Россия и Турция продолжают сотрудничать в Сирии несмотря на «геополитическую несовместимость»

Недавняя встреча лидеров России и Турции в Москве продемонстрировала, что обе стороны твёрдо намерены избегать всего, что могло бы поставить под угрозу их двусторонние отношения, которые два президента считают очень полезными, сказал в интервью ru.valdaiclub.com Галип Далай, приглашённый профессор факультета политики и международных отношений Оксфордского университета, нерезидент Дохинского центра института Брукингса и директор по исследованиям Al Sharq Forum.

Встреча Путина и Эрдогана в Москве 23 января была посвящена Сирии, где после объявленного вывода американских войск возникает новая расстановка сил. По словам Далая, обсуждение «зон безопасности» вдоль сирийско-турецкой границы станет новым фактором внутрисирийского урегулирования. Поскольку все игроки в Сирии имеют разные цели и позиции, эта дискуссия будет представлять собой процесс, а не сделку, считает он.

«Между Турцией и США будет новый процесс, в который, вероятно, войдут некоторые другие субъекты, такие как Франция, – отметил Далай. – Но, если это превратится в процесс, а не в сделку, вопрос для Турции будет состоять в том, как строить отношения с обеими сторонами одновременно: с одной стороны, это партнёры по Астане, а с другой большинство её западных партнёров, которые будут вовлечены в обсуждение будущего восточной части Сирии».

Эксперт полагает, что эти два процесса будут в некоторой степени перекрываться, что чревато определёнными трениями, но Турция, скорее всего, захочет послать своим партнёрам по Астане сигнал о том, что её взаимодействие с США не идёт им в ущерб.

Уход США из Сирии: «Мы закончили. Теперь это всё твоё»
После ухода Вашингтона из Сирии сирийские курды могут только надеяться на поддержку со стороны Дамаска и Москвы. Поскольку Россия теперь заполняет вакуум, образованный предстоящим уходом США, в состоянии ли она использовать свои возросшие рычаги влияния ради реинтеграции полуавтономного сирийского Курдистана в состав суверенной Сирийской Арабской Республики, за которой в конечном итоге последуют свободные и справедливые выборы?
перейти

Важно отметить, что Россия и Турция имеют совершенно разные взгляды и разные цели в отношении северо-восточной части Сирии, контролируемой поддерживаемыми США курдскими формированиями, подчеркнул Далай. «Россия выступает за то, чтобы эти районы оказались под контролем режима Асада, и продвигает соглашение между режимом Асада и сирийскими курдами. С другой стороны, Анкара требует определённой формы турецкого контроля вдоль границы с Сирией, хотя характер и форма этого контроля – всё ещё предмет дискуссий. Но для Турции ясно, что этот контроль должен соответствовать её целям безопасности в отношении PYD, SDF или сирийских курдов в целом. Таким образом, существуют нестыковки на многих уровнях».

Но и у России, и у Турции, похоже, есть мотивация отложить свои разногласия по северо-восточной Сирии и избежать превращения её в проблему, которая может нанести ущерб их двусторонним отношениям, а также усугубить всю ситуацию в регионе.

Если речь идёт об Идлибе, между Турцией и Россией существует широкое взаимопонимание о том, что провинцию необходимо защищать от любых форм радикальных организаций, включая группировку Хайат Тахрир аш-Шам (ХТШ), которая в настоящее время набирает силу по отношению к другим силам «умеренной оппозиции», в том числе поддерживаемых Турцией. «Я не думаю, что Россия хочет использовать это в качестве оправдания для полноценной военной кампании, которая поставила бы Турцию в очень трудное положение. Хотя существует много разногласий, одна точка соприкосновения есть, и она заключается в том, что эта область должна быть очищена от ХТШ», – сказал Далай.

Эксперт отметил, что турецко-российские отношения в значительной степени характеризуются геополитической несовместимостью. «Если вы посмотрите на многие районы – не только на Ближнем Востоке, но и на Балканах, Кавказе или Восточном Средиземноморье – почти везде стратегические приоритеты России и Турции не совпадают», – сказал он.

Но даже если соперничества в этих отношениях больше, чем сотрудничества, именно это может быть причиной того, что российско-турецкое взаимодействие становится совершенно необходимым. «Тот факт, что Турция была главным покровителем оппозиции, а Россия – главным международным покровителем сирийского режима, делает этот процесс более осмысленным», – сказал Далай. «Астанинский процесс не начался бы без России, но он не получил бы международной легитимности без Турции, которая вовлекла в процесс и сирийскую оппозицию. В связи с этим стратегическая несовместимость между Турцией и Россией является одновременно проблемой и побуждает их больше взаимодействовать друг с другом. Когда у вас есть конкурирующие взгляды, интересы и структуры альянсов, это делает ваше участие в различной проблематике гораздо более значимым», – отметил эксперт в заключение.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.