные инциденты в Оманском заливе порождают опасную конфликтную ситуацию. После обвинений США в адрес Ирана вероятность военного столкновения существенно возрастает. Для начала открытых боевых действий сложилось несколько важных обстоятельств, пишет Иван Тимофеев, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения экспертов

Санкции ЕС против Сирии в основном регламентируются двумя документами Европейского совета – Решением №2013/255/CFSP (далее – Решение 255) и регулятивными положениями об ограничительных мерах по ситуации в Сирии №442/2011. Статья 5 решения №255 напрямую касается нефтяной тематики. Она запрещает импорт и транспортировку из Сирии сырой нефти и нефтепродуктов. Запрет распространяется на финансирование и страхование подобной деятельности. Однако в статье 5 ничего не говорится о запрете на поставку нефти в саму Сирию. Такой запрет распространяется на поставки авиационного топлива (статья 7a), но в данном случае он не имеет отношения к нефти. Статья 8 запрещает поставки в Сирию оборудования и технологий для добычи нефти и газа, а также обслуживание такого оборудования. Но в ней опять же ничего не говорится о самой нефти.

Намёк на обоснование ареста содержится в комментарии главного министра Гибралтара Фабиана Пикардо. Он упоминает, что предположительно иранская нефть может предназначаться для сирийского нефтеперерабатывающего предприятия Banias Refinery. Предприятие включено в санкционный список ЕС по Сирии, который является приложением к Решению 255. Компания была внесена в список 23 июля 2014 года. Основание – финансовая поддержка сирийского режима. В подобной логике основанием для ареста, по всей видимости, могла бы послужить статья 1 Решения 255. Она запрещает поставки любых товаров, технологий и оборудования, которое можно использовать для внутренних репрессий в Сирии. Однако в статье прямо упоминается о том, что запрет действует в отношении стран – членов ЕС. В нём ничего не говорится об экстерриториальном действии санкций, то есть об их применении в отношении третьих стран, включая Иран.

Впрочем, определённую зацепку даёт статья 26. В ней указывается, что если у страны – члена ЕС есть разумные основания считать, что то или иное судно перевозит в Сирию запрещённые грузы, она должна провести инспекцию. В случае подтверждения предположений груз должен быть конфискован и поступить в распоряжение страны-члена. Иными словами, правовая аргументация, судя по всему, сводится к тому, что нефть иранского танкера предназначена для находящегося под санкциями сирийского предприятия. А значит, судно может быть задержано и досмотрено, а его груз впоследствии изъят. Основной вопрос состоит в том, как именно смогут власти Гибралтара и Великобритании доказать, что нефть предназначалась именно для Banias Refinery? Ведь теоретически танкер мог прийти в порт любой другой страны и передать нефть любому другому нефтеперерабатывающему заводу. Далеко неочевидно, что документация задержанного танкера ясно и недвусмысленно отражает участие Banias Refinery.

Примечательно, что в настоящее время ЕС не может использовать в качестве основания для ареста танкера санкции против Ирана. В отличие от США ЕС не выходил из СВПД, а значит не возобновлял действие ограничений на импорт иранской нефти. Такие ограничения не предусмотрены и резолюцией СБ ООН 2231. Однако в деле всё же прослеживается американский след, тем более что сам Вашингтон в лице Джона Болтона приветствовал арест танкера, а по мнению министра иностранных дел Испании Жозепа Борелля, задержание произошло по просьбе США.

Власти Великобритании и Гибралтара вполне могли руководствоваться американским законодательством, а также рекомендациями отдельных американских ведомств. Аналогично законодательству ЕС, США также запрещают покупку сирийской нефти (исполнительный указ 13582 2011 года). Banias Refinery внесена в SDN-лист минфина США, то есть любое коммерческое взаимодействие с ней в юрисдикции США запрещено. Указом 13846 6 августа 2018 года Дональд Трамп запретил экспорт нефти из Ирана, а затем отменил исключения, ранее существовавшие для восьми стран. Кроме того, 25 марта текущего года минфин США выпустил рекомендации для международного сообщества относительно санкционных рисков транспортировки нефти с участием Ирана и Сирии. Компания Banias Refinery в документе упоминается прямым текстом.

Иными словами, санкции США вполне могли выступить ориентиром при аресте танкера. В этой связи участие американских властей становится важным вопросом. Если арест осуществлён по запросу США, то его основанием должно служить американское законодательство. В таком случае ссылки на санкции ЕС со стороны властей Гибралтара выглядят странными. Если же основанием всё же являются санкции ЕС, то предстоит доказать, что нефть предназначалась именно Banias Refinery.

В любом случае Брюсселю целесообразно дать подробный публичный правовой комментарий по аресту иранского танкера, так как применение силы осуществлено со ссылкой именно на право ЕС. Без чёткого разъяснения оснований для задержания судна со стороны ЕС претензии Тегерана остаются закономерными, а затягивание вопроса будет лишь усиливать политическую напряжённость. С иранской стороны также целесообразен публичный и детальный правовой взгляд не ситуацию. Диалог в правовых терминах предпочтительнее, чем взаимные угрозы.

Видеоинфографика: Контроль над вооружениями
Сегодня контроль над вооружениями находится в кризисе и всё чаще становится предметом манипуляций. Хотя в мире ещё существует ряд международных организаций, призванных решать эту проблему, их эффективность часто ставится под сомнение. В 2018 году администрация Дональда Трампа объявила о возможном расторжении договора РСМД 1987 года. Это фактически может означать начало новой холодной войны между США, Россией и Китаем и ещё один виток гонки вооружений.
Инфографика
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.