Путин – Ким: есть о чём поговорить

24–25 апреля во Владивостоке состоится российско-северокорейская встреча на высшем уровне. Она давно назрела – особенно на фоне того, что Ким Чен Ын уже провёл четыре встречи с Си Цзиньпином, три – с Мун Чжэ Ином и две с Дональдом Трампом. Руководителям России и КНДР есть о чём поговорить, пишет Глеб Ивашенцов, чрезвычайный и полномочный посол России в Республике Корея (2005–2009), вице-президент Российского Совета по международным делам.

В Москве приветствовали межкорейские и северокорейско-американские саммиты, существенно разрядившие обстановку вокруг Кореи. Но здесь также сознают, что заявленные на них намерения сторон предпринять усилия для достижения стабильности и мира на Корейском полуострове пока не подкреплены реальными делами.

Северокорейское руководство, похоже, искренне заинтересовано в разрядке. Пхеньян остановил ядерные и ракетные испытания, ликвидировал атомный полигон в Пхунгери, заявил о готовности закрыть также ракетный полигон в Тончханни и допустить туда зарубежных инспекторов, а «в случае ответных шагов со стороны США», ликвидировать и ядерный реактор в Йонбёне – главный известный ядерный объект КНДР.

Нет никаких свидетельств того, что Пхеньян передавал какие-либо ядерные технологии третьим государствам. Но Вашингтон, продолжает упорно настаивать на том, что предметного разговора об отмене санкций и нормализации двусторонних отношений не будет до полного и окончательного отказа Пхеньяна от ракетно-ядерной программы.

Ким – Трамп: почему в Ханое не сработала личная дипломатия и что будет дальше
Андрей Ланьков
Переговоры между Кимом и Трампом, скорее всего, будут продолжены, несмотря на неудачу в Ханое. И при определённом – крайне благоприятном – повороте событий они могут привести к компромиссу, который, не означая ядерного разоружения КНДР, всё-таки снизит геополитические риски, связанные с северокорейской ядерной программой. В любом случае сам факт ведения переговоров оказывает позитивное влияние на ситуацию в регионе и должен приветствоваться, считает Андрей Ланьков, профессор Университета Кунмин (Сеул).
Мнения экспертов

Нужно учитывать и то, что в случае начала объявленных целей разрядки Пхеньяну придётся пойти на целый ряд необратимых действий в том, что касается, например, предоставления доступа к конфиденциальной информации для целей проверки, не говоря уже о физическом демонтаже ядерной и ракетной инфраструктуры. В то же время все шаги со стороны США и Южной Кореи легко обратимы: военные учения могут быть возобновлены, санкции восстановлены, дипломатическое признание отменено и так далее.

В Пхеньяне помнят, что в своё время консервативный южнокорейский президент РК Ли Мён Бак без колебаний перечеркнул объявленную его либеральными предшественниками политику «солнечного тепла» в отношении КНДР, а американский президент Джордж Буш-младший отмел проводившуюся Билл Клинтоном «политику умиротворения КНДР». Есть ли гарантия того, что на смену миротворцу Муну в Сеуле через пару лет не придёт очередной ненавистник Северной Кореи, а американский приятель Кима Трамп не будет подвергнут импичменту?

Поэтому Пхеньяну нужны гарантии соблюдения возможных договорённостей. Причём не столько со стороны Вашингтона – тот выходом из ядерной сделки с Ираном и договоров по ПРО и РСМД наглядно подтвердил свою ненадёжность как партнёра по договорам. Пхеньян хочет гарантий безопасности со стороны Пекина и Москвы, связанных с КНДР географически, исторически и политически.

Своей поездкой во Владивосток Ким Чен Ын показывает, что взаимодействию с Россией он отводит не меньшее значение, чем работе на межкорейском, американском и китайском направлении. Москва подчёркивает безальтернативность политико-дипломатического решения всех корейских вопросов и готова выступать с конкретными предложениями на этот счёт, как это было, например, с выдвижением в 2017 году совместно с Китаем дорожной карты по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова, согласно которой, в общем-то, и шёл процесс переговоров Сеула и Вашингтона с Пхеньяном весь последний год.

Дипломатия разрядки. Что изменит визит Ким Чен Ына в Россию?
Роман Лобов
Очная встреча председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына и президента России Владимира Путина существенно поднимет роль России в формирующемся многостороннем процессе по урегулированию ядерной проблемы. В условиях неопределённости в американо-северокорейском диалоге и снижения интенсивности на межкорейском треке главной задачей российской дипломатии является сохранение переговорного процесса в качестве безальтернативного инструмента решения корейской проблемы, считает Роман Лобов, научный сотрудник Центра Азии и АТР РИСИ.
Мнения экспертов

Сам факт предстоящего саммита укрепляет позиции КНДР в диалоге с США. Москва поддерживает северокорейскую сторону в этом диалоге и солидарна с ней в том, что в ответ на предпринятые КНДР шаги Вашингтон должен принять встречные меры по принципу «действие в обмен на действие». Ким наверняка проинформирует Путина и о своей новой стратегии, объявленной на недавней сессии Верховного народного собрания КНДР, когда северокорейский лидер фактически установил дедлайн до конца года: если США до этого времени не изменят тактику, КНДР может перейти к плану Б.

Несомненно, будут затронуты и вопросы торгово-экономического сотрудничества. Урегулирование северокорейского долга перед Москвой в 2012 году открыло путь к его полномасштабному развитию. Но сегодня это сотрудничество жёстко ограничено наложенными на КНДР санкциями Совбеза ООН. Санкции блокируют и осуществление таких в принципе одобренных Сеулом трёхсторонних проектов между Россией и двумя корейскими государствами, как соединение Транскорейской магистрали с российским Транссибом, строительство газопровода Россия – КНДР – Республика Корея и состыковка электроэнергетических систем трёх стран.

Провал американо-северокорейского саммита в Ханое и откровенная пробуксовка межкорейского диалога в последние месяцы настоятельно требуют новых импульсов процессу урегулирования проблем безопасности вокруг Корейского полуострова. Владивостокский саммит способен дать такой импульс. Особенно в связи с тем, что из Владивостока президент России проследует в Пекин, где встретится с председателем Китая Си Цзиньпином.

О чём могут договориться Путин и Ким Чен Ын?
Константин Асмолов
Послужит ли визит лидера КНДР в Россию укреплению отношений между двумя странами? Конечно, да. Но это будет не очень большой «кирпич» в фундаменте. Развитие отношений между Москвой и Пхеньяном во многом ограничено общемировой политической обстановкой. Что-то в этом направлении можно сделать, и, наверное, именно это будет обсуждаться на гипотетическом саммите, пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.