Авария в Баумгартене: «газовая солидарность» ЕС под вопросом?

18.12.2017

Авария в австрийском газовом хабе Баумгартен показала все издержки спотового мышления Брюсселя, пишет заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Чиновники Еврокомиссии любят порассуждать о том, какого прогресса достиг газовый рынок в ЕС (разумеется под их чутким руководством), в сфере развития спотовой торговли природным газом. Они бодро докладывают, что значительная часть долгосрочных контрактов на поставку газа в Евросоюз теперь привязана к ценам на так называемых «хабах», площадках, где можно купить или продать спотовые объёмы, и это есть единственно верный и надёжный индикатор ценообразования для европейских потребителей.

И вот 12 декабря эта благостная картина разрушилась как карточный домик, или как карьера актёра, игравшего главного героя в одноимённом сериале. Два чрезвычайных происшествия – взрыв и пожар на газопроводе в районе австрийского газового хаба в Баумгартене, через который, кроме Австрии, снабжаются Словения, Хорватия, часть Венгрии и почти весь промышленно развитый север Италии. Снабжаются российским газом, практически в полном объёме идущим в Баумгартен через территорию Украины. Это привело к полной остановке транзита газ через Австрию и объявлению в Италии режима чрезвычайного положения. 

Те самые спотовые рынки оказались в состоянии грогги. Цены на торговой площадке в самом Баумгартене, пригороде Вены, название которого дословно переводится как «сад деревьев», скакнули на 50%. Это при том, что Gas Connect – оператор газотранспортных сетей Австрии – не вводил ограничений на поставку газа для потребителей страны. Спотовая цена газа в Италии просто улетела в космос, превысив 1000 долларов за тыс кубометров, в 3,5 раза выше, чем днём ранее, и в 4,5 раза больше, чем стоит газ по долгосрочным контрактам «Газпрома».

Регуляторы против рынков: сага «Северный поток-2» продолжается Марат Тертеров
Нельзя сказать, что в Европе будет тотальная агрессия в отношении российского газа и российских трубопроводов – следует ожидать больше решений, основанных на фундаментальных факторах рынка: предложении, спросе и цене. Успех проекта «Северный поток – 2» определят, скорее, они, нежели действия национальных регуляторов, подобные тем, что мы видели в Дании.

И нужно сказать, что из баланса поставок выпало всего 75 млн кубометров газа. Это чуть больше 10% суточного экспорта «Газпрома» в Европу и Турцию. Для Австрии это более существенная цифра – около 60% потока газа, поступающего в страну для собственных нужд и транзита. Даже для итальянцев картина не была столь драматичной. Поток газа российского происхождения со стороны Австрии, по данным оператора итальянской газотранспортной системы Snam Rete, 12 декабря сократился на 70 млн кубометров к предыдущему дню. Но в общем суточном балансе Италии это всего 20%. В итоге на 30 млн сократилось потребление газа, на 30 млн кубометров увеличился отбор газа из хранилищ, причём он был произведён из стратегических резервов, созданных согласно европейским директивам, а не из коммерческих запасов. И ещё на 10 млн кубометров увеличились поставки из Алжира.

Всё. Никакой солидарности и увеличения поставок из других стран ЕС норвежского или голландского газа, о чём постоянно говорят в Брюсселе как об одном из достижений нового газового уклада в Европе. Тут, правда, имели место объективные причины – в этот же день возникли технические проблемы с поставками газа из Норвегии и британского сектора Северного моря. И уж тем более никакого увеличения поставок сжиженного природного газа, который давно, хотя и заочно, объявлен спасителем Европы от российской зависимости. А в итоге на рынках паника – и ценовое ралли до небес. Благо, что австрийцы смогли оперативно решить проблему и возобновили транзит всего через 15 часов после взрыва.

Какие уроки из этого можно извлечь, кроме очевидного – ни один маршрут не может быть лишним для Европы, что бы ни твердили говорящие головы в Брюсселе, Варшаве или Вашингтоне, пытаясь противостоять «Северному потоку-2» или «Турецкому потоку»? Во-первых, спотовые площадки, даже самые ликвидные критически зависимы от состояния инфраструктуры. Мало того, что они сами по себе крайне волатильны, так ещё на них регулярно происходят панические взлёты или, наоборот, обвалы. И для потребителей газа, и для производителей это является огромным фактором риска, крайне нежелательным для устойчивого развития и энергетической безопасности. Во-вторых, два года назад Еврокомиссия провела умозрительные стресс-тесты, что будет, если Россия прекратит поставки полностью или только через Украину. Сама по себе постановка вопроса была политической. Якобы Россия может оставить Европу без газа, а мы – европейцы – за счёт солидарности, ПХГ и СПГ сможем это преодолеть, опять-таки за счёт «дальновидных» решений Брюсселя. Реальный трагический стресс-тест показал, что эти механизмы не работают, а спотовые рынки бьются в истерике. И если, не дай Бог, случится настоящий затяжной транзитный кризис на Украине, особенно во второй половине зимы, когда хранилища уже обычно опустошены, а холода могут быть вполне себе сибирскими, то это будет настоящая катастрофа и для европейской энергобезопасности, и для российских интересов.

А набор рисков, которые могут спровоцировать этот транзитный кризис, отнюдь не исчерпывается неисправностью фильтрсепаратора, озарившей небо над Баумгартеном. Только для того, чтобы их перечислить, потребуются пальцы обеих рук, начиная с политической нестабильности на Украине, возможности обращения взыскания на транзитный газ смехотворного антимонопольного дела Киева против «Газпрома» и заканчивая банальной изношенностью украинской газотранспортной системы, построенной 40 и более лет назад.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Стабилизация Западных Балкан: «фантомная боль» Европейского союза
14.02.2018
На прошлой неделе Еврокомиссия обнародовала свою стратегию для Западных Балкан, обозначив 2025 год как дату, когда в ЕС могут вступить Сербия и Черногория, а вслед за ними – Албания, Босния и
Спасаясь бегством: зачем Европейскому союзу интеграция Западных Балкан
12.02.2018
Европейский союз, исходя из опыта минувших лет, решился на неожиданный шаг: на днях была определена геостратегическая цель, а именно – интеграция Западных Балкан. Замкнувшийся в себе и потрёпанный

Эксперт: 
Габор Штир
Что стоит за британскими предостережениями относительно России?
01.02.2018
Если бы вы были инопланетянином и провели в Соединённом Королевстве последние несколько недель, вам было бы простительно думать, что русские варвары вот-вот начнут своё коварное вторжение. С суши, с

Эксперт: 
Мэри Дежевски

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться