США с «непоколебимой решимостью» уходят из Сирии. Как быть Турции наедине с курдами?

Дональд Трамп решил положить конец недорогой, но высокодоходной операции США в Сирии. «Непоколебимая решимость», начавшаяся как военная интервенция против ДАИШ*, отчасти превратилась в стабилизирующее мероприятие, которое обеспечило Вашингтону косвенный контроль над половиной стратегических ресурсов Сирии и потенциальные рычаги воздействия на сирийский режим, Россию и Иран. Заявление президента Трампа, первоначально оформленное в виде твита, оставило в недоумении и союзников, и врагов США. Теперь они задаются вопросом, что Трамп получил в обмен на это решение.

Ответ на этот вопрос чреват последствиями и для турецкого правительства, и для сирийских курдов, и для беспокойного курдского населения Турции.

Важно, что Трамп вёл переговоры о выводе американских войск с Турцией, а не с Россией и Ираном – эти два государства покровительствуют сирийскому режиму. В другом своём твите президент США также заявил, что Реджеп Тайип Эрдоган обещал ему уничтожить всё, что осталось от ДАИШ в Сирии. Трамп также говорил о «взаимном вовлечении США и Турции в Сирии» и о том, что вывод войск США будет «очень тесно скоординирован» с Анкарой.

Эти замечания Трампа указывают на то, что вывод американских войск рассчитан на полный возврат Турции в орбиту НАТО. Задача состоит в том, чтобы подтолкнуть Турцию занять более враждебную позицию в отношении Москвы, Тегерана или обоих сразу.
Учитывая недавно разработанную антииранскую стратегию США на Ближнем Востоке, невольно приходишь к выводу, что у Тегерана больше оснований с подозрением относиться к сделкам между Эрдоганом и Трампом.

Этим можно объяснить, почему президент Турции приложил немало усилий, чтобы усыпить бдительность Тегерана в ходе встречи с иранским коллегой Хасаном Рухани через сутки после заявления Трампа. На последующей пресс-конференции оба лидера пообещали более тесно сотрудничать по сирийской проблематике, а президент Турции буквально заявил: «Турция углубляет сотрудничество с Ираном». Неясно, однако, насколько спокойно иранское руководство будет относиться к возобновлению сближения между США и Турцией.

«У Турции нет друзей, а есть интересы»: что стоит за разворотом Эрдогана?
Решимость Эрдогана бороться с ДАИШ вместе с Западом стала результатом понимания того, что Турция и в будущем останется «главной целью» террористов. Сделка между Турцией и Израилем заслуживает более глубокого анализа, но на данный момент ясно одно: Израиль победитель, а Турция генератор компромиссов.
перейти
© Associated Press
С 2015 года турецкий лидер Эрдоган умело эксплуатирует геополитическое соперничество между Вашингтоном, Москвой и Тегераном. Вывод американских войск из Сирии подвергнет испытанию его умелое маневрирование. Анкара набрала много очков во взаимодействии с Москвой и Тегераном, когда оказывала давление на усилия США в Сирии. В результате Анкара создала собственную зону контроля внутри Сирии и определила позицию о будущем Сирии в качестве страны – гаранта Астанинского процесса. Когда американцы уйдут, турецкому правительству будет трудно оправдывать своё присутствие в Сирии перед Россией и Ираном.

Заявление Трампа также свидетельствует о том, что Вашингтон при определении своей дальнейшей политики в отношении Сирии решил положить все яйца в турецкую корзину. Назначение уполномоченным по делам Сирии посла Джеймса Джеффри, одного из наиболее протурецки настроенных официальных лиц США, уже само по себе подсказывает, в каком направлении президент США собирается двигаться в отношении Сирии и Турции. В нынешней ситуации президенту Эрдогану, возможно, придётся где-то уступить Вашингтону (в отношении Сирии и за её пределами), но в то же время – постараться не раздражать Москву и Тегеран.

Принимая решение о выводе войск, президент Трамп положил конец относительно успешной, но непоследовательной и неустойчивой американской политике в отношении Сирии. Большинство критических замечаний по поводу решения президента США не содержали предложений о решении проблем между Турцией и возглавляемыми курдами Сирийскими демократическими силами (СДС). США никогда не соглашались признавать СДС политически. Партнёрство между СДС и США оставалось чисто военным партнёрством. США не делали никаких политических заявлений в пользу участия СДС в Женевском процессе. Американские официальные лица также не выступали за политические права курдов в будущей Сирии – ни на международных форумах, ни среди сирийской оппозиции, на которую Вашингтон имел сильное влияние.

Для решения курдской проблемы необходима комиссия ООН
Обострение курдской проблемы – одно из наиболее значимых следствий трансформации, происходящей на Ближнем Востоке. Эта тема была вынесена на обсуждение в ходе шестой сессии Ближневосточной конференции клуба «Валдай», которая прошла в Москве 19–20 февраля.
перейти
© Клуб «Валдай»
Наряду с военной выгодой от взаимодействия с возглавляемыми курдами Сирийскими демократическими силами непоследовательная политика США порой наносила серьёзный ущерб самим курдам, провоцируя против них Россию, Турцию и Иран. Примером ущерба, нанесённого курдам, стало заявление руководителя Центрального командования ВС США генерала Джозефа Вотела, когда в декабре 2017 года он объявил, что Вашингтон разрабатывает расширенную программу обучения местных курдских и арабских пограничников в Сирии. Это заявление вызвало значительные протесты со стороны Москвы, Анкары и Тегерана, которые расценили его как сигнал к тому, что США планируют что-то делать в Сирии после поражения ДАИШ. В результате президенты Путин и Эрдоган нашли необходимую основу для укрепления двустороннего сотрудничества. За этим последовало одобренное Россией турецкое наступление на сирийско-курдский город Африн.
Наступление Турции на Африн: победители и проигравшие
Вход турецких войск 18 марта в центр сирийского курдского города Африн ознаменовал не только начало нового этапа сирийского конфликта, но и начало стратегического партнёрства Москвы с Анкарой.
перейти
© 2018 Lefteris Pitarakis/AP
Вторым таким негативным примером явились неоднократные заявления высокопоставленных чиновников администрации Трампа, что американские военные будут оставаться в Сирии до тех пор, пока иранские и проиранские силы не покинут страну. Это вызвало одно из наиболее жёстких критических замечаний в отношении сирийских курдов со стороны министра иностранных дел России Сергея Лаврова и привело к дальнейшему отчуждению между сирийскими курдами и Москвой.

Преимущества, которые Турция получит в результате прекращения поддержки возглавляемой курдами СДС со стороны США, очевидны. Лишённые такого покровителя, защищающего свои границы от Турции и сил режима Асада, курдские администрации и группировки будут серьёзно ослаблены. В Анкаре также надеются, что под постоянным давлением альянс между различными этническими и политическими группировками в рамках СДС может окончательно разрушиться.

Однако в связи с решением США о выводе войск у Анкары могут возникнуть трудности в отношениях с партнёрами. Готовность России и Ирана согласиться с планами Турции в Сирии во многом была обусловлена присутствием там США. Сомнительно, что Москва и Тегеран согласятся с тем, чтобы Турция получила контроль над богатой нефтью северо-восточной Сирией, а также над стратегическими плотинами и плодородными сельскохозяйственными районами. Анкара, скорее всего, предпочла бы продолжение американского присутствия в Сирии и договорённость с Вашингтоном на проведение ограниченной трансграничной военной операции турецких войск в северных сирийских городах.

*Запрещено в РФ.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.