Можно ли спасти то, что осталось от ДРСМД?

Время Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности стремительно истекает. В начале августа администрация Дональда Трампа окончательно выйдет из соглашения с Россией. И хотя ещё не слишком поздно найти дипломатическое решение и принять меры контроля над вооружениями, которые позволили бы спасти то, что осталось от ДРСМД, становится всё более очевидным, что ни так называемый «преступник» – Россия, ни «обвинитель» – США – не желают идти на компромисс, пишет Ульрих Кюн, заместитель руководителя Департамента по контролю над вооружениями и новейшим технологиям Института исследований проблем мира и политики безопасности при Гамбургском университете.

Время Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД, INF) стремительно истекает. В начале августа администрация Дональда Трампа окончательно выйдет из соглашения с Россией о запрете ракет наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров. И хотя ещё не слишком поздно найти дипломатическое решение и принять потенциальные меры контроля над вооружениями, которые позволили бы спасти то, что от него осталось, становится всё более очевидным, что ни так называемый «преступник» – Россия, ни «обвинитель» – США – не желают идти на компромисс.

А Пентагон тем временем продвигает программу исследований и разработок своих будущих систем диапазона средней дальности. Страны НАТО вовсю обсуждают, как должен реагировать альянс на нарушения Россией ДРСМД. Поскольку ожидается, что Россия будет развертывать всё больше и больше ракет 9M729 (SSC-8 по натовской классификации), карательная реакция со стороны членов НАТО становится всё более вероятной. Здесь возможны несколько вариантов.

Вариант 1. Санкции

Страны-члены НАТО могут ответить асимметрично – вместо того, чтобы применить военные контрмеры, воздействовать на российские экономические и финансовые институты. Новый виток санкций с участием всех союзников по НАТО, скорее всего, покажет, что они не намерены спускать это России с рук. Крупнейшие экономики Европы, в первую очередь Германия, могут сильно затянуть гайки, в том числе путём отмены крупных совместных экономических проектов, таких как и без того спорный трубопровод «Северный поток – 2». Недостатки этого подхода очевидны. Прежде всего, канцлер Ангела Меркель очень чётко дала понять, что Германия будет продолжать преследовать свои национальные интересы в отношении «Северного потока – 2». Трубопровод, который так ненавидят восточноевропейцы, будет построен, несмотря ни на что. Во-вторых, как показал Минский процесс, даже организованные и долгоиграющие санкции не привели к изменению курса Кремля. В-третьих, некоторые члены альянса, в частности Италия или Греция, вообще вряд ли присоединятся к санкциям, поскольку не захотят провоцировать Москву. Таким образом, маловероятно, что европейцы поддержат новый раунд ещё более строгих санкций против России.

Санкции как часть экономической реальности: нельзя преодолеть, но можно использовать для собственного развития
Несколько лет назад тема санкций заполняла практически всё информационное пространство. Сейчас страсти несколько поутихли, но само явление по-прежнему актуально: вводятся санкции против Ирана, Китая, КНДР и других стран. Если говорить – в санкционном ключе – о России, то прежде всего стоит иметь в виду энергетический – нефтегазовый – сектор. Именно о нём шла речь на дискуссии, прошедшей 23 января в Клубе «Валдай». Модератором дискуссии выступил председатель Совета Фонда развития и поддержки Клуба Андрей Быстрицкий.
перейти
© Клуб «Валдай»

Вариант 2. Система ПРО

Поскольку экономические санкции, скорее всего, будут маловероятны и малоэффективны, при данном раскладе подключаются военные контрмеры. Как подтвердила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен, в Брюсселе сейчас обсуждается ряд вариантов. Одним из них будет укрепление противоракетной обороны по всей Европе. Чтобы не дать России усилить доминирующие позиции с помощью новых ракет, можно защитить критические узлы сил НАТО с помощью точечных оборонительных установок. Этот подход также имеет ряд серьёзных недостатков. Прежде всего такие системы, как Patriot, оснащённые перехватчиками PAC-3, не очень надёжны в защите от низколетящих крылатых ракет. Они могут быть эффективны для защиты определённых военных объектов, но не способны закрыть целые районы или страны. Кроме того, усиление обороны может быть неверно истолковано в России – воспринято как сигнал к дальнейшей эскалации, что увеличивает шансы на то, что Европа столкнётся с очередной гонкой ракетных вооружений. Кроме того, принимая во внимание транзакционализм Дональда Трампа, европейские союзники США должны хорошо понимать, что дорогостоящая противоракетная оборона, скорее всего, должна будет оплачиваться самими европейцами.

Вариант 3. Переброска бомбардировщиков

Страны НАТО также могут усилить свои наступательные возможности, не превышая порога, заданного новыми американскими ракетами средней дальности. Один из вариантов, который НАТО уже использовала в недавнем прошлом, – это ротационное развёртывание бомбардировщиков США большой дальности в Западной Европе. Оснащённые ракетами большой дальности с обычной боевой частью (БЧ), нацеленными на российские объекты, эти бомбардировщики вполне могут быть сигналом Кремлю о решительном настрое союзников. Однако сигнал этот может также иметь некоторые побочные эффекты и в условиях острого кризиса привести к серьёзным проблемам. Переброска Вашингтоном таких бомбардировщиков вполне могла бы быть неверно истолкована Москвой как подготовка к превентивному удару, что спровоцировало бы Москву нанести первый удар.

Вариант 4. Военно-морское присутствие

Вместо этого члены НАТО могли бы попросить Америку увеличить своё военно-морское присутствие в европейских водах, усилив его дополнительной обычной огневой мощью на борту американских подводных лодок и эсминцев класса Arleigh Burke. Проблема заключается в том, что последняя редакция ядерной стратегии США предусматривает разработку нового класса ядерных боеголовок малой мощности, установленных на баллистических ракетах морского базирования, и крылатых ракет морского базирования (КРМБ) нового поколения с ядерными боеголовками. Но каким образом российские военные должны понять, летит ли к ним обычная КРМБ или же её ядерный близнец? Разве обнаружение любого вида КРМБ на радаре не вызовет немедленной ядерной эскалации со стороны России? Ответственные политики и военные должны были бы для начала дать убедительные ответы на эти вопросы.

Вариант 5. Ракеты для ракет

Наконец, союзники могли бы принять решение в пользу симметричного ответа с использованием крылатых и баллистических ракет наземного базирования. В последних новостях по американской позиции после выхода из ДРСМД сообщается о разработке новых КРНБ с обычной БЧ, которые могут быть готовы к развёртыванию в начале 2021 года, и баллистической ракеты типа Pershing III, которая будет готова только через пару лет. Высокопоставленные натовские чиновники, такие как Йенс Столтенберг, недооценивают этот вариант, однако Европа в ближайшее время может быть втянута в очередную дискуссию о развёртывании ракет. Ряд европейских правительств (например, нынешний режим в Варшаве), возможно, приветствуют это, но некоторые западноевропейские члены НАТО могут посчитать такое решение проблематичным по внутриполитическим соображениям. Несмотря на то, что широкомасштабные протесты, которые происходили в начале 1980-х, сегодня маловероятны, тем не менее возобновление дебатов о развёртывании вооружений может привести в отчаяние ряд правительств, что сделает НАТО неэффективной. В целом политическая цена новой дискуссии о развёртывании вооружений, скорее всего, будет очень высокой.

Пять вариантов спасения наследия ДРСМД
Не только в Вашингтоне и Москве многие аналитики и эксперты придерживаются мнения, что грядущая кончина Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) знаменует прекращение контроля над вооружениями в целом и новый виток ядерной гонки. Разница лишь в том, что новая гонка вооружений будет связана не с цифрами, а с качеством систем, а также с участием Китая. Но это необязательный сценарий, считает Ульрих Кюн, заместитель руководителя Департамента по контролю над вооружениями и новейшим технологиям Института исследований проблем мира и политики безопасности при Гамбургском университете.
перейти
© РИА Новости/Виталий Тимкив

Каким бы ни было решение стран НАТО относительно мер по противодействию нарушениям Россией ДРСМД, даже не обладая особенно богатым воображением, можно легко представить себе некое сочетание вышеизложенных вариантов. Вопрос в том, удастся ли союзникам по НАТО оставаться едиными, когда усилится давление США, направленное на дальнейшее развёртывание новых систем средней дальности, и смогут ли они убедить Вашингтон в важности и необходимости контроля над вооружениями.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.