Сага о Brexit. Сколько политических жизней у Терезы Мэй?

Сколько политических жизней у премьер-министра Великобритании? Тереза Мэй перебегала от одной к другой с довольно большой скоростью, но в течение трёхлетней саги о Brexit она так часто обыгрывала своих противников, что было бы глупо предсказывать её скорый уход.

Трижды карьера Терезы Мэй висела на волоске. Первый раз это было в июне 2017 года, когда она привела Консервативную партию к внеочередным выборам, но только чтобы потерять хрупкое парламентское большинство, которое унаследовала от Дэвида Кэмерона. Мэй сохранила пост премьер-министра в значительной степени потому, что не было явного конкурента, и, честно говоря, потому, что никто на самом деле тогда не хотел занимать этот чудовищно трудный пост.

Во второй раз кресло Мэй пошатнулось в июле прошлого года, после того как она попыталась заключить соглашение о разводе с ЕС. Через несколько часов после совещания в её загородной резиденции в Чекерс некоторые из самых высокопоставленных министров-брекзитеров подали в отставку: министр по делам Brexit и главный переговорщик Дэвид Дэвис, его заместитель Стив Бейкер и министр иностранных дел Борис Джонсон. Борис Джонсон зашёл так далеко, что охарактеризовал статус Великобритании в предложенной сделке как «колонию».

В обычных обстоятельствах отставки стольких высокопоставленных ключевых министров привели бы к призывам к премьер-министру уйти со своего поста. Но те обстоятельства обычными назвать нельзя. Кабинет был ослаблен, а миссис Мэй выжила.

И третий раз, когда работа премьер-министра оказалась под угрозой, случился в декабре: парламентарии от Консервативной партии собрали достаточно подписей для того, чтобы официально поставить на голосования вопрос о недоверии Мэй. Она легко победила, но это была не та победа, на которую она рассчитывала, и её авторитет частично померк. Что касается положительных моментов, то правила партии гласят, что в течение года не может быть второго голосования о лидерстве в партии, поэтому она как бы купила 12 месяцев относительной безопасности.

Brexit и дефицит демократии в британской политике
Тара Маккормак
В последние недели, после того как Тереза Мэй представила свой проект соглашения с ЕС по Brexit, произошёл некий сдвиг. Сделка эта, по правде говоря, не устроила никого. Для тех, кто хотел, чтобы Британия осталась в ЕС, она предполагает слишком большую изоляцию, а те, кто хотел уйти, решили, что Великобритания и после ухода будет слишком зависима от Брюсселя.
Мнения экспертов

Можно добавить и четвёртый случай, когда пребывание Терезы Мэй на посту премьер-министра снова оказалось под угрозой. Это было её сокрушительное поражение в Палате общин в январе, когда депутаты отклонили её законопроект о Brexit с рекордным перевесом в 230 голосов (202–432). Но это голосование было обманчивым, потому что её противники раскололись: половина проголосовала против законопроекта, потому что они не хотели никакого Brexit; другая половина проголосовала против, потому что хотела более полный разрыв с Европейским союзом.

Таким образом, премьер-министр Тереза Мэй снова выжила, продемонстрировав то, что признают даже её заклятые враги – замечательную стойкость. Но по мере приближения Дня Brexit 29 марта снова возникает ощущение, что дни её на Даунинг Стрит, 10 сочтены. Потенциальные соперники могут быть замечены «на манёврах» (как выражаются на политическом жаргоне Вестминстера), и неизбежность финальной игры Brexit может означать и финальную игру для Терезы Мэй.

Здесь напрашиваются три сценария. Первый: она назначает всеобщие выборы в попытке выйти из тупика в её сделке о Brexit. Второй: она признаёт, что сделка обречена и уходит в отставку, не назначая выборы или повторный референдум. Третий: ей удаётся каким-то образом получить большинство для её варианта сделки о Brexit, и она решает, что когда Великобритания покинет ЕС по мировому соглашению, то её миссия выполнена. Тогда и будет конкурс на лидерство в Консервативной партии.

Самым очевидным конкурентом Мэй остаётся бывший министр иностранных дел и мэр Лондона Борис Джонсон (54 года). Действительно, без его позднего решения активизировать кампанию за выход Британии из ЕС результат референдума был бы иным, как считают некоторые. Он вёл себя относительно тихо после ухода из Форин-офиса. Но неожиданно появился накануне голосования в парламенте, чтобы в своей речи перед рабочими завода в Мидлендсе осудить законопроект о Brexit. Есть ли у него шанс реализовать свои давние амбиции и стать премьер-министром, это другой вопрос.

Сценарии Brexit: «овертайм», «повторите, пожалуйста» или «можно не выйти»
Дмитрий Офицеров-Бельский
Пока в британской политике в целом и внутри Консервативной партии конкуренция возобладает над сотрудничеством, предсказывать, что будет с Brexit, достаточно сложно. Однако варианты есть: это повторный референдум, выход без сделки, дополнительное время и ещё один, который можно было бы назвать «выхода нет». О том, какой сценарий Brexit наиболее вероятен, рассказывает Дмитрий Офицеров-Бельский, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова.

Мнения экспертов

Любой, кто стремится к высшей должности в государстве, должен сначала стать лидером своей партии, и Борису – насколько известно – это будет очень трудно. Он чрезвычайно непопулярен среди своих коллег-депутатов, которые считают его нелояльным, ненадёжным человеком, который «сам себе закон», а именно голосование депутатов формирует шорт-лист. Если бы он добился включения в этот список, то вполне мог бы победить при голосовании членов партии, но шансы на это весьма призрачны.

Кто ещё? Ну, есть Майкл Гоув (51 год), ведущий брекзитёр, который покончил с надеждами Бориса Джонсона на лидерство после того, как Дэвид Кэмерон подал в отставку, и сам заявил претензии на лидерство. Будучи министром окружающей среды в правительстве Терезы Мэй, он проявил себя как компетентный, а иногда и весьма творческий министр, оставаясь при этом лояльным миссис Мэй. Он выступил с пламенной речью в её защиту в конце недавних дебатов о недоверии – которую многие посчитали как бы прослушиванием при собеседовании кандидата на пост лидера партии.

Самым ярым брекзитёром в споре преемников был бы Джейкоб Рис-Могг (50 лет), который де-факто стал лидером этой группировки. Но против него налицо два фактора. С одной стороны, он заявил, что не хочет быть лидером партии (конечно, всё может поменяться). С другой стороны, он что ни на есть консерватор из консерваторов, который может апеллировать к некоторым группам партийных низов, но ему не хватает более широкой поддержки, необходимой для победы на всеобщих выборах.

Другой претенденткой может стать Эмбер Радд (55 лет), в настоящее время министр труда и пенсий. Как и Майкл Гоув, она зарекомендовала себя хорошим министром и верной соратницей миссис Мэй, хотя также демонстрирует определённую независимость. Но у неё есть два прокола: на референдуме она голосовала за то, чтобы остаться в ЕС, поэтому брекзитёры ей совсем не доверяют, и она сохранила своё место в парламенте на последних выборах в одном из самых маленьких округов. В отличие от многих стран министры в Великобритании должны быть членами парламента.

Ещё один противник выхода Великобритании (который в последнее время звучит всё слабее в качестве «ремэйнера», возможно, с целью занять более высокую должность) – это Джереми Хант (51 год), который сменил Бориса Джонсона на посту министра иностранных дел. До этого он необычайно долго работал министром здравоохранения, но в министерстве иностранных дел ему оказалось труднее. Насколько популярным он будет среди членов партии или среди избирателей – другой вопрос.

По словам знающих источников, есть 20 или более депутатов, обладающих амбициями стать лидерами, но только полдюжины имеют реальные шансы. Одним из них может быть Том Тугендхат (45 лет), председатель комитета по иностранным делам, бывший армейский офицер и сторонник жёсткой линии в отношении России. Он заявил, что следующий лидер партии должен быть из его поколения. Он проголосовал за то, чтобы остаться в ЕС, но с тех пор стал чем-то вроде Brexit-реалиста, призывая к компромиссу в виде «мягкого Brexit».

Однако есть ещё один сценарий, который может последовать за всеобщими выборами. В качестве части сделки, которую заключила Мэй, чтобы завоевать вотум доверия как лидера партии, она заявила, что не поведёт партию к новым выборам. Но обязательно ли консерваторы, даже при новом лидере, победят на выборах? Если бы они проиграли, тогда появился бы новый премьер-министр, но это была бы не Тереза Мэй или её преемник на посту лидера Консервативной партии. Это был бы лейборист старого образца Джереми Корбин. Но это совсем другая история.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.