Россия – Китай: солидарность в новую эру

Лидеры Китая и России стараются придерживаться тех универсальных ценностей, от которых пытались отказаться их западные партнёры. Китай и Россия никогда не забывают свою благородную миссию, в то время как другие преследуют свои краткосрочные интересы. Взаимодействие между Китаем и Россией можно рассматривать как яркий пример духа солидарности, пишет Цзя Минь, научный сотрудник из Восточно-китайского педагогического университета.

С 5 по 7 июня 2019 года председатель КНР Си Цзиньпин посетил Россию с государственным визитом и встретился с президентом Владимиром Путиным. Он также впервые принял участие в Петербургском международном экономическом форуме. Для Си Цзиньпина и Путина эта встреча была лишь одной из многих, но она имела особое значение. Обе стороны подтвердили всеобъемлющее стратегическое партнёрство в новую эру и в очередной раз выступили с декларацией о поддержании стабильности, порядка в системе мировой безопасности, противодействии гегемонизму и унилатерализму, поддержке мультилатерализма и международных правил в соответствии с основными принципами Организации Объединённых Наций.

В дополнение к официальным государственным встречам президент Путин совершил председателем КНР прогулку по Неве в Санкт-Петербурге, поднялся на борт крейсера «Аврора», который является символом Октябрьской революции, и провёл частные беседы в Зимнем дворце, который символизирует долгую и славную историю России. Оглядываясь на мировую политику, это эффективный вариант дипломатического общения двух выдающихся лидеров стран, которые через прошлое и настоящее стремятся добиться лучшей политической ситуации в мире.

Как отмечают многие эксперты, нынешние отношения между Китаем и Россией находятся на самом высоком уровне. Развитие такого позитивного взаимодействия имеет два пути – один логический, а другой теоретический. Первый путь, именуемый внутренней эволюцией, обусловлен неотъемлемой необходимостью эволюционного процесса государственного строительства и социальной системы, выдающегося и умелого государственного управления высшими лидерами и политической философии, основанной на обеих культурах. Другой путь связан с постоянным и интенсивным внешним давлением, сложностями геополитики и угроз киберпространства, а также с новыми проявлениями менталитета холодной войны в технологических инновациях и цивилизационном обмене. Можно сказать, что оба пути укрепляют наши отношения одновременно.

В настоящее время прямым источником такого давления является администрация Дональда Трампа, которая прибегает к реакционной риторике, демонстрируя односторонность, протекционизм, милитаризм, и даже использует такой штамп как «столкновение цивилизаций». В потоке антиглобализации и популизма этот вид старого гегемонистского дискурса кажется ещё более абсурдным. В совместную декларацию об укреплении глобальной стратегической стабильности, подписанную Китаем и Россией, включена не только геополитика, но и так называемые «коммерческие интересы». Эти слова могут не быть окончательными, но они беспрецедентны.

По ряду причин и Китай, и Россия проявляют сдержанность, когда сталкиваются с оскорбительным поведением Соединённых Штатов. Президент Трамп не гнушается ничем, чтобы победить на выборах в 2020 году. Здесь все средства хороши. Такая узкая и отсталая идеология, безусловно, отражает бедность стратегической мудрости Вашингтона, бедность внешней политики.

Глобальный экономический передел: США, Китай и Россия
Торговый конфликт США и Китая особенно значим в контексте глобальных перемен геоэкономического характера. В случае разрешения конфликта в ближайшее время его основная подоплёка сохранится и продолжит влиять на весь комплекс отношений двух важнейших экономических держав мира. Эти отношения не исчерпываются коммерцией и включают в себя измерения, связанные с транспортно-энергетическими проектами, участием в международных политико-экономических организациях и принципами валютного регулирования. Однако по всем этим измерениям США и Китай в обозримом будущем будут находиться по разные стороны баррикад, пишет Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук в Калифорнийском университете (Сан-Франциско).
перейти
© Reuters

Варианты прямых контрмер не всегда обсуждались лидерами России и Китая. Для этих двух великих держав наиболее неотложными и основополагающими целями являются прочное взаимное стратегическое доверие и помощь друг другу в условиях кризиса. Можно утверждать, что заявления и консенсус, проявленные председателем Си и президентом Путиным, чрезвычайно позитивны и резко контрастируют с политическим дискурсом Запада, разжигаемым американцами, которые предпочитают играть доминирующую роль в мировом порядке. Это также подтверждает, что лидеры Китая и России стараются придерживаться тех универсальных ценностей, от которых пытались отказаться их западные партнёры. Китай и Россия никогда не забывают свою благородную миссию, в то время как другие преследуют свои краткосрочные интересы. Лояльность к мировому порядку может оказаться совсем иной.

Лояльность – это особая приверженность великих держав мировому порядку. Это не принуждающая внешняя сила, а позитивная надежда на благополучие международного порядка. Лояльность требует высокой степени консенсуса, духа солидарности и оптимизма. С призывом к лояльности крупные державы могли бы более рационально организовать и оптимизировать свои стратегические действия, предсказать стратегические намерения партнёра, а затем искать более инклюзивный путь, избегая потенциальных узких взаимных подозрений. Взаимодействие между Китаем и Россией можно рассматривать как яркий пример этого духа солидарности.

В ходе государственного визита мы увидели, что Китай и Россия продолжают неуклонно продвигать возможность такой лояльности. Обе стороны согласились наладить тесные связи между инициативой «Один пояс, один путь» и ЕАЭС, что требует большей политической мудрости и конкретных планов, удовлетворяющих обе стороны. Мы наблюдаем, что и Китай, и Россия настойчиво призывают все стороны присоединиться к многостороннему сотрудничеству по урегулированию ядерного кризиса вокруг Ирана, настаивают на постоянном диалоге с северокорейским лидером. Мы также увидели, что президент Си Цзиньпин на Петербургском международном экономическом форуме призвал поделиться со всеми странами мира инновациями в сфере высоких технологий, особенно что касается коммуникационных технологий 5G. Президент Путин аплодировал и всецело поддержал это предложение.

Есть ещё немало вещей, которые Китай и Россия должны сделать, чтобы поддерживать этот путь сотрудничества. Но прежде всего Китай и Россия должны заниматься своими делами и добиваться успехов в вопросах, связанных с двусторонними отношениями. Элиты и народы двух стран вправе искренне радоваться и гордиться достижениями, но этого далеко не достаточно. Нам нужно больше людей, готовых развивать российско-китайское партнёрство, а также людей, способных пропагандировать его идеи и обрисовывать перспективы.

Шанхай, глобальный город с плодотворной русской культурой и историей, мог бы стать ярким участником такого рода партнёрства для новой эры. 6 июня группа выдающихся китайских творческих деятелей приняла участие в праздновании 220-летия со дня рождения русского поэта Пушкина. Они прекрасно читали пушкинские стихи по-китайски и по-русски. Почти в то же время в Санкт-Петербурге делегация ведущего фармацевтического предприятия Shanghai Pharma (SPH) подписала соглашение с BIOCAD, крупнейшей биомедицинской компанией в России о создании совместного предприятия, которое вскоре будет выпускать высокотехнологичную биомедицинскую продукцию для китайских потребителей с конкурентоспособной и доступной ценой. Партнёрство России и Китая должно стать твёрдой вехой для обеих сторон, вдохновить нас на достижение благополучия наших людей.

Получится ли у Китая стать глобальным лидером?
Мир всегда нуждается в альтернативе. Вопрос в том, какую форму эта альтернатива принимает. Китай стремится предложить не ощетинившийся ракетами военный лагерь, а пространство всеобщего процветания. В этом суть китайской стратегии конкуренции с США за глобальное лидерство, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
перейти
© 2019 Mark Schiefelbein/AP
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.