Мнения экспертов Восточный ракурс
Саммит АСЕАН: главная задача – подтвердить сохранение единства

Повестка саммита – партнёрство ради устойчивого развития, выработка дорожной карты на 2020-25 гг. – связана с сохранением многосторонних соглашений о свободе торговли и инвестиций, с противодействием американской политике протекционизма, с ответом на вызовы промышленной революции 4.0, цифровой экономикой и другим проблемами сотрудничества в регионе, пишет Григорий Локшин, ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН. В создавшейся обстановке, когда АСЕАН оказалась в центре геополитической игры Китая и США, от предстоящего саммита не ожидается каких-либо прорывных решений.

2-4 ноября 2019 года в Бангкоке пройдут 35-й саммит АСЕАН и сопутствующие ему форумы, включая 14-й Восточноазиатский саммит (ВАС). Предстоят 11 встреч лидеров государств ЮВА между собой и с партнёрами по диалогу, которыми в данном случае будут США, Китай, Япония, Индия и Япония. Это будет второй саммит года, проходящего под председательством Таиланда. По правилам, он должен быть посвящён вопросам международной и региональной безопасности, сотрудничеству в противодействии терроризму, пиратству и транснациональной преступности, а также встречам с партнёрами по диалогу.

В создавшейся обстановке, когда АСЕАН оказалась в центре геополитической игры Китая и США, от предстоящего саммита не ожидается каких-либо прорывных решений. Таиланд, восстанавливающий отношения с США после переворота 2014 года, внёс свой вклад в сохранение единства АСЕАН, сильно ослабленного под давлением Китая и США. Тайским руководителям предстояло решить две задачи: ослабить противоречия внутри АСЕАН и выработать общую позицию в отношениях с партнёрами, особенно с великими державами. Судя по итогам подготовительного процесса, в определённой мере им это удалось.

Продолжая курс, взятый Сингапуром в предшествующем году, они выдвинули на первый план вопросы, по которым существует достаточно широкое совпадение интересов в АСЕАН. Повестка саммита – партнёрство ради устойчивого развития, выработка дорожной карты на 2020-25 гг. – связана с сохранением многосторонних соглашений о свободе торговли и инвестиций, с противодействием американской политике протекционизма, с ответом на вызовы промышленной революции 4.0, цифровой экономикой и другим проблемами сотрудничества в регионе.

Перспективы торговой сделки США и Китая: стратегические договорённости или временное перемирие?
Екатерина Арапова
Китай заинтересован в торговой сделке с США, пишет Екатерина Арапова, директор Центра экспертизы санкционной политики МГИМО МИД России. В контексте замедления темпов экономического роста страны, отрицательного прироста международных резервов, роста бюджетного дефицита и долга корпоративного сектора, а также нестабильных, крайне уязвимых и разнонаправленных потоков капитала страна остро нуждается в ёмких свободных от тарифов рынках.
Мнения экспертов

Большое значение имеет принятое 2 августа Заявление министров иностранных дел АСЕАН, выразивших общую озабоченность десяти государств ростом напряжённости в Южно-Китайском море. В обстановке кризиса в районе отмели Вангард лидеры АСЕАН, традиционно не называя Китай, впервые за долгое время выступили совместно фактически с осуждением его действий в исключительной экономической зоне и на шельфе Вьетнама. Они призвали всех участников территориальных споров в регионе к сдержанности, к соблюдению свободы судоходства и полётов над Южно-Китайским морем, к мирному решению споров на базе международного права и Конвенции ООН 1982 года.

После прошедшего в Бангкоке 19 сентября Совещания выcших должностных лиц (SOM) в местной печати появились утечки о том, что этот вопрос будет обсуждаться и получит своё отражение в одобренном ими проекте будущего Заявления 35-го саммита АСЕАН. Очевидно, что это будет сделано в той же тональности, что и в Заявлении министров иностранных дел АСЕАН. К чему, вероятно, будет добавлено одобрение решения Китая о выводе кораблей из исключительной экономической зоны Вьетнама, принятого 24 октября, т.е. за неделю до саммита АСЕАН. Ожидается также Заявление о мерах в связи с изменениями климата и их тяжёлыми последствиями в регионе.

На прошедшей в сентябре в Джакарте встрече послов восемнадцати стран Восточноазиатского саммита (ВАС) была согласована повестка дня 14-го саммита, которая включает обсуждение принятых ранее программ сотрудничества. На саммите готовится принятие трёх Заявлений: о запрете производства и контрабанды наркотиков, о сотрудничестве в борьбе с транснациональной преступностью и о взаимодействии в целях устойчивого развития.

Ожидается, что партнёры АСЕАН положительно оценят принятый лидерами АСЕАН «Взгляд АСЕАН на концепцию свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», утверждающего центральную роль АСЕАН в архитектуре безопасности ЮВА и в роли связующего моста в эффективном сотрудничестве двух геополитических регионов Тихого и Индийского океанов. Участники ВАС, как показало совещание послов, положительно оценят процесс выработки юридически обязывающего Кодекса поведения в Южно-Китайском море (СОС), хотя процесс этот вновь застрял из-за действий Китая в Южно-Китайском море.

Сообщается также, что в той или иной форме эти действия неизбежно будут обсуждаться и на 14-м саммите ВАС, независимо от принятой повестки, особенно в свете недавнего обмена резкими заявлениями между вице-президентом США Майком Пенсом и министром обороны КНР. Это свидетельствует о продолжающемся процессе интернационализации конфликта в Южно-Китайском море вопреки сопротивлению Китая.

В кулуарах продолжится обсуждение проекта Договора о всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве (ВРЭП) в рамках группировки АСЕАН+6 (Индия, Китай, Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия), который намечалось заключить в этом году, но не получается из-за противоречий Индии с АСЕАН и между Китаем и Индией.

Потребность в устойчивом присутствии России в АТР – аксиома, но успехи на этом направлении скромны. В условиях кризиса с Западом Россия попыталась совершить свой «разворот на Восток». За два года он свёлся к договорённостям с Китаем, в то время как диверсифицировать контакты и выстроить отношения со странами АСЕАН пока не получается. После саммита Россия-АСЕАН в Сочи и участия президента РФ Владимира Путина в саммите ВАС в Сингапуре в прошлом году, большого продвижения вперёд не произошло. Потребность в устойчивом присутствии России в АТР – ключевой части мира XXI века – аксиома Успехи на этом направлении весьма скромны. К сожалению, мы пока так и не научились сотрудничать в таких многосторонних форматах, как АТЭС, АСЕАН, ВАС и другие, которые начинают играть всё большую роль в АТР.

Россия не раз подтверждала своё отношение и заинтересованность в сильной и устойчиво развивающейся АСЕАН. Нас объединяет общность позиций по большинству актуальных международных проблем. Мы нужны странам АСЕАН в их традиционной политике «хеджирования рисков». Нам нужны рынки стран АСЕАН и их инвестиции, особенно в Сибири и ДВО. Нам вместе нужны мир и стабильность в Восточной Азии и АТР.

Наша главная проблема – это незначительное экономическое присутствие в ЮВА, как в сфере торговли и инвестиций, так и на других направлениях экономического и научно-технического взаимодействия. Доля РФ в товарообороте АСЕАН и их доля в нашем торговом балансе всё ещё ничтожны (1-2% и 0,3%) наши инвестиции там незначительны пол сравнению с другими странами.

Четыре года назад президент Владимир Путин выдвинул идею единого экономического пространства, связывающего ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Многие заявления, которые делались даже на самом высоком уровне, многочисленные «дорожные карты – в большинстве оказывались не подкреплёнными практическими шагами. Первым стало Соглашение Вьетнама с ЕАЭС о свободной торговле, подписанное в Астане в мае 2015 г. Однако, по своему содержанию и с таким количеством исключений и отсрочек выполнения это пилотное соглашение не стало заманчивым примером для АСЕАН. Создание ЗСТ с АСЕАН активно обсуждается, но все заявления на этот счёт российских чиновников крайне осторожны и говорят только о том, что они ещё далеки от такого соглашения. Во всяком случае, на предстоящем саммите АСЕАН этот вопрос не стоит.

Таким образом, вопрос о реальном взаимодействии России и стран Юго-Восточной Азии (ЮВА) остаётся открытым. Страны ЮВА никогда не были приоритетом российской внешней политики и не являются таковым сегодня. В рамках нового витка активизации восточной политики России ЮВА представляется как минимум второстепенным участком приложения усилий. На первом плане находятся Китай и страны Северо-Восточной Азии, и в ближайшее время трудно ожидать высвобождения дополнительных ресурсов и качественных изменений в этой системе приоритетов.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.