Синдицированный регионализм: недостающее звено в глобальной системе управления

«Синдицированный регионализм» открывает доступ к дополнительным линиям коммуникаций. Скоординированный подход к регионализму позволяет мировой экономике преодолеть межстрановые препятствия на пути к экономическому сотрудничеству и смягчить риск конфронтации между конкурирующими интеграционными проектами.

Нынешняя система глобального управления пришла в движение: мощь глобальных институтов убывает, а национальные государства вновь обретают утраченные полномочия. Но в то же время промежуточный уровень глобального управления (между глобальными институтами и национальными государствами) – а именно региональные интеграционные объединения – претерпевает значительные изменения.

Помимо образования мегарегиональных блоков и простого увеличения числа новых интеграционных группировок, появляется также «альтернативная экономическая интеграция» по оси «Юг-Юг» в качестве противовеса интеграционной системе в развитом мире. Именно этот промежуточный уровень регионализма и может стать значимым фактором экономических и политических разногласий в мировой экономике будущего, фактором общей нестабильности меняющейся глобальной системы управления. Именно поэтому для стабилизации глобальной системы управления необходимо создать координационные механизмы для региональных институтов и интеграционных объединений.

На нынешнем этапе торговая политика большинства развитых стран, а также большинства развивающихся стран БРИКС делегирована на региональный уровень. Для западноевропейских государств – это ЕС, тогда как в случае БРИКС трое из пяти членов группировки формируют торговые союзы с внешними партнёрами на основе ключевых региональных торговых организаций – Евразийского экономического союза (Россия), МЕРКОСУР (Бразилия) и Южноафриканского таможенного союза (ЮАТС) (ЮАР).

Региональные интеграционные процессы идут быстрее, чем координация действий между региональными интеграционными образованиями и их важнейшими институтами – региональными банками развития и региональными финансовыми организациями. Что касается последних, то они начали предпринимать попытки наладить взаимодействие лишь в последние год-полтора путём организации дискуссий и семинаров высокого уровня. В случае же региональных банков развития, отсутствие координации и совместных усилий становится всё более очевидным на фоне растущих масштабов и количества региональных интеграционных проектов в Евразии и на других континентах.

Неудержимый рост региональных интеграционных группировок, будь то на евразийском пространстве или в других частях света, уже начинает порождать противоречия, дублирование и неэффективность. В числе примеров – отсутствие сопряжения между Евразийским экономическим союзом и ЕС в Евразии, между МЕРКОСУР и НАФТА в Западном полушарии, а также появление противоречивых векторов интеграции в Тихоокеанском регионе между Всеобъемлющим региональным экономическим партнёрством (ВРЭП) и Транстихоокеанским партнёрством (ТТП). В рамках глобальной системы управления становится всё более очевидной необходимость скоординированного подхода к регионализму – и в первую очередь обеспечения «институциональной сопряжённости» между соответствующими региональными институтами развития и интеграционными образованиями.

Скорее всего, попытка привнести в регионализм более скоординированный подход к институтам и финансовым организациям может заработать в Евразии, где начинают осуществляться наиболее амбициозные и масштабные планы интеграции вроде программы «Один пояс, один путь» (ОПОП). С учётом создания Китаем в помощь этим интеграционным планам целого ряда институтов развития (Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Фонда Шёлкового пути, Китайского банка развития и Нового банка развития), а также наличия региональных институтов развития в Европе и Азии, скоординированный подход открывает колоссальные возможности для извлечения выгоды во всём диапазоне проектов – от координации между всеми евразийскими банками развития до достижения целей сопряжённости и строительства инфраструктуры в рамках ОПОП.

Всё вышесказанное говорит в пользу создания многостороннего консорциума в составе евразийских региональных банков развития и китайских институтов развития (его можно было бы назвать «Консорциум развития “Шёлковый путь”»), который сможет использовать синергию сотрудничества расположенных вдоль Шёлкового пути евразийских институтов, от Европейского инвестиционного банка на Западе до Китайского банка развития и Фонда инвестиционного сотрудничества Китай – АСЕАН на Востоке. Реализация проекта способна принести ощутимые выгоды, включая возможность совместного финансирования проектов в соответствующих частях Евразии, обмена опытом в области развития инфраструктуры и разработки общего портфеля долгосрочных инвестиционных проектов, что позволит дополнять усилия друг друга на евразийском пространстве, а не создавать противоречия или дублировать усилия.

Схожую стратегию могла бы принять на вооружение Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), чьим приоритетом должно стать поддержание баланса между интеграционными импульсами и приоритетами трёх развивающихся гигантов Евразии – России, Китая и Индии. Принятая в ШОС общая программа сотрудничества между соответствующими региональными институтами развития могла бы смягчить возможные трения между тремя крупными державами в отношении первоочередных направлений развития транспортных коридоров «Восток – Запад» и «Север – Юг». Институциональные возможности организации к такой координации могли бы быть усилены в случае создания банка развития ШОС.

Более того, такие евразийские проекты сопряжённости, как ОПОП, могли бы быть воспроизведены на других континентах, в Африке или Латинской Америке, где развитие тормозится недостаточно развитой инфраструктурой и отсутствием региональной координации. В Африке в состав континентального консорциума институтов развития могли бы входить соответствующие региональные банки развития, такие как Банк развития Южной Африки, Африканский банк развития и так далее. Схожую континентальную программу можно было бы разработать и в Латинской Америке во взаимодействии с Межамериканским банком развития, Фондом структурной конвергенции, Банком развития Латинской Америки и другими институтами развития.

Как формат БРИКС+ может стать локомотивом альтернативной глобализации События клуба
В то время как развитый мир все больше скатывается к протекционизму, развивающиеся страны формируют контуры альтернативной глобализации, где БРИКС выступает в качестве базовой составляющей этих процессов. Парадигма БРИКС+, которая может сделать процесс глобальной экономической интеграции более инклюзивным и всеобъемлющим, обсуждалась 19 июля на экспертной дискуссии в Международном Дискуссионном клубе «Валдай» в Москве.
 

Наряду с такими внутриконтинентальными региональными проектами можно было бы осуществить и межконтинентальную интеграционную программу. Это по силам объединению «БРИКС+», члены которого могли бы привлечь партнёров по БРИКС и их региональных партнёров в свои региональные организации (Евразийский экономический союз в случае России, МЕРКОСУР в случае Бразилии и так далее). В дальнейшем к ним могли бы присоединиться группы банков развития, членами которых являются их региональные партнёры (Евразийский банк развития, Фонд структурной конвергенции стран МЕРКОСУР, Банк развития Южной Африки и так далее) при координирующей роли Нового банка развития. Ещё один межконтинентальный уровень регионального сотрудничества могли бы составить региональные финансовые организации с участием стран БРИКС (Евразийский фонд стабилизации и развития, Многосторонняя инициатива Чианг Май) при координирующей роли Пула условных валютных резервов БРИКС.

В более широком плане можно было бы призвать к созданию глобального механизма по координации деятельности крупнейших региональных интеграционных объединений как развитых, так и развивающихся стран. Такая структура могла бы функционировать в обособленном режиме на основе координации между соответствующими региональными институтами развития, либо её деятельность могли бы координировать глобальные форумы и организации, такие как G20 или ВТО. Наверное, оптимальным форумом для начала дискуссии о создании такого механизма и/или о более общих вопросах координации между региональными интеграционными объединениями является G20, на саммиты которой собираются представители крупнейших развитых и развивающихся стран, которые в свою очередь являются лидерами соответствующих регионов/континентов и зачастую возглавляют процесс формирования региональных экономических блоков. В число крупнейших региональных интеграционных объединений, участвующих в такой структуре, могли бы войти НАФТА и ЕС, а также МЕРКОСУР, Евразийский экономический союз и ВРЭП (когда оно будет сформировано с участием Китая и стран АСЕАН).

Подводя итог, можно сказать, что нынешней системе глобального управления не хватает более тесной координации между региональными объединениями, то есть системы «синдицированного регионализма» (Regionalism Inc.), которая заполнила бы пустоты в региональном экономическом сотрудничестве. Процесс координации можно было бы институциализировать посредством налаживания более тесного сотрудничества среди соответствующих банков развития и прочих структур и разработки дорожной карты по расширению координации в масштабах региона с участием ШОС и «Один пояс, один путь» в Евразии, а также подобных им региональных/континентальных синдикатов в Африке и Латинской Америке. Сюда можно было бы приобщить и межконтинентальный элемент в виде «БРИКС+» и механизма сотрудничества «Север – Юг», объединяющего крупнейшие региональные интеграционные группировки мира.

Перестройка глобальной архитектуры управления с использованием региональных блоков может послужить укреплению «несущих конструкций» здания мировой экономики. При почти полном отсутствии внимания к координации действий региональных объединений, большая часть координационно-регулятивных усилий была сосредоточена на уровне национальных государств и уровне глобальных институтов. Процесс глобализации, основанный на интеграции и сотрудничестве региональных блоков, может стать более устойчивым и инклюзивным в сравнении с парадигмой «ядро – периферия» предыдущих десятилетий.

Самое важное состоит в том, что «синдицированный регионализм» открывает доступ к дополнительным линиям коммуникаций, возможностям экономического сотрудничества и урегулирования кризисов в то время, когда слабости, характеризующие глобальную экономику, выходят за пределы национальных границ и обретают региональное измерение (отсюда повышенное внимание МВФ к оценке региональных экономических уязвимостей). Скоординированный подход к регионализму позволяет мировой экономике преодолеть межстрановые препятствия на пути к экономическому сотрудничеству и смягчить риск конфронтации между конкурирующими интеграционными проектами. А такие проекты в последние годы всё в большей степени направлены на формирование региональных мегаблоков (гонка в направлении мегарегионализма), которые в свою очередь сулят как растущие дивиденды, так и риски. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.