Россия: новый политический цикл и контуры мирового порядка

02.03.2018

Разрушение порядка, в котором Россия довольствуется ролью сырьевого придатка и несмотря на свою военную мощь считается маргиналом, казалось бы, даёт шансы на соавторство нового порядка и более значимую роль в нём. Однако вопрос в том, будет ли Россия более успешной и защищённой в более хаотичном мире? Впрочем, Россия вряд ли выступит единственной и решающей силой в будущих трансформациях. Ей следует быть готовой к любому повороту мировой траектории.

Президентские выборы 18 марта 2018 г. открывают новый политический цикл в России. Опросы общественного мнения показывают убедительное преимущество действующего Президента и оставляют мало сомнений в исходе голосования. Здравый смысл подсказывает, что внешнеполитический курс после выборов сохранит преемственность. Однако Россию на международной арене ждёт целый букет развилок с очень непростым выбором в каждой из них. Предстоящий шестилетний период вполне может стать периодом транзита как российской, так и собственно мировой политики.

Основная глобальная развилка – выбор между сохранением существующего либерального мирового порядка или его трансформацией в иную модель. Существует соблазн описать такой транзит как переход от однополярного мира к более гибкой, справедливой и демократичной многополярной модели при основополагающей роли ООН. За такую модель, в частности, выступает официальная дипломатия России, КНР, Индии и целого ряда других стран. Однако на деле ситуация более сложная, нежели выбор между условно «плохой» однополярностью и «хорошей» многополярностью.

Мировой полицейский Андрей Быстрицкий
О крушении старого мирового порядка, о необходимости нового не говорит только ленивый. Но вот вопрос: а он вообще-то необходим, этот новый мировой порядок? Может, разумнее радоваться тому, что есть сейчас? И не окажется ли в итоге, что мировой полицейский будет выполнять функции мирового тюремщика?

Либеральный мировой порядок действительно переживает сложные времена. Здесь накопился целый комплекс проблем: внутриполитическая лихорадка в США и неопределённость американского курса с его метанием между национальными интересами и глобальным лидерством; сложности евроинтеграции; расползание системы безопасности в Европе – открытая маргинализация в ней России и скрытое, но не менее опасное дистанцирование Турции; уязвимость либерализма и светских идеологий против набирающих обороты радикальных религиозных доктрин. Можно назвать ещё много сложностей, которые переживает западный мир – ядро современной мир-системы. Но все эти проблемы, при всей их актуальности, трудно назвать критическими для собственно либерального миропорядка. Для его стабильности важнее другое.

Успех либерального миропорядка определяется его способностью быть привлекательной моделью международных отношений для всех крупных игроков. Международные отношение здесь – ключевое слово. Вопреки распространённому стереотипу, который воспринимает либеральный порядок как клуб демократий, единомышленников либералов из числа «золотого миллиарда», он представляет собой совершенно иное образование. Да, Запад – важный и возможно центральный элемент. Но чтобы быть частью этого порядка не обязательно быть западной страной и пламенной демократией. Суть либерального порядка в системе взаимодействия между государствами. Природа их политического режима – вторична, хотя схоластам либеральной теории международных отношений и проповедникам демократии, конечно, хотелось бы иного.

После окончания холодной войны либеральный мировой порядок трансформировался в модель международных отношений, привлекательную и выгодную для всех крупных игроков. В его основе – принципы свободного движения товаров, труда и капитала на основе относительно понятных правил. Безусловно, США располагались в центре системы хотя бы в силу своего доминирования в мировых финансах, передовых технологий и конкурентоспособности экономики. Однако крупные выгоды получили и другие игроки – расширяющийся ЕС, Япония, Корея, и, что более важно – Индия и КНР. Последних можно считать основными бенефициарами либерального порядка. Вовлечение в глобальную экономику позволило обеим странам совершить огромный рывок в развитии. И при этом, в отличие от давних союзников США, сохранить полную автономию в политических вопросах. Да, Индия и до недавних пор КНР избегали прямых политических споров с Западом. Вашингтон мог наслаждаться своей мощью, иногда демонстрируя её бомбёжкой той или иной развивающейся страны. Но Нью-Дели и Пекин богатели, укрепляли свою экономическую базу и беспрепятственно наращивали свои силы. Индийские и китайские дипломаты (то же можно сказать о бразильцах, южноафриканцах и других) не лукавят, когда говорят о желательности многополярного мира как некоего светлого будущего. Но им вполне комфортно в существующем порядке, который делает их богаче и сильнее, при этом сохраняя свободу рук во внешней политике.

После распада Советского Союза Россия также стала частью либерального мирового порядка. Она довольно быстро интегрировалась в мировую экономику и торговлю. Ей не удалось добиться столь же динамичного роста как Индии или КНР. Но она извлекала выгоды даже в своей роли поставщика сырья, также сохраняя за собой свободу для манёвра. В силу близости к Европе и давних связей с Западом дискуссия о демократии и в целом соответствии «стандартам» здесь традиционно была более острой. В ЕС и США Россия сегодня едва ли главный виновник всех бед. Ни один политик в здравом уме не признает Россию «своей». Что не мешает ей оставаться частью либерального порядка даже после украинского кризиса и введения экономических санкций. Интегрированность России в либеральный мировой порядок позволила довольно быстро наказать её санкциями. Но по иронии та же интегрированность ограничивает инициаторов санкций. Хороший пример – недавняя рекомендация Минфина США не распространять санкции на обязательства российского суверенного долга. Ударив по России, это навредило бы и самим США. Как ни странно, более тесная интеграция в глобальный мир даёт лучшую защиту от санкций, нежели автаркия.

Интересно, что в самой России мировой порядок понимается по-другому – с позиций баланса сил государств и альянсов. Его трансформация связывается с возможным закатом мощи США и ростом других центров силы, таких как КНР. Казалось бы, на фоне глобализации реализм российской дипломатии выглядел старомодным. Действительно, либеральный мировой порядок позволял успешно сосуществовать различным полюсам силы, сберегая от анархии и создавая ощущение устойчивой однополярности. Но с точки зрения баланса сил мир давно перестал быть однополярным. И политические противоречия начинают разбивать оболочку либерального миропорядка словно птенец, выбирающийся из яйца.

Тревожный симптом – всё более отчётливое появление КНР на западных радарах в качестве вызова и угрозы. В США, Японии и даже ЕС на уровне официальной риторики и неофициальных оценок обеспокоенность мощью и влиянием Китая нарастает. Особенно контрастно эта тенденция смотрится на фоне собственно китайских предложений по поводу мягкой трансформации мирового порядка в сторону сообщества «общей судьбы». Сам Китай комфортно чувствует себя в сложившемся статус-кво. Но похоже, что чувство комфорта утрачено в Вашингтоне и других западных столицах. Пока рано говорить о каком-то серьёзном противостоянии Запада и Китая. Но всё более актуальным становится вопрос о том, что будет с либеральным мировым порядком, если в силу политических противоречий из него будет исключён Китай?

Если это произойдёт, либеральный мировой порядок утратит функцию клея, который удерживал крупных игроков в относительном спокойствии. Альтернативой станет более хаотичный и враждебный биполярный или многополярный мир, в котором политическая конкуренция выходит на первый план, оттесняя выгоды глобализации. По всей вероятности, он не будет ни демократичным, ни безопасным. Развилка между либеральным мировым порядком со всеми его недостатками и новой конфликтной конфигурацией со всеми её вызовами будет всё чётче прорисовываться в ближайшие несколько лет.

Эта развилка порождает и альтернативы для России. Велик соблазн приблизить наступление нового порядка. Такой подход смотрелся бы закономерно с учётом того, что в текущей конфигурации Россия превратилась едва ли не в изгоя (по крайней мере, на Западе). Разрушение порядка, в котором Россия довольствуется ролью сырьевого придатка и несмотря на свою военную мощь считается маргиналом, казалось бы, даёт шансы на соавторство нового порядка и более значимую роль в нём. Однако вопрос в том, будет ли Россия более успешной и защищённой в более хаотичном мире? Особенно во взаимодействии с агрессивными и более мощными контрагентами? Впрочем, Россия вряд ли выступит единственной и решающей силой в будущих трансформациях. Ей следует быть готовой к любому повороту мировой траектории.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Какие вызовы ожидают нового президента Египта?
27.03.2018
Абдель Фаттах аль-Сиси спас Египет от хаоса, но новый президент страны, которого с 26 по 28 марта должен выбрать египетский народ, столкнётся со многими вызовами. Борьба с ними, сопротивление

Эксперт: 
Тарек Хегги
США в Афганистане: операция в режиме ожидания
17.04.2018
Внешним силам, желающим получить всякого рода выгоды в Афганистане, следует прислушаться к совету: «Если вы не знаете, что делать, то не делайте ничего». Что касается надежд Запада на укрепление

Эксперт: 
Анатоль Ливен
Большая Евразия: общие задачи для Китая и России
16.04.2018
США не являются географической частью Евразии, но исходя из геополитических и инвестиционных интересов они пытаются получить доступ в отдельные зоны континента, предоставляя либо

Эксперт: 
Сергей Лузянин

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться