Танец дракона со слоном. К визиту Моди в Китай

Двухдневный «неформальный» саммит между председателем КНР Китая Си Цзиньпином и премьер-министром Индии Нарендрой Моди 27–28 апреля оказался весьма «неординарным», как заметил Си, когда приветствовал Моди. Несмотря на «неофициальный» формат, саммит в городе Ухань в центральной части Китая, как сообщает Global Times, содействовал «широкому консенсусу» благодаря «углублённому обмену идеями по вопросам глобального, долгосрочного и стратегического значения».


Неофициальный, но важный визит

В течение двух дней большая часть девятичасовых переговоров была посвящена стратегии развития отношений и обмену опытом управления между двумя крупнейшими странами мира. Си проинформировал Моди о подходах Китая к урбанизации, взаимодействию между городом и деревней, а также о том, что Китай уделяет основное внимание качеству жизни через «снабженческую сторону» экономики, что означает структурные изменения для производителей для удовлетворения конкретных потребностей населения Китая. Остаётся неясным, как будут взаимодействовать «новая эра социализма с китайской спецификой» Си и «новая Индия» Моди.

Для Си взаимное доверие является ключом к стабильности в развитии двусторонних отношений. Китайско-индийские отношения имеют стратегическое значение, поскольку две крупные азиатские державы являются не только наиболее быстро развивающимися рынками, но и основными силами в условиях глобальной многополярности и экономической глобализации. «Обе стороны согласились с необходимостью укрепления стратегической коммуникации посредством более широких консультаций по всем вопросам, представляющим общий интерес», – сказал секретарь по иностранным делам Индии Виджай Гокхале после саммита.

Помимо двусторонних связей, стороны договорились о содействии строительству открытого, многополярного и глобального экономического порядка. Мирные и стабильные индийско-китайские связи сыграли бы позитивную роль для глобального управления.

Индийско-китайское соперничество и интересы России Андрей Сушенцов
Международное соперничество стало новой нормой международных отношений. Многие считают, что центральный процесс в мире сейчас – это борьба США с «ревизионистскими державами» – Россией и Китаем. Об этом недвусмысленно сказано в новой версии американской Стратегии национальной обороны, провозгласившей возврат соперничества великих держав в международные отношения.


Американский фактор

Было бы наивно ожидать, что все острые проблемы между двумя крупнейшими азиатскими странами будут решены на одном саммите. Однако эта неофициальная встреча состоялась на фоне повышенного давления США на Китай, в частности – с учётом американской стратегии в индо-тихоокеанском регионе, где Индии отводится особая роль в сдерживании постоянно растущего Китая. Двухдневный саммит, видимо, улучшил взаимное доверие, так что приглашение Моди для Си посетить с визитом Индию было немедленно принято.

Любое улучшение отношений с Индией уменьшило бы вероятность создания С-образного окружения Китая в рамках американской стратегии «Индо-Тихоокеанского региона». Моди со своей стороны подчеркнул, что Индия проводит независимую внешнюю политику, особенно что касается глобализации, мультилатерализма и демократизации международных отношений. Эти концепции противоречат односторонности подходов Трампа и его американизму. Пекин хотел бы видеть, как Индия оправдывает свою независимую позицию в мировых делах.


Двусторонние вызовы и возможности

Помимо геополитики, у Индии и Китая есть немало двусторонних проблем. Хотя проблема Тибета контролируется, она не исчезла совсем. Тень войны с Китаем в 1962 году по-прежнему нависает над Индией. Проблема Кашмира и проект экономического коридора между Китаем и Пакистаном на сумму 62 млрд долларов остаются раздражителями для Индии. Тем не менее неофициальный саммит представляет собой первый шаг для двух гигантов, которые после нескольких лет взаимных подозрений будут продвигаться к более прагматичным отношениям.

По данным индийских СМИ, одним из конкретных результатов неформального саммита стало «стратегическое указание... военным двух стран наладить коммуникации в целях укрепления доверия, взаимопонимания и повышения предсказуемости и эффективности управления в пограничных вопросах». Обязательство по укреплению мер доверия между военными было весьма своевременным и очень важным, учитывая 73-дневное противостояние в июне–августе 2017 года в пограничном районе Доклам. Теперь обе стороны заверили друг друга, что на их совместной границе протяженностью 3488 км не будет повторения столкновений, которые привели к заморозке связей.

Конфликт на плато Доклам: причины и возможные последствия Алексей Куприянов
Индийско-китайская «война слов» из-за пограничного конфликта на плато Доклам, начавшаяся больше месяца назад, в середине июля перешла в горячую фазу. Пакистанские СМИ сообщили о нанесении НОАК ракетного удара по позициям индийской армии на территории Бутана и о массовых жертвах среди индийских военнослужащих. Сообщение, по счастью, оказалось «уткой», но успело вызвать взрыв паники. Какие цели преследуют участники, насколько велик риск перерастания конфликта в горячую фазу и какую роль в этом может сыграть информационная война, которую ведут все стороны?

Для Индии заявленная внешнеэкономическая политика Китая предоставляет Индии конкретные выгоды, в то время как американский фактор по-прежнему остаётся неопределённым. Торговый оборот Индии с Китаем неуклонно растёт с 2014 года. В 2017 году двусторонняя торговля выросла на 20% до 84,4 млрд долларов, а экспорт Индии в Китай подскочил на 40%. Между тем инвестиции Китая в Индию выросли на 40%, поскольку крупные китайские компании по производству электроники и бытовой техники продолжают инвестировать в Индию. Всё это требует синхронизации двусторонних отношений в постоянно меняющемся мире, где более трети населения (2,6 миллиарда) – китайцы и индийцы. Польза от сотрудничества наверняка больше, чем от конфронтации. Си и Моди, похоже, выбрали первое.


Танец дракона и слона = мечта медведя?

По мере ослабления «американской мечты» после десятилетий интервенционизма и с появлением «китайской мечты» Си Цзиньпина объединение усилий двух азиатских гигантов вполне может стать «мечтой» и для России – в плане превращения Евразии в независимый мировой субъект вне границ господствующего на Западе либерального мирового порядка.

На протяжении десятилетий после представления в 1990-е годы концепции Примакова о трио «Россия – Индия – Китай» (RIC) в качестве противовеса однополярному миру индокитайская сторона треугольника была слабым звеном. Усилия России по включению Индии в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) рассматривались как инструмент уравновешивания постоянно растущего Китая как в рамках ШОС, так и за её пределами. Саммит «Си – Моди» представляет собой первый шаг к созданию более ровной евразийской лиги перед лицом шаткой и непредсказуемой международной обстановки.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.