Россия и поиск баланса между Индией и Пакистаном

Эскалация конфликта между Индией и Пакистаном, которые не так давно вступили в Шанхайскую организацию сотрудничества, является, помимо прочего, проверкой на прочность для этой организации. Вооружённые столкновения между Индией и Пакистаном – первый случай серьёзного военного конфликта между членами ШОС. И от того, насколько энергично и успешно ШОС будет действовать в вопросах его урегулирования, прекращения огня и восстановления доверия, зависит будущая стабильность всей организации в целом, пишет для ru.valdaiclub.com Олег Барабанов, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Начавшийся на днях очередной вооружённый конфликт между двумя ядерными державами Индией и Пакистаном заставляет вновь обратить серьёзное внимание как на проблемы международной безопасности в Южной Азии, так и на стратегию внешней политики России в данном регионе.

Особенностью данного конфликта является то обстоятельство, что он первый – после того, как Пакистан и Индия вступили в ШОС. Собственно, одна из целей их одновременного вступления в эту организацию как раз и состояла в том, чтобы использовать механизмы ШОС для укрепления доверия и разрешения конфликтов между двумя странами. Поскольку в этой сфере положительный опыт у ШОС достаточно значителен.

Напомним, исторически Шанхайская организация сотрудничества выросла из советско-китайской комиссии по укреплению мер доверия на границе и предотвращению пограничных инцидентов. Поэтому изначальная задача ШОС как раз и состояла в том, чтобы разрешать конфликты, подобные тому, который сейчас происходит между Индией и Пакистаном. И за годы существования организации опыт по трансформации изначального недоверия в существующее сейчас всеобъемлющее стратегическое партнёрство России и Китая, по регулированию противоречий между государствами Центральной Азии накоплен большой и говорит сам за себя. 

ШОС как основа для появления «мягкой» евразийской идентичности
На протяжении всей истории человечества почти все агрессивные войны прикрывались так называемой «цивилизаторской» миссией. В современном мире войны поделены на справедливые и несправедливые, а с возникновением ООН – ещё и на легитимные и нелегитимные. Многие международные организации в своих уставных документах ввели нормы о признании войн, военных и пограничных конфликтов юридически оправданными либо нарушающими международное право. Но право силы, безусловно, продолжает оставаться преимуществом небольшого количества стран.
перейти
© РИА Новости/Вадим Савицкий

Поэтому сегодня эскалация конфликта между двумя членами ШОС является, помимо прочего, ещё и проверкой на прочность и эффективность для самой организации. По сути, вооружённые столкновения между Индией и Пакистаном являются первым случаем военного конфликта между членами ШОС. Ранее был лишь один случай, приближающийся к этому: масштабные и кровавые межэтнические столкновения между киргизами и узбеками в Оше в 2010 году, но они, к счастью, не привели к межгосударственному вооружённому конфликту между этими двумя странами.

Сегодня же мы имеем дело с качественно новым вызовом к доверию в эффективность ШОС. Если заострять вопрос, то именно сейчас проходит проверка того, а было ли оправданным расширение ШОС на эти страны. В результате, от того, насколько энергично и успешно именно ШОС и члены ШОС будут действовать в вопросах урегулирования индо-пакистанского конфликта, прекращения огня и восстановления доверия, зависит будущая стабильность и надёжность всей организации в целом.

Если же говорить о позиции России в отношениях между Пакистаном и Индией, то в ней после вступления этих стран в ШОС произошла значимая эволюция. Ведь раньше, традиционно со времен афганской военной кампании 1980-х годов Пакистан в российском общественном мнении воспринимался чаще всего негативно через призму этого конфликта. А Индия, наоборот, также традиционно с советских времен для российского общества представлялась как дружественный партнер. Этому способствовали и активные межгосударственные связи (как двусторонние, так и в формате БРИКС), и общественные инициативы. Следует отметить и большой поток российских туристов в Индию, и общий интерес значительной части россиян к индийскому культурному и духовному наследию. Ответом на этот запрос, к слову, стала весьма эффективная индийская политика «мягкой силы» по продвижению в России положительного образа Индии и широкого спектра культурных инициатив. Итогом чего было достаточно чёткая проиндийская позиция в российском общественном мнении, когда речь заходила о выборе между Индией и Пакистаном.


В последние же годы ситуация начала меняться. И в контексте вступления Пакистана в ШОС, и в контексте урегулирования ситуации в Афганистане значительно интенсифицировались двусторонние межгосударственные отношения. Диалог России и Пакистана начал приобретать всё большую партнёрскую доверительность. Немаловажно отметить, что его значимым элементом стало сотрудничество по линии министерств обороны. Летом 2018 года в горах Пакистана состоялись двусторонние военные учения «Дружба – 2018». В феврале 2019 года Россия была представлена на международных военно-морских учениях Aman, которые проводил военно-морской флот Пакистана. Развивается и сотрудничество в военно-технической сфере. Укрепляется экспертный диалог между «мозговыми центрами» двух стран как по вопросам региональной безопасности, так и по двусторонним отношениям. 

Россия и Пакистан: взаимодействие во имя стратегической стабильности
В четверг, 9 августа, в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия с участием председателя Объединённого комитета начальников штабов Пакистана Зубайра Махмуда Хайата, посвящённая проблемам стратегической стабильности в Южной Азии. Встреча прошла в соответствии с правилами Chatam House, то есть все участники высказывались на условии анонимности, что способствовало открытости дискуссии.
перейти
© Клуб «Валдай»

В последнее время стали открываться новые возможности и для интенсификации экономического сотрудничества России и Пакистана. Дополнительные перспективы для этого представляют форматы большой паневразийской инициативы «Один пояс – один путь», выдвинутой Китаем и поддержанной Россией. Её значительной составной частью является эффективно реализуемый проект китайско-пакистанского экономического коридора по модернизации транспортной и иной инфраструктуры Пакистана и развитию нового порта Гвадар на западе Пакистана. Тем самым южное радиальное ответвление от нового «шёлкового пути» начинает активно работать.

И в Пакистане в связи с этим начинают проявлять интерес к тому, чтобы соединить этот южный маршрут с предполагаемым северным маршрутом, который вёл бы от магистральной линии нового «шёлкового пути» в Россию к арктическим портам. Тем самым можно было бы реализовать трансевразийскую меридиональную сеть через весь континент от Арктики до тёплых морей. В этой связи проекты о строительстве дорожной, газотранспортной и иной инфраструктуры на западном участке границы между Россией и Китаем на Алтае начинают приобретать не только двустороннее, но и общеевразийское измерение. В случае их реализации маршрут нового «пути» получит два полноценных «крыла» – на Юг и на Север, и тем самым сформируется устойчивая геоэкономическая линия Россия – Китай – Пакистан.

На укрепление взаимного интереса между Россией и Пакистаном влияют и внешние факторы. К их числу стоит отнести прогрессирующее ухудшение отношений между Пакистаном и США. С другой стороны, мы видим сейчас усиление геополитических связей между Индией и США. Новые проекты Индо-Пацифики, объединяющие четвёрку стран (США, Австралия, Япония, Индия), могут привести к серьёзному сдвигу в балансе сил в регионе, что затрагивает интересы как Пакистана, так и России.

Можно отметить и временами проявляющееся недоверие к России в экспертном сообществе Индии из-за слишком тесного, по их мнению, партнёрства России с Китаем, в результате чего Россия якобы теряет самостоятельную политическую субъектность в Азии. Такой взгляд на Россию исключительно через призму индийско-китайских противоречий и не соответствующий действительности, очевидно, не способствует укреплению доверия. Таким образом, политика США в регионе (и, возможно, намечающаяся связка Индии и США) служит дополнительным внешним стимулом к диалогу России и Пакистана. 

Валдайский клуб на Raisina Dialogue: глобализация добровольцев – принцип следующей эпохи?
В Дели на конференции Raisina Dialogue состоялась дискуссия «Политика стала глобальной: как устроен мировой порядок, в котором нет единства мировоззрений». Это первый опыт партнёрства Observer Research Foundation, организатора конференции, и Международного дискуссионного клуба «Валдай».
перейти
© Клуб «Валдай»

Другой не менее важный вопрос в российско-пакистанских отношениях – это необходимость выстраивания взаимного позитивного образа в общественном мнении двух стран. Выше уже говорилось о негативном влиянии афганской военной кампании 1980-х на имидж Пакистана в России. При этом мы в России часто не принимаем во внимание, что точно такая же ситуация сложилась и с образом России в пакистанском общественном мнении. Наследие той афганской войны оказало серьёзное дестабилизирующее воздействие на Пакистан. Это и бесконтрольное распространение оружия по территории страны, и рост проблемы наркотиков, и массовый приток афганских беженцев и проблемы их адаптации в пакистанском обществе, и связанные с этим межэтнические противоречия (особенно в Карачи и провинции Синд, но не только), и рост экстремизма, и многое другое. Пакистанская исследовательница Имрана Бегум в вышедшей год назад книге о влиянии афганской войны 1980-х на Пакистан использует даже термин «талибанизация Пакистана» как итог той войны.

В результате для достижения устойчивого доверия в общественном мнении двух стран необходима целенаправленная и весьма деликатная работа с обеих сторон, умение слышать друг друга, открыто и непредвзято обсуждать сложные исторические проблемы и их преодоление сегодня. К слову, успешный российско-китайский опыт выстраивания взаимного общественного доверия после долгих лет негатива вполне может быть применен и здесь (и формат ШОС как раз способствует этому). Важно и развитие двусторонних общественных связей, увеличение взаимных поездок граждан. Недавние инициативы нового пакистанского премьер-министра Имран Хана по развитию туризма в Пакистане, по открытию его богатого исторического и культурного наследия миру могут способствовать этому. 

ШОС как фундамент Большой Евразии
В наши дни международные организации и институты – наиболее значимое политическое порождение XX века – переживают сложные времена. В первую очередь это касается универсальных институтов, таких как ООН или ВТО, но также и более компактных региональных форматов. Новая политика США, олицетворением которой стал носорог мировой политики Дональд Трамп, поставила под вопрос устойчивость даже наиболее прочных, казалось бы, международных форматов, основанных не только на общих интересах, но и на общих ценностях.
перейти
© РИА Новости/Алексей Дружинин

В итоге российское общество стоит сейчас перед выбором нужной сбалансированной реакции на новый индо-пакистанский конфликт. Этого требует и стабильность в ШОС, и национальные интересы страны в регионе.

Отметим, что у России есть успешный опыт нахождения весьма деликатного баланса и эффективного модерирования конфликта между Арменией и Азербайджаном по поводу Карабаха. Подобный же баланс Россия выстраивает и в Сирии по отношению к большинству внешних акторов в этом конфликте. Думается, что именно такой сбалансированный подход с акцентом на дружественность и доверие России по отношению к обеим сторонам конфликта и поиск взаимоприемлемых путей его урегулирования мог бы оказаться наиболее эффективным и по отношению к нынешнему индо-пакистанскому столкновению.

Индо-пакистанское обострение: войны не будет?
В настоящий момент сценарий, при котором стороны начнут полномасштабную войну, представляется крайне маловероятным. Ни Индия, ни Пакистан не заинтересованы в эскалации боевых действий, тем более в применении ядерного оружия. Экономика обеих стран активно развивается, и в случае начала большой войны страны будут отброшены на годы, если не на десятилетия, назад. Конфликт с применением ядерного оружия обернётся колоссальной гуманитарной катастрофой, пишет для ru.valdaiclub.com Алексей Куприянов, научный сотрудник сектора международных организаций и глобального политического регулирования отдела международно-политических проблем ИМЭМО РАН.
перейти
© Reuters
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.