«Сила Сибири» открывает китайский газовый рынок

2 декабря лидеры России и Китая в режиме телефонной конференции дадут официальный старт новой эпохе в отношениях двух стран. Крупнейший экспортёр и самый динамично растущий рынок газа в мире соединятся трубопроводной системой, протяжённость которой на территории двух стран составит свыше 6000 км от месторождений в Восточной Сибири до Шанхая. Российский экспорт газа, конечно, не разворачивается на Восток (европейский рынок остаётся важнейшим направлением работы), но обретает вторую точку опоры, значение которой будет расти в долгосрочной перспективе, пишет Алексей Гривач, заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности.

За 5 лет, которые прошли с момента подписания 30-летнего договора между «Газпромом» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) на поставку более 1 трлн кубометров российского газа в Китай (не стоит и говорить, что это самый большой в мировой истории газовый контракт), китайский рынок вырос на 67%, увеличив при этом импорт более чем в 2 раза. Ожидается, что спрос на природный газ в КНР по итогам 2019 года вплотную приблизится или может даже перевалит за 300 млрд кубометров, а импорт достигнет новой вершины в 130 млрд кубометров. Ещё в прошлом году Китай обогнал Японию и стал импортёром газа номер один в мире.

В то же время нельзя сказать, что импортная корзина Китая отличается большим разнообразием. На бумаге всё выглядит красиво – четыре поставщика трубопроводного газа и два десятка производителей СПГ. Но на деле газ из Туркменистана, Узбекистана и Казахстана, которые вместе обеспечивают 94% трубопроводных поставок в Китай, приходит по одному коридору на северо-запад страны. Оставшиеся кубометры китайцы доставляют из Мьянмы, но построенный в 2013 году газопровод всё это время работал не более чем на треть от проектной мощности, а в последние три года поставки по нему и вовсе начали снижаться из-за ресурсных ограничений и растущих энергетических потребностей страны-экспортёра.

Очевидно, что с появлением российского трубопроводного газа, который придёт на девственный с точки зрения потребления газа северо-восток Китая, обеспечивая эти провинции экологически чистой энергией, разнообразие и устойчивость газоснабжения страны сделает большой скачок вперёд. Тем более что за счёт строительства новой инфраструктуры и расширения действующей этот газ будет поставляться и в столичный регион, и в самые промышленно развитые районы на восточном побережье страны.

Природный газ и великая китайская «стена»
Алексей Гривач
С одной стороны, предмет российско-китайского соглашения в газовой сфере звучит гордо – выход на рынок конечного потребления газа в стране, демонстрирующий лучший в мире аппетит к природному газу. С другой – рынок газа в КНР регулируется, и зачастую генерируют убытки для импортёров, а условия его либерализации, хотя и обсуждаются, пока не определены. Поэтому и соглашение – всего лишь о «базовых условиях» пусть и «юридически обязывающих». Обычно таким образом маскируется отсутствие итогового договора, считает Алексей Гривач, заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности.
Мнения экспертов

Предполагается, что выход поставок на предусмотренный контрактом уровень – 38 млрд кубометров в год, – будет происходить постепенно, в течение 5 лет. Но может быть ускорен в зависимости от конъюнктуры рынка и готовности потребителей. Кроме того, существует техническая возможность увеличения объёмов экспорта на 20–30%, и о перспективах её использования уже говорят представители китайской стороны (конечно, рассчитывающие предварительно хорошо поторговаться).

Главная причина столь бурного развития спроса на газ в последние годы заключается не только в динамичном росте экономики КНР, которая при всех оговорках и сложностях демонстрирует недосягаемые для развитых стран уровень в 6% в год, но и изменением подхода к качеству жизни. В 2013 году в Пекине приняли программу «Голубые небеса», которая устанавливала амбициозные цели по снижению загрязнения воздуха. Но по-настоящему её реализация ускорилась только после того, как в 2016 году провинциям были спущены планы по переводу потребителей (домохозяйств и мелких частных предпринимателей в городах) с угля на чистые виды топлива, на электроэнергию и природный газ. За 2017–2018 годы 9 млн потребителей были переведены, более половины из них предпочти природный газ. Не обошлось, конечно, и без перегибов на местах, в результате чего пиковый зимний спрос рос быстрее расширения инфраструктурных возможностей, что в свою очередь приводило к перебоям поставок газа. Это одна из главных (наряду с торговой войной с США и её последствиями для экономического роста) причин некоторого замедления роста спроса на газ в Китае в 2019 году. При этом партия и правительство страны всё ещё далеки от достижения целевой доли газа в энергобалансе, которая была установлена на уровне 10% в 2020 году (в 2018 году она преодолела 7-процентный барьер).

Но в долгосрочных прогнозах всех без исключения китайский рынок предстаёт главным локомотивом роста мирового потребления газа. Участники рынка и эксперты могут спорить лишь о том, будет ли это 500 млрд кубометров в 2030 году или всё же 600 млрд. И в том, и в другом случае, это означает колоссальные возможности для внешних поставщиков, так как в основном расхождение в оценках базируется на разных ожиданиях роста собственной добычи в Китае.

А у нас трубопровод! О перспективах сотрудничества России и Китая на мировом рынке природного газа
Ху Аньган
Соглашение о сотрудничестве между российскими и китайскими энергетическими компаниями – несомненно, большой шаг вперёд и символ российско-китайского всеобъемлющего стратегического партнёрства и сотрудничества в новую эпоху. Как заявил Си Цзиньпин на II Российско-китайском энергетическом бизнес-форуме, в плане энергетического сотрудничества перед нашими странами открываются значительные перспективы, пишет Ху Аньган, декан Института современных китайских исследований, профессор экономики школы государственной политики и управления в Университете Цинхуа.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.