Разрядка в отношениях Саудовской Аравии и Ирана

28.02.2017

На всём протяжении новейшей истории отношения между двумя соседями − Саудовской Аравией и Ираном − отличались нестабильностью и взрывоопасным характером. Взаимодействие между этими двумя ключевыми региональными державами оказывает влияние на весь ближневосточный регион. Хотя напряжённость и отсутствие взаимного доверия были основными чертами саудовско-иранских связей, в частности после исламской революции в Иране конца 1970-х годов, недавнее ухудшение отношений между двумя странами стало беспрецедентным. Это создаёт сильную поляризацию в регионе, приводит к опосредованным войнам и вызывает кризисы, которые распространяются от Сирии и Ливана до северного Йемена и далее на юг в Ирак и Бахрейн.

Саудовско-иранские разногласия выходят за рамки религиозных противоречий между суннитами и шиитами. Это стратегическое соперничество, холодная война между двумя основными региональными державами, которые имеют разное видение будущего и противоречащие друг другу концепции развития Ближнего Востока.

Различия охватывают широкий круг вопросов, включая, как считает Саудовская Аравия, вмешательство Ирана во внутренние дела стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) путём использования шиитских меньшинств. Это происходит в рамках иранской шиитской стратегии, направленной на подрыв власти других региональных субъектов и обеспечение главенствующего положения Ирана в управлении делами региона. Так, в попытке дестабилизировать положение в регионах Иран поддерживает восстание шиитов в Бахрейне и восточных районах Саудовской Аравии. Он также оказывает помощь Башару Асаду и хуситам в Йемене, бросая прямой вызов политике Эр-Рияда.

Иран выдвигает требование о соблюдении социальных и политических прав шиитских меньшинств в странах ССАГПЗ и обеспечении их участия в органах управления. Поэтому он считает казнь саудовского шиитского священнослужителя Нимра Бакира ан-Нимра вопиющим нарушением прав шиитов и враждебным актом в отношении Ирана. Тегеран также осудил удары возглавляемой Саудовской Аравией арабской коалиции по Йемену и объявление «Хезболлы» − главного союзника Ирана − террористической организацией.

Между тем достижение компромисса по данным вопросам между обеими странами по-прежнему возможно. Эр-Рияд и Тегеран смогли преодолеть схожие кризисы 1944 и 1987 годов. Более того, в ряде случаев удавалось достичь взаимопонимания и реального сотрудничества. В 1950-х и 1960-х годах состоялось несколько встреч на высшем уровне между шахом Мохаммедом Реза Пехлеви и королем Фейсалом.

Во время своего визита в Тегеран в 1965 году король Фейсал предложил Ирану создать исламский альянс, в который могли войти и другие консервативные режимы региона. Основной целью предлагаемого альянса было решение общей проблемы, которую в то время представляли революционные режимы, в частности Египет во главе с Насером. В начале 1990-х годов после десяти лет напряжённости отношения между Эр-Риядом и Тегераном существенно улучшились. Визит Мохаммада Хатами в Саудовскую Аравию в 1997 году дал старт новому этапу саудовско-иранских отношений, который привёл к подписанию в 2001 году между двумя странами соглашения о безопасности.

В последнее время появились предпосылки для улучшения саудовско-иранских отношений. Во-первых, обе стороны, похоже, устали от существующего положения и пришли к выводу, что достижение компромисса неизбежно, а политическое урегулирование и переговоры являются единственно возможным выходом. Баланс сил очевиден, и игру с нулевой суммой не сможет выиграть никто. Бремя участия в конфликтах становится слишком тяжёлым и истощает экономический и военный потенциал обоих государств. Советник саудовского министра обороны Ахмед Асири сообщил 11 мая 2016 года, что каждая бомба, сброшенная арабской коалицией в Йемене, стоит Саудовской Аравии 120 тыс. фунтов стерлингов. По оценке Специального посланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, помощь Сирии обходится Ирану в 6 млрд долларов в год. За последние шесть лет сирийского кризиса общая сумма расходов составила 35 млрд долларов.

Удорожание конфликтов усугубляет экономические проблемы обеих стран. Резкое снижение цен на нефть, которая составляется свыше 70% доходов Саудовской Аравии, привело к бюджетному дефициту в размере 100 млрд долларов.

Продолжительность конфликта и растущие масштабы военных операций в Йемене создают всё больше проблем для Саудовской Аравии. В свою очередь Иран, несмотря на ядерную сделку и ослабление многолетних санкций, всё ещё испытывает трудности и пока не преодолел негативные последствия этих мер для экономики страны. Кроме того, Иран пока не достиг цели в плане привлечения прямых иностранных инвестиций и улучшения экономических показателей, особенно в сфере добычи и экспорта нефти.

Во-вторых, заслуживают внимания региональные процессы и сближение Тегерана с рядом ключевых союзников Эр-Рияда, в первую очередь с Пакистаном, а также неожиданный отказ Пакистана от участия в войне в Йемене. Саудовская стратегия, основанная на осаде Ирана Пакистаном на западе и Саудовской Аравией на востоке, больше не действует. Недавние взаимные договорённости и сотрудничество между Турцией и Ираном в Сирии также имеют значение. Напряжённость в саудовско-египетских отношениях и ограниченная поддержка Египтом саудовской политики в целом и в частности – в йеменском кризисе лишила Эр-Рияд сильного союзника и может вынудить его пересмотреть свою позицию в отношении Ирана.

В-третьих, впервые за много лет и Тегеран, и Эр-Рияд сталкиваются с общей проблемой − политикой США в их отношении. Трамп отвергает ядерную сделку с Ираном, рассматривая её как угрозу национальной безопасности США и Израиля. Он пообещал пересмотреть соглашение и «любыми средствами» пресечь ядерные амбиции Ирана, а также ужесточить экономические санкции в его отношении. В феврале США ввели санкции в отношении иранской ракетной программы в ответ на испытания баллистических ракет, осуществлённые недавно иранской стороной.

Погубит ли риторика Трампа «ядерную сделку» с Ираном? Владимир Сажин
Дональд Трамп назвал Иран «террористическим государством номер один», а сделку по иранской ядерной программе – «самой ужасной сделкой, которую он только видел».

Действительно, положение Ирана является довольно сложным, однако Саудовская Аравия также сталкивается с проблемами в отношениях с США со времени прихода к власти администрации Обамы. Ключевой союзник США, Саудовская Аравия, решительно возражала против законопроекта о справедливом судебном преследовании спонсоров терроризма (JASTA), который предусматривает право родственников жертв сентябрьского теракта в США подавать в суд на правительство Саудовской Аравии на основаниях подрыва национальной безопасности. Похоже, что напряжённость в отношениях с Саудовской Аравией усилится при администрации Трампа. Во время своей кампании Трамп объявил, что США прекратит импорт нефти из Саудовской Аравии, если она не начнёт по-настоящему участвовать в борьбе с ДАИШ и нести расходы по созданию зон безопасности в Сирии.

В-четвертых, растущее влияние России на Ближнем Востоке обеспечивает благоприятную среду и создает реальные возможности примирения между Эр-Риядом и Тегераном. Россия глубоко заинтересована в стабильности и безопасности в регионе, а также в снижении напряжённости между различными региональными державами. Москва придерживается концепции, основанной на создании региональной системы безопасности в регионе Персидского залива с участием стран ССАГПЗ, Ирака и Ирана и с учётом интересов всех стран региона.

Россия полагает, что это позволит обеспечить безопасность в Персидском заливе и гарантировать мир и стабильность. Иран является стратегическим партнёром России; Москва также высоко ценит партнёрские отношения со странами ССАГПЗ, и поощрение мер по укреплению доверия между ними отвечает интересам всех сторон. В этом состоит основное отличие концепции России от других основных игроков на Ближнем Востоке, которые придерживаются принципа «разделяй и властвуй».

Есть некоторые признаки того, что Эр-Рияд и Тегеран оценили ситуацию и медленно движутся в сторону сближения. Среди этих признаков – урегулирование ливанского кризиса, который длился 2,5 года и завершился избранием нового президента Мишеля Ауна и формированием правительства на базе компромисса между ливанскими политическими силами и их региональными союзниками.

Кроме того, в январе в ходе визита министра иностранных дел Кувейта в Тегеран обсуждалось послание кувейтского эмира президенту Ирана Хасану Роухани, касающееся отношений между Ираном и странами ССАГПЗ. Вслед за этим в феврале было опубликовано заявление заместителя министра иностранных дел шейха Халеда аль-Джараллы, в котором он объявил о готовности стран Персидского залива сотрудничать с Ираном и вести переговоры по урегулированию кризисных ситуаций в регионе, что свидетельствует беспрецедентной гибкости членов САГПЗ в отношении Ирана. Весьма тёплый прием был оказан президенту Ирана Хасану Роухани в ходе его визита в Оман и Кувейт. Визит можно считать первым шагом на пути к разрядке в отношениях Ирана с ССАГПЗ в целом, включая саудовско-иранские отношения.

Иран: год после отмены международных санкций. Что впереди? Нина Мамедова
Настороженность Запада в отношении Ирана, сохранение санкций и возможности их нового наложения, применение санкций в отношении России объективно делают эти две страны заинтересованными в сохранении и наращивании взаимного сотрудничества.

И Саудовская Аравия, и Иран должны воспринимать друг друга в качестве региональных держав и проявлять гибкость, идти на уступки и добиться ослабления напряжённости в отношениях друг с другом. Тегеран должен предпринять серьёзные усилия, чтобы снять озабоченность стран ССАГПЗ, положить конец конфликтам и обеспечить интеграцию вооружённой оппозиции в правовые рамки Сирии и Йемена. Успешные встречи в Астане по сирийским вопросам сформировали модель, которая может быть воспроизведена в Йемене и других странах.

Невозможно вернуться в прошлое. Если мы думаем о завтрашнем дне, мы должны изучать настоящее, чтобы анализировать изменения и двигаться в будущее, где есть место для всех партнёров.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Отложить «ливанский взрыв»: Саудовская Аравия и отставка Харири
22.11.2017
Отставка премьер-министра Ливана Саада Харири 4 ноября 2017 года, объявленная им из Эр-Рияда, а также сообщения, о том, что он удерживается там силой, привели к провалу внутреннего урегулирования –
Какие перспективы может открыть вступление Ирана в ШОС?
10.12.2017
Вступление Ирана в ШОС выгодно обеим сторонам, считает эксперт клуба «Валдай», вице-президент и старший научный сотрудник Observer Research Foundation Нандан Унникришнан. С принятием Ирана ШОС получит
Новая Сирия: общая воля трёх гарантов принесла ожидаемый успех
23.11.2017
Саммит в Сочи о будущем Сирии дал новую надежду на стабильность и мир. Президент России Владимир Путин стал «локомотивом» саммита, а Турция и Иран играли роль «пассажирских вагонов первого класса» в

Эксперт: 
Хюсейн Багджи

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться