«Пылающий континент»: кто стоит за протестами в Латинской Америке

Протесты в Боливии – часть наступления поддерживаемых Вашингтоном правых сил против левых и левоцентристских правительств в регионе. В основе протестов в Эквадоре и Чили – стихийное возмущение значительной части народа новой волной «реформ» неолиберального толка, навязанных международными финансовыми организациями. Они порождены той же экономической ситуацией и теми же неолиберальными контрреформами, что и аналогичные протесты во многих странах – Бразилии, Аргентине, Колумбии, Перу, Панаме, Коста-Рике, Гондурасе, Гаити. Уличные выступления сами по себе вряд ли приведут к смене власти. В чём опасность этих конфликтов, – пишут для клуба «Валдай» Александр Харламенко и Андрей Пятаков.

Происходящие в последние несколько месяцев протесты в Боливии, Эквадоре и Чили различаются по истокам и направленности, но происходят в общем региональном контексте. Чилийский и эквадорский кейсы примечательны тем, что являются симптомами роста общерегионального социального недовольства политикой, проводимой «новыми правыми» Латинской Америки. События же в Боливии контрастируют с этой тенденцией и, скорее, являются выражением усталости зажиточных средних слоев от курса политической преемственности.


Боливия – одна из стран «левого поворота» с лучшим в регионе комплексом социально-экономических показателей. В последние годы здесь имеет место постоянный прирост ВВП, уверенно функционирует перерабатывающая промышленность и стабилен экспорт природного газа, успешно осваивается разработка лития. Благоприятная макроэкономическая ситуация стимулирует приток инвестиций. На фоне большинства латиноамериканских стран в стране наблюдается снижение бедности и нищеты. Страна традиционно децентрализована, противоречия из-за земель и недр разделяют не только индейский Запад и «белый» Восток, но и департаменты Запада, где всё ещё сильны сепаратистские настроения.

Относительное общенациональное согласие держится на авторитете президента-индейца, для коренных народов сделавшего не меньше, чем Нельсон Мандела. Вывести Эво Моралеса из борьбы стало бы единственным шансом для оппозиции. В 2017 году ей удалось нанести ему поражение на референдуме по конституционной реформе, однако Верховный суд признал запрет переизбрания неконституционным. Нынешние протесты носят характер либо прессинга сепаратистски настроенных регионалистов в целях перераспределения доходов, либо политической кампании правой оппозиции, выступающей против итогов выборов (блокады и поджоги офисов правящей партии и избиркомов, сожжение бюллетеней и тому подобное). Оппозицию активно поддерживают США, ЕС, ОАГ, но она крайне разнородна, дискредитирована связями с Вашингтоном и коррупционными скандалами. Правые не смогли консолидироваться и выдвинуть единого кандидата и вряд ли способны противостоять президенту, одержавшему четвёртую подряд победу.

Эво Моралес в клубе «Валдай»: Нам нужна революция слова
13 июня в клубе «Валдай» состоялась встреча с президентом Боливии Эво Моралесом. Обсуждение коснулось нынешнего положения Боливии, отношений страны с Россией и США, социалистических принципов управления, роли Латинской Америки в глобальной политике и многих других актуальных проблем. В качестве модератора дискуссии выступил директор по научной работе Фонда клуба «Валдай» Фёдор Лукьянов.
События клуба

Эквадор – страна, отошедшая от «левого поворота» после избрания президентом в 2017 году Ленина Морено. Его тогда поддержали как Рафаэль Корреа, 10 лет направлявший страну курсом «гражданской революции», так и оппозиционные студенческое и индейское движения. Вопреки предвыборным заверениям Морено подверг чистке сторонников Корреа, сблизился с правой оппозицией, выдал Лондону Джулиана Ассанжа, вывел страну из ряда международных организаций (АЛБА, УНАСУР, ОПЕК), а недавно ради получения займа принял пакет требований МВФ. «Пакетасо» (отмена субсидирования цен на горючее, сокращение госсектора и так далее) вызвало массовые протесты. Ударной силой выступила Конфедерация коренных народов Эквадора (CONAIE).

Добившись возврата субсидий, CONAIE продолжает выступать против Корреа и его сторонников, также поддержавших протесты и этим навлекших на себя новые репрессии властей. Раскол протестного лагеря и общая расстановка сил делают исход событий труднопредсказуемым. В конце 1990-х – начале 2000-х годов массовые выступления против неолиберальных реформ свергли нескольких президентов. Однако против нынешних протестов широко задействованы силовые структуры. Попытки создавать параллельные армии вооружённые формирования, на что претендует CONAIE, не раз в истории Латинской Америки подталкивали военных к переворотам. Если наихудшего сценария удастся избежать, на выборах 2021 года могут победить правые.

Чили, при поддерживаемой СМИ репутации экономически успешной и политически стабильной страны, доныне влачит груз переворота 1973 года. Навязанная Пиночетом конституция ограничивает возможности всех политических сил, кроме двух чередующихся у власти блоков. Большой ущерб экономике нанесли колебания мировых цен на медь, торговая война США с КНР, что, видимо, и побудило правое правительство Себастьяна Пиньеры принять требования международных финансовых структур, в частности повысить цены на общественный транспорт, дав повод к массовым протестам. Предпосылкой нынешнего всплеска недовольства стали протесты студентов и старшеклассников против политики приватизации образования и здравоохранения. Вероятно, пример Эквадора усилил как сами выступления, так и реакцию властей, широко задействовавших армию. Волна протестов привела к активизации профсоюзов, которые объявили всеобщую забастовку. Протестующие требуют вывода с улиц армии, смены экономического курса, принятия новой конституции.

Таким образом, протесты в Боливии – часть наступления поддерживаемых Вашингтоном правых сил против левых и левоцентристских правительств в регионе. В основе протестов в Эквадоре и Чили – стихийное возмущение значительной части народа новой волной «реформ» неолиберального толка, навязанных международными финансовыми организациями. Они порождены той же экономической ситуацией и теми же неолиберальными контрреформами, что и аналогичные протесты во многих странах – Бразилии, Аргентине, Колумбии, Перу, Панаме, Коста-Рике, Гондурасе, Гаити. Уличные выступления сами по себе вряд ли приведут к смене власти, хотя могут побудить общество и власть к поискам путей решения проблем.

Потенциальную опасность конфликтам придает международная ситуация – наступление «лимской группы» стран с правыми проамериканскими правительствами против суверенных государств, руководимых левыми силами (Куба, Венесуэла, Боливия, Никарагуа, возможно, Мексика). Морено уже получил поддержку региональных партнёров Вашингтона, обвинив в причастности к протестам Венесуэлу; делались попытки «связать» с ними и Россию. На этом фоне возможно ужесточение давления Вашингтона и его союзников на неугодные страны, а также снятие наложенного Демократической хартией ОАГ в сентябре 2001 года табу на военные перевороты. Возможно, и в том, что международные финансовые структуры предъявили целому ряду стран непосильные требования, имелся момент провокации взрыва в расчёте погреть на нём руки. Некоторым источником оптимизма могут служить итоги выборов 20–27 октября этого года в Боливии, Аргентине и Уругвае, показавшие широкую поддержку ответственных политических сил, способных вести эти страны курсом общественного согласия, диалога и прогресса.

Бурлящий континент на пороге «латиноамериканской весны»?
Лазарь Хейфец, Виктор Хейфец
Латинскую Америку когда-то назвали «бурлящим континентом». Нынешние события – роспуск парламента и двоевластие в Перу, сохраняющееся противостояние исполнительной власти и парламента в Венесуэле, массовые протесты и введение чрезвычайного положения в Эквадоре – эти и другие события заставили задуматься, а не стоим ли мы на пороге новой «весны», только теперь не арабской, а латиноамериканской. Подробнее – в материале Виктора Хейфеца, профессора РАН, директора Центра ибероамериканских исследований СПбГУ, и Лазаря Хейфеца, профессора СПбГУ.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.