Мнения экспертов Восточный ракурс
Российско-корейское сотрудничество в режиме ожидания

Повышение динамизма двусторонних отношений возможно за счёт методичного решения технических вопросов сотрудничества, создания комфортных условий для работы среднего бизнеса и создания финансовых возможностей для двусторонних проектов, пишет эксперт клуба «Валдай» Ирина Коргун. Это более реалистично и злободневно в нынешних условиях санкций, которые оказывают влияние на перспективы финансирования проектов, так как корейский бизнес широко пользуется посредническими услугами американских банков.

Российско-корейские отношения находятся сейчас в состоянии «тройного» ожидания. Первое – это ожидание тридцатилетия установления дипломатических отношений, которое приходится на 30 сентября 2020 года. Второе – это ожидание новых крупных инвестпроектов как корейского бизнеса в России, так и двусторонних на российском Дальнем Востоке. Наконец третье – это ставшее уже перманентным ожидание прорыва в трёхстороннем сотрудничестве Россия – Сеул – Пхеньян. Причём для южнокорейской стороны налаживание стабильного диалога с КНДР является вопросом экзистенциальным, который всегда будет в приоритете политической повестки правительства вне зависимости от реальных условий для этого. Даже в преддверии ВЭФ-2019 южнокорейские СМИ были более озабочены возможностью краткого приветствия между главами делегаций Северной и Южной Кореи на полях саммита, нежели непосредственно повесткой мероприятия.

Решение северокорейского вопроса, которое требует комплексной программы экономического развития государства, вряд ли возможно без участия российского Дальнего Востока. По этой причине внимание к данному российскому региону со стороны Южной Кореи будет сохраняться. В дополнение к этому всегда актуален доступ к энергетическим ресурсам, которыми регион богат, и удобным логистическим маршрутам.

Особенности северокорейской рыбалки
Андрей Ланьков
Вооружённое столкновение между северокорейскими рыбаками и российскими пограничниками в Японском море – далеко не первый инцидент подобного рода. И не стоит строить иллюзий, что такого не повторится. Рыбная ловля остаётся единственным способом выживания для значительной части населения восточного побережья КНДР, и ситуация эта едва ли изменится в обозримом будущем. Северокорейские власти едва ли смогут и, главное, едва ли захотят что-то сделать с этой проблемой, пишет Андрей Ланьков, профессор сеульского Университета Кунмин.
Мнения экспертов

Как показало выступление крупного эксперта по России и странам СНГ Ли Чжэ Ёна на пятом Восточном экономическом форуме, южнокорейская сторона имеет хорошее представление о потенциале Дальнего Востока России. Принимая во внимание тот факт, что господин Ли Чжэ Ён возглавляет Корейский институт экономической политики, крупнейший в Сеуле think tank, дающий рекомендации правительству, его доклад о возможностях развития Дальнего Востока в привязках к трёхсторонним проектам отражает роль, которую Южная Корея видела бы здесь для себя. Однако обсуждаемые проекты в сфере энергетики, например, строительство газопровода, или в сфере инфраструктуры – соединение Транссиба с Транскорейской железной дорогой, создание Арктического пути – требуют длительных сроков реализации и большой политической воли всех участников. И хотя внимание обычно приковано к непредсказуемым действиям Пхеньяна, южнокорейская сторона также имеет склонность к внешнеполитическому маневрированию в силу своего стратегического альянса с США. Соответственно, эти проекты – задача на более длительную перспективу.

Корейский бизнес пока также не готов активно инвестировать в российские проекты. В 1990-е годы он предпринимал ряд независимых и не всегда успешных попыток для организации инвестпроектов на Дальнем Востоке, и в частности в Приморском крае, поэтому ему знакомы сопутствующие риски. Серьёзным ограничением также служат высокие производственные расходы и низкая ёмкость дальневосточного рынка в сравнении центральными регионами России. Поэтому для широкого вовлечения корейского бизнеса зачастую не работают даже стимулы со стороны правительства Республики Корея, которое имеет внешнеэкономическую программу «Девять мостов» для активизации сотрудничества с Россией. Здесь сказывается и то, что механизм взаимодействия между государством и бизнесом в Республике Корея претерпел существенные изменения за последние 20 лет. Завершился тот период, когда они выступали тандемом в реализации проектов внутри страны и за рубежом. В условиях более открытой экономики корейские компании вышли из-под опеки и стали более независимы в принятии решений об освоении зарубежных рынков.

Корейский бизнес не готов инвестировать в бизнес-проект, если он не несёт явной отдачи. Данный фактор актуален для зарубежных проектов в целом, а не только в России. Альтернативой отдачи могу служить высокие государственные гарантии либо льготы в других сферах деятельности, размер которых был бы соизмерим с рисками в предлагаемых проектах. Но и этот вариант труднореализуем в современной Корее, где общество нередко выражает протест в отношении рыночных практик крупных корпораций. В целом сегодня на российском рынке уже присутствуют основные корейские компании, поэтому возможности активизации сотрудничества за счёт крупного бизнеса сузились.

Повышение динамизма двусторонних отношений возможно за счёт методичного решения технических вопросов сотрудничества, создания комфортных условий для работы среднего бизнеса и создания финансовых возможностей для двусторонних проектов. Это более реалистично и злободневно в нынешних условиях санкций, которые оказывают влияние на перспективы финансирования проектов, так как корейский бизнес широко пользуется посредническими услугами американских банков. Доработка технических вопросов российско-южнокорейского сотрудничества необходима также в свете обсуждаемого соглашения о зоне свободной торговли. Кроме того, необходимо создавать новые импульсы для роста за счёт диверсификации сфер экономического взаимодействия. Малоосвоенной остаётся торговля услугами, по-прежнему есть пространство для расширения в сфере культуры и научно-технической кооперации. На ВЭФ-2019 Сеул показал свою готовность работать в этих направлениях тем, что назначил главою делегации министра экономики и финансов Хон Нам Ги, в ведении которого находятся очерченные вопросы. С другой стороны, отсутствие корейского президента можно расценивать как сигнал, что имеется дефицит повестки двустороннего сотрудничества и в преддверии тридцатилетия её необходимо наполнять.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.