Стратегическая конкуренция в Восточной Европе и роль Белоруссии

Выдвигая экономические требования в отношении России, Минск одновременно опасается потерять собственную субъектность в ходе очередного этапа экономической интеграции. Указывая на независимость своей позиции, официальные лица в Минске выступают с всё более резкими официальными заявлениями, подчёркивающими суверенитет белорусского государства, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов. Однако эти риторические манёвры всё же не затеняют принципиального факта о чёткой определённости геополитического выбора Белоруссии в пользу России.

В Восточной Европе продолжается стратегическая конкуренция за влияние между Россией и Западом. Несмотря на то, что в регионе сложилась жёсткая конфигурация военно-политических структур – НАТО и ОДКБ, ключевые игроки на Западе считают, что вопрос о геополитическом выборе отдельных стран до конца не решён. Этот стратегический оппортунизм создаёт нервозную ситуацию и потенциально способен привести к региональному кризису.

Крупным источником напряжённости в российско-западных отношениях остаётся острый кризис вокруг Украины. Он также создаёт особый фон для выяснения хозяйственных отношений между Москвой и Минском. Польша, Литва и Соединённые Штаты, как и некоторые другие страны, вдруг стали ставить вопрос о геополитическом выборе Белоруссии. Они исходят из чистого оппортунизма, не имея никаких дальнейших планов или хоть сколь-либо существенных предложений. Действуя скорее дезорганизующе, чем конструктивно, они нагнетают напряжение в отношениях Москвы и Минска, руководствуясь классическим положением стратегической мысли: «Лучшая война – разбить замыслы противника».

Искры и форматные трудности российско-белорусских отношений
Евгений Прейгерман
Сочинская встреча 21 сентября продемонстрировала две форматные трудности в отношениях Белоруссии и России. Первая заключается в том, что почти всегда для разрешения проблем требуется личное участие президентов. Вторая – недостаток предсказуемости. Пока многие западные комментаторы рассуждают о «новом СССР» и геополитической основе ЕАЭС, для Белоруссии интеграция – это прежде всего механизм экономической предсказуемости. Если статус-кво по обеим форматным проблемам сохранится, то российско-белорусские отношения будут и дальше «искрить» с высокой периодичностью.
Мнения экспертов

Почвой для подобных инициатив стало некоторое смятение, которое воцарилось в Минске. Оно вызвано, во-первых, торможением экономического роста вследствие дисбалансов национальной экономики и её значительной зависимости от российского рынка. Среди стран ЕАЭС Белоруссия одной из первых пострадала от экономического кризиса 2014 года и падения цен на нефть. В стране низкие или отрицательные темпы экономического роста, которые снижают поддержку правительства со стороны населения. Помимо этого, давление оказывают местные националисты и всё более активно выступающая либеральная оппозиция, призывающие пересмотреть стратегические константы Минска, которые предполагают союз с Россией.

Некоторую роль играет и непоследовательная линия официального Минска в отношениях с Россией. На фоне критики российского курса на «прагматизацию» отношений белорусские элиты призывают Россию сформулировать масштабное интеграционное предложение, которое сняло бы напряжение с белорусской экономики. По сути, это требование уступок от Москвы по ряду чувствительных экономических вопросов. Белорусскому правительству необходимо продемонстрировать собственному населению заметное в краткосрочной перспективе улучшение уровня жизни, падение которого в последние годы многие в Минске связывают с чрезмерным уровнем интеграции национальной экономики с российской. Главное опасение правительственных кругов состоит в постепенной эрозии политического консенсуса вокруг фигуры белорусского президента.

Выдвигая экономические требования в отношении России, Минск одновременно опасается потерять собственную субъектность в ходе очередного этапа экономической интеграции. Указывая на независимость своей позиции, официальные лица в Минске выступают с всё более резкими официальными заявлениями, подчёркивающими суверенитет белорусского государства.

Однако эти риторические манёвры всё же не затеняют принципиального факта о чёткой определённости геополитического выбора Белоруссии в пользу России. Этот тезис звучал на недавно прошедшей в Минске конференции «Минский диалог». Конференция собрала ведущих специалистов по европейской безопасности из России и Запада. Западных экспертов собрали для того, чтобы представить ключевой тезис белорусской дипломатии о необходимости избегания военной эскалации в регионе, российских – чтобы профессионально усилить этот аргумент (российская делегация была представлена на высоком уровне и была наиболее многочисленной). Белорусские руководители призывали к ответственному поведению в вопросах европейской безопасности. Была вновь озвучена инициатива о запрете размещения в Европе ракет средней и меньшей дальности, которая получила поддержку российского президента.

В Восточной Европе в целом распространено обострённое восприятие угроз безопасности. В Варшаве, Вильнюсе и Минске боятся вновь стать полигоном противостояния великих держав. Но если в Минске не хотят нагнетать напряжённость, призывая не дислоцировать в регионе больше танков, то в Вильнюсе и Варшаве действуют от обратного, считая, что чем больше американских танков, тем лучше. Причина подобной асимметрии восприятия в том, что если Польше и Литве не хватает внимания США и гарантий безопасности с их стороны, то многим в Минске кажется, что российского внимания региону и так избыточно много. Они боятся, что необдуманные действия какой-то из стран НАТО толкнут Россию к решительным действиям.

Визит Болтона в Минск: избежать ловушки недопонимания в белорусско-российских отношениях
Евгений Прейгерман
29 августа советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон совершил визит в Белоруссию, в ходе которого встретился с ее президентом Александром Лукашенко. Отношение Запада к этой стране до сих пор было сложным: с одной стороны, ее мало воспринимали всерьёз, с другой – считали несамостоятельной. О значении этого визита, стратегических интересах Минска и о том, как избежать недопонимания между Белоруссией и Россией, рассказывает руководитель экспертной инициативы «Минский диалог» (Белоруссия), докторант Уорикского университета (Великобритания) Евгений Прейгерман.
Мнения экспертов

Действительно, риск военного обострения в Европе сейчас больше, чем в 1995 году. Но всё же он существенно меньше, чем в 1985 году. Да, военные учения НАТО «Defender 2020» вызывают тревогу, как и стремление Польши разместить на своей территории военную базу США. По-прежнему тревожит безответственность европейских элит, которые разочаровались в возможностях улучшения отношений с Россией, погрузились в либеральную демагогию и делегировали разработку стратегии в отношении Восточной Европы амбициозным карьеристам с радикальными взглядами.

Но всё же угрозы масштабного военного кризиса, сопоставимого с событиями 1913 или 1938 годов, нет. Выражаясь метафорически, по сравнению с НАТО времен холодной войны нынешняя НАТО – это семинар по безопасности. Уровень милитаризации в Европе сейчас кратно ниже уровня 1991 года. Особняком стоит украинский кризис, своего рода автомобильная катастрофа, которую можно было избежать, но которая всё равно произошла из-за безответственности и бессмысленно рискованной политики украинских и западных элит.

Ожидать государственной мудрости от США сейчас сложно – тем более сложно ожидать её от Польши и Литвы. Но если в США внешнеполитический процесс дезорганизован и расфокусирован, то попытки Польши и Литвы повлиять на Белоруссию обоснованы их страхом в отношении России. Стратегическое поражение для них состоит в эффективно работающем союзном государстве России и Белоруссии. В отсутствие возможности непосредственно повлиять на российско-белорусский консенсус Варшава и Вильнюс развивают непрямое гуманитарное влияние на Белоруссию. Это делает внутриполитический фронт ключевым в стратегической конкуренции в Восточной Европе.

По сути, эта конкуренция состоит в борьбе за сохранение субъектности. Запад стремится размыть самостоятельность Белоруссии, ставя под вопрос её геополитический выбор и стремясь подорвать её веру в себя. Российский интерес состоит в сохранении сильной и союзной Белоруссии – возникающая синергия усилий служит надёжной гарантией мира в регионе. В отличие от Украины Белоруссия всегда была надёжным союзником России. Её элиты твёрдо держали руль ровно вне зависимости от внешнеполитической конъюнктуры. В интересах России создать ситуацию, которая в конечном итоге облегчила бы экономическое положение в Союзном государстве и сняла бы груз общественного давления на правительство союзника. Чем Россия определённо отличается от своих конкурентов на Западе, так это тем, что она никогда не бросала своих союзников и всегда выполняла обязательства.

Усиливают или ослабляют свою собственную субъектность Польша и Литва, приглашая США: «Придите и владейте нами»? Капризная опора на «старших» в настоящей потасовке редко даёт результат. Если польские и литовские элиты будут настаивать на том, что геополитические приоритеты Белоруссии всё ещё открыты, то Москва оставляет за собой право поставить вопрос о геополитических приоритетах самих Литвы и Польши. И начать деятельно влиять на их внутриполитическую дискуссию.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.