Мнения экспертов Восточный ракурс
Путешествие из Китая в КНДР. Каковы итоги последней встречи Си и Кима?

После визитов Кима в Китай председатель Си Цзиньпин наконец совершил ответный визит в КНДР, что является событием большей важности, хотя надо отметить, что, как и в случае визита северокорейского лидера в Россию, визит Си был организован как бы на пути в Осаку. Тем не менее он несколько изменил баланс взаимоотношений, и происходящее уже не выглядят серией односторонних поездок Кима в Китай, которые некоторые западные эксперты пытались представить в парадигме «вассал выказывает почтение сюзерену», пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Визит Си Цзиньпина – это первый визит в КНДР руководителя сверхдержавы, и северокорейская сторона тщательно к этому подготовилась. Здесь хочется отметить два момента. 

Во-первых, фактически в преддверии визита председателя КНР был сооружён гостевой комплекс «Кымсусан», находящийся недалеко от священного для КНДР места – Кымсусанского мемориального комплекса, где служат объектом почитания тела Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Конечно, строительство такого комплекса можно рассматривать и как демонстрацию того, что и в будущем Северную Корею будут посещать высокие делегации аналогичного уровня, но Си Цзиньпин – был первый.

Во-вторых, в преддверии визита Си написал статью для центральной северокорейской газеты «Нодон синмун». Не уверен, что такое произошло впервые, но статья иностранного лидера на первой полосе – это явление экстраординарное. С этим отчасти сравнится разве что момент, когда несколько лет назад 9 мая российский посол Александр Мацегора выступил по северокорейскому телевидению с 10-минутной речью, повествующей о войне и исторической памяти.

Статья Си Цзиньпина, по сути, задала тон визиту, который прошёл в лучших традициях официальных мероприятий развитого социализма, включая толпы народа на улицах по пути следования кортежа, беспрестанный обмен славословиями и благодарностями и обязательное присутствие лидеров с супругами на торжественном культмассовом мероприятии. И хотя конкретика переговоров скорее спрятана за «округлыми» формулировками, можно выделить несколько тезисов.

  • Постоянно подчёркивалась историческая преемственность нынешнего состояния тесной дружбы двух стран. Хотя в отношениях КНР и КНДР бывало разное, сейчас делают ставку на «дружбу, скреплённую кровью», и неслучайно важной деталью визита было посещение председателем КНР памятника китайским добровольцам, сражавшимся в Корейской войне 1950–1953 годов.

  • Отношения Китая и Северной Кореи представлялась как дружба двух социалистических государств, подкреплённая тесными отношениями двух партий. Это довольно важно как минимум с точки зрения того, что обе страны, несмотря на «региональную специфику», продолжают позиционировать свой государственный строй как социализм и делают его опорой для дружбы, отчасти противопоставляя его внешнему миру.

  • Подчеркивалось, что эти отношения дружбы не зависят от политических флуктуаций. Последнее довольно важно, так как среди учёных и экспертов Китая можно встретить самые разные точки зрения на Северную Корею. Есть те, кто считает, что Север – это «непослушный сосед», которого надо приструнить или как минимум укоротить поводок. Есть те, по чьему мнению Северная Корея является для Китая «токсичным активом», поддержка которого не несёт ничего, кроме неприятностей, и поэтому в торге с Соединёнными Штатами его надо разменять на нечто более выгодное непосредственно Китаю. Есть те, кто считает, что «нам придётся жить с ядерной Северной Кореей» и смириться с тем, что для Пхеньяна вопросы безопасности выше сотрудничества с любой другой страной. Однако, как мы видим сейчас, китайский мейнстрим придерживается несколько иной точки зрения, отражённой в документах саммита и стиле его описания.

Но не только с идеологической, но и с геополитической сточки зрения Китай заинтересован в стабильности на полуострове. Превращение Северной Кореи в горячую точку ударит по его интересам и потребует избыточных трат сил и ресурсов. Да, северокорейские ядерные амбиции ставили Пекин перед трудным выбором, поскольку поддержка КНДР влекла за собой противостояние с США, а солидаризация с Америкой и эвентуальная ликвидация КНДР не несла нечего хорошего в стратегической перспективе. Однако выбор был сделан в пользу Севера, и на это повлияли как минимум два фактора. Во-первых, с 2018 года КНДР начала процесс разрядки, элементом которого стало сближение с Китаем, повлёкшее за собой первый визит Ким Чен Ына за пределы страны. Кроме того, хотя официально этот момент не проговаривается, текущее положение дел на Корейском полуострове соответствует российско-китайскому плану «двойной заморозки», в рамках которого стороны декларируют готовность к диалогу и воздерживаются от действий, обостряющих обстановку, будь то ядерные взрывы или провокационные военные учения.

Возможно, в Пекине понимают, что окончательное урегулирование ядерной проблемы Корейского полуострова маловероятно, потому что представления о консенсусе у США и КНДР изрядно различаются. Однако в качестве «малой победы» текущее состояние можно продлить бесконечно долго, так как направленность процесса важнее скорости. С осени прошлого года на трёхсторонних консультациях заместителей глав МИД России, Китая и Северной Кореи была сформирована единая позиция о безальтернативности решения проблемы политико-дипломатическим путём, а также о том, что «примерное поведение» КНДР должно быть вознаграждено хотя бы каким-то ослаблением санкций. Это позицию стороны активно продвигают в жизнь. Однако она натыкается на стойкое сопротивление США, у которых санкции воспринимаются как главный рычаг принуждения Пхеньяна к диалогу и поэтому не могут быть ослаблены.

Северная Корея: путь к денуклеаризации будет извилистым
Георгий Толорая
Опираясь на просочившуюся от участников переговоров доверительную информацию, что саммит Трампа и Кима был просто недостаточно подготовленным, так как позиции сторон в процессе рабочих контактов сблизить не удалось. Северокорейские переговорщики не имели достаточно полномочий и даже компетенции обсуждать «ядерный вопрос», посулив лишь, что вождь корейского народа привезёт в Ханой «большой подарок» президенту США. Но что-то пошло не так. Если говорить цинично, то ситуация статус-кво, то есть сохранения сторонами непримиримых позиций без дальнейшего обострения, Россию, по сути, вполне устраивает. Да и не только Россию.
Мнения экспертов

В этом контексте визит Си в Пхеньян демонстрирует активную вовлечённость Китая в северокорейские дела. С одной стороны, Китай заинтересован в том, чтобы процесс разрядки продолжался и Пекин не переходил бы к плану «Б». С другой – северокорейцам подставили плечо, и не исключено, что корейский вопрос будет обсуждаться в Осаке, и Ким воспользовался визитом, чтобы ещё раз разъяснить китайскому гостю свою позицию и, возможно, скоординировать свою стратегию.

Поднимались, похоже, и вопросы экономического сотрудничества, насколько это возможно в условиях нынешнего режима санкций. Разумеется, западные эксперты описали разнообразные схемы обхода ограничений, которые предположительно обсуждали Си и Ким. Но подобные рассуждения больше говорят об экспертах, а они обычно заполняют отсутствие данных своими представлениями, тем более что сотрудничество с КНДР – это одно из дежурных обвинений, выдвигаемых Вашингтоном против Пекина в рамках комплексного противостояния, в настоящее время имеющего форму торговой войны.

Это противостояние является фактором, не менее подталкивающим Пекин и Пхеньян к сближению, чем мирные инициативы Ким Чен Ына. Если дальнейшее напряжение в отношениях США и КНР неизбежно и неотвратимо, нет смысла откупаться от Америки уступками в корейском вопросе. Наоборот, Северная Корея оказывается единственной страной в регионе, которая оказывается для Китая, может, и не союзником, но врагом общего врага.

В этом смысле довольно характерно отношение Китая к Югу: по некоторым сведениям, для того чтобы отправиться на Север, Си Цзиньпин ранее без объяснения причин отменил свой визит на Юг. Возможно, это слухи, которые распространяют южнокорейские консерваторы, однако можно заметить, что противостояние Пекина и Вашингтона поставило Сеул в очень неприятное положение, поскольку при попытке занять определённую сторону другая применит комплекс мер экономического и политического давления. С китайской стороны это может оказаться сравнимо с действиями в ответ на размещение на территории РК американской ПРО. Притом в Пекине, видимо, понимают, что несмотря на попытки Муна имитировать независимость, рычагов влияния у Америки больше, и на открытое неповиновение на государственном уровне он всё-таки не пойдёт, а значит, несмотря на то, что левым традиционно приписывают прокитайские настроения, а правым – проамериканские, поддерживать Китай будет не Юг, а Север.

Каковы итоги визита? Уже идут слухи о поставках гумпомощи и определённом взгляде сквозь пальцы в санкционных вопросах. Но более важным маркером будет то, насколько Пекин и Пхеньян и дальше будут дальше придерживаться относительно синхронизированной позиции по ракетно-ядерному вопросу.


Что несёт этот визит России? Как минимум ничего плохого. Китайские цели (с точки зрения снижения региональной напряжённости) совпадают с российскими, а за влияние в Корее Москва и Пекин не конкурируют. Поэтому автор воспринимает прошедшее мероприятие как полезное и надеется, что укрепление китайско-северокорейских связей послужит максимальному продлению режима «двойной заморозки» и общему снижению региональной напряжённости.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.