Саммит Трамп-Путин: Мрачные предчувствия Великобритании и Европы

10.07.2018

Многие страны ЕС испытывают опасения относительно Дональда Трампа, особенно в том, что касается торговых тарифов и обязательств (или их отсутствия) перед НАТО. Их смущает то, что Трамп может пойти на уступки в ходе переговоров с Путиным в Хельсинки. Но их будущие варианты не так суровы, чем то, с чем столкнётся Великобритания.

Одно из многих критических замечаний в адрес избирательной кампании Дональда Трампа заключалось в том, что она была лишена конкретики. Но одна внешнеполитическая тема, которая оставалась чёткой и последовательной и после прихода Трампа в Белый дом – это обязательство попытаться улучшить отношения с Россией.

Саммит, который должен состояться 16 июля в Хельсинки, представляет собой пусть даже запоздалое выполнение этого обещания и своего рода триумф Дональда Трампа перед лицом ожесточённой оппозиции со стороны большей части политического истеблишмента США. Даже несмотря на то, что ужас Вашингтона в отношении американо-российского саммита постепенно улетучивается, враждебная реакция – или, по крайней мере, дурные предчувствия – слышатся из других столиц.

По мере того, как обсуждались возможные даты первого полноценного саммита Дональда Трампа с Владимиром Путиным, официальные лица в Лондоне, как сообщается, восприняли новость о предстоящей встрече «с тревогой». По-видимому, одна из проблем заключалась в том, что встреча Трампа и Путина могла предшествовать запланированному на этот месяц саммиту НАТО, что давало Путину шанс повлиять на якобы податливого Трампа, прежде чем он встретится с европейскими союзниками.

Этот страх теперь несколько ослаб – возможно, советник по вопросам национальной безопасности США Джон Болтон прислушался к опасениям Великобритании, когда совершил быстрый визит в Лондон по пути в Москву, чтобы доработать детали американо-российского саммита. Саммит НАТО пройдёт до саммита США и России, а долгожданная поездка Дональда Трампа в Великобританию состоится как раз между двумя этими событиями.

Саммит Трамп-Путин: возможность в тумане невероятностей Роберт Легвольд
Вероятно, лучшее, что может случиться на июльской встрече – это если два президента сумеют наладить взаимодействие друг с другом, и это даст толчок укреплению взаимодействия на уровне правительств. Преодолеть инерцию плохих отношений будет непросто, но, если правительства не начнут диалог, шансов на изменение курса попросту нет.

Несмотря на то, что теперь у Великобритании будут две возможности завладеть вниманием Дональда Трампа до того, как он встретится с президентом Путиным – на саммите НАТО, а затем в ходе его «рабочего визита» в Британию – это вовсе не означает, что лондонские тревоги на этом завершились. Иными словами, опасения Лондона относительно саммита в Хельсинки имеют более глубинный характер.

Два года назад, когда Великобритания небольшим большинством проголосовала за выход из Европейского союза, тогдашнее правительство было уверено, что в период пост-Brexit Великобритания всё ещё может рассчитывать на атлантический альянс и свои «особые отношения» с Соединёнными Штатами.

Конечно, «особые отношения» могут быть более особыми с одной стороны, чем с другой, и это не всегда соответствовало интересам Великобритании. Достаточно вспомнить поддержку Тони Блэром войны в Ираке. Но сочетание оборонного и разведывательного альянса и давняя склонность американских администраций рассматривать Великобританию как своего естественного посредника в делах с остальной Европой, позволили Великобритании почувствовать, что она не окажется на задворках, если выйдет из Европейского союза. Она может просто направить свою внешнюю политику более ощутимо в западном направлении – это направление, которому, по мнению сторонников Brexit, Британия должна была следовать всё время.

Избрание Дональда Трампа поставило всё это под угрозу. Отсюда настоятельное желание Терезы Мэй стать первым иностранным лидером, посетившим Белый дом при Трампе, и попытки организовать как можно более скорый государственный визит Трампа в Великобританию в ущерб протоколу. Всё это не имело желаемого эффекта.

Пусть Трамп и вернул бюст Черчилля в Овальный кабинет (после того, как его оттуда убрал Барак Обама), и, возможно, уже перестал говорить о том, что НАТО «устарела», как это было в период его предвыборной кампании. Но, став президентом, он оказался ещё менее предсказуемым, чем, когда был кандидатом. Более того, вскоре Великобритания оказалась на втором месте, уступив первенство президенту Франции Макрону как новому лучшему европейскому другу Трампа.

Тем не менее, есть один аспект первого года Трампа, который продолжал работать в пользу Великобритании. Даже если «особые отношения» оказались в беде, британо-американский двусторонний альянс был построен на общем враждебном отношении к России. В Вашингтоне по-прежнему возмущены якобы вмешательством России в выборы в США, а стремление Трампа к сближению с Россией фактически заблокировано Конгрессом. Поэтому Великобритания могла рассчитывать на поддержку своей жёсткой линии в отношении Москвы. Совсем недавно Лондон считал большим успехом, когда США присоединились к дипломатическим санкциям против России после отравлений в Солсбери.

Однако теперь баланс сил в Вашингтоне, по всей видимости, изменился. Похоже, президент США воспользовался своим историческим саммитом с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, чтобы организовать долгожданную встречу с президентом России. Это привело к саркастическим замечаниям по поводу того, что после саммита G7 в Канаде Трамп обхаживает врагов США и отчуждает друзей. Дата и место американо-российского саммита ставит одного из этих друзей – провозгласившего себя «особым» – перед определённой дилеммой.

Жёсткая линия против России была характерной особенностью внешней политики Великобритании практически со дня вступления Владимира Путина в должность президента России, а многие скажут, что гораздо раньше. Более того, в официальных кругах Великобритании об этом отнюдь не сожалеют. Напротив, правительство Великобритании гордилось тем, что возглавило процесс ввода санкций против России из-за Крыма и всячески поддерживало усиление военного присутствия НАТО на восточном фланге. После того, как министры Великобритании бросились обвинять Россию в отравлении Скрипалей – а теперь, по-видимому, и в новом инциденте с «Новичком» – отношения на официальном уровне стали уже просто хуже некуда (даже когда футбольные фанаты из Англии с энтузиазмом восприняли тёплый приём, оказанный им в России).

Российско-американский саммит: Осторожная надежда при общем скептицизме Клиффорд Капчан
В Хельсинки следует ожидать лишь скромного улучшения отношений между США и Россией, и любое потепление будет только поверхностным, считает эксперт клуба «Валдай» Клиффорд Капчан.

Если после саммита Трамп-Путин начнётся некоторая оттепель в отношениях между США и Россией, Великобритания после Brexit может оказаться и в атлантической изоляции, и ей придётся корректировать даже политику в отношении России. Незавидная судьба для страны, которая считает себя глобальным дипломатическим игроком.

Действительно, многие страны ЕС также испытывают опасения относительно Дональда Трампа, особенно в том, что касается торговых тарифов и обязательств (или их отсутствия) перед НАТО. Их тоже, особенно восточных членов, смущает то, что Трамп может пойти на уступки в ходе переговоров с Путиным в Хельсинки. Но их будущие варианты не так суровы, чем то, с чем столкнётся Великобритания.

Прежде всего эти страны являются частью экономического блока, который конкурентоспособен и в состоянии бросить вызов политике Соединённых Штатов. Во-вторых, крупные страны ЕС в целом более дифференцировано подходят к России, чем Великобритания. И в-третьих, почти сразу после британского референдума по Brexit ЕС активизировал планы создания военного и оборонного союза, те планы, которые Великобритания последовательно блокировала. Более того, амбивалентность Трампа в отношении НАТО означает, что в отличие от прошлых администраций США он, вероятно, не будет препятствовать Европе строить свой собственный автономный оборонительный альянс, если она сделает этот выбор. Короче говоря, у ЕС есть альтернативы, которых нет у Британии после выхода из Евросоюза.

Президент Франции допустил возможность участия Великобритании в европейской структуре обороны. Но это означало бы переориентацию Великобритании назад на Европу в ущерб тезису о «глобальной Британии», который она культивирует. Лондон может подождать – вероятно, напрасно – прихода нового президента США с более выраженным атлантическим уклоном. Как бы то ни было, не стоит предпринимать опрометчивых шагов и лучше по-новому взглянуть на возможность диалога с Россией, хотя это и вряд ли произойдёт в ближайшее время.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Валдайская записка №93. Глобальная торговая война? Противоречия торговой…
17.09.2018
Впервые после Второй мировой войны Соединённые Штаты столкнулись с экономическим вызовом не только в собственной империи, но и со стороны геополитического конкурента. Конфликт между США и Китаем
Россия – США: новые саммиты пока не нужны
13.09.2018
Беспрецедентная политико-административная вакханалия в Вашингтоне, когда действующие сотрудники администрации открыто, хотя и анонимно, заявляют о себе как о «внутреннем сопротивлении» и о

Эксперт: 
Дмитрий Суслов

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться