Российская угроза – психологический фантом Запада

На Западе на Россию навесили ярлык «угрозы», но это злонамеренная выдумка. В действительности ни США, ни ЕС не могут рассматривать Россию в качестве источника идеологической, экономической или геополитической опасности. Причину таких умонастроений надо искать во внутренних структурах гегемонистских западных государств. Кто контролирует рычаги психологической и медийной войны? Кто получает выгоду от проведения такой политики? Об этом пишет Дэвид Лэйн, почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации.

Демонтаж коммунистических режимов и намерение перейти к либерально-демократической избирательной системе приветствовались на Западе с энтузиазмом и даже эйфорией. И хотя в Советском Союзе те же планы вызвали неоднозначное отношение, политические элиты по обе стороны железного занавеса предвкушали превращение бывшей «исторической Европы» (ключевых членов Евросоюза) в «Большую Европу» от Лиссабона до Владивостока, где возрождённая к новой жизни ООН стала бы главным арбитром мировой политики.

Поначалу верилось в утверждение нового мирового порядка, основанного на плюрализме, многополярности и демократических отношениях между государствами, что обеспечит на планете мир. Различные социально-политические системы смогут сосуществовать в едином политическом пространстве. Было много чего, что согревало сердца и подхлёстывало мыслительные способности западной комментаторской братии. Казалось, что Россия вступила в новую цивилизацию. Арчи Браун в опубликованной в 2007 году популярной книге («Семь лет, которые изменили мир») перечислял десять главных достижений постсоветского режима: свобода слова и печати, освобождение из тюрем диссидентов, свобода отправления религиозных культов, свобода общения без границ, введение выборов на конкурсной основе, развитие гражданского общества, продвижение к правовому государству, замена ленинизма «приверженностью плюрализму», независимость восточноевропейских стран и вывод советских войск из Афганистана. Сюда также можно добавить предоставление независимости союзным республикам, начало приватизации крупных и множества мелких предприятий, замену планирования рыночным товарообменом, конвертируемость рубля и предоставление иностранным компаниям права на основание дочерних структур и инвестирование в России.

На встрече с Борисом Ельциным в апреле 1993 года президент США Билл Клинтон заявил, что он приветствует «героические свершения Бориса Ельцина и народа России», которые проложили России дорогу к экономическим реформам и демократии. А это сулит России «подъём производительности и процветание». 

Если бы не распался СССР…
Олег Барабанов
На предстоящем в конце октября ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» запланирована специальная сессия на тему «Если бы не распался СССР». Такая тема, с одной стороны, является достаточно новым подходом для клуба, ориентированного в первую очередь на анализ текущих и будущих тенденций в глобальной политике и экономике. Историческая ретроспектива и тем более историческая реконструкция по понятным причинам чаще всего оставались вне фокуса нашего внимания.
Мнения экспертов

Изменение курса

Но благожелательное отношение Запада не отличалось глубиной. Уже в 1991 году Дик Чейни заявил, что он «хотел бы стать свидетелем демонтажа не только СССР, но также и самой России, дабы она никогда больше не представляла угрозу для всего остального мира». Призывы к демонтажу нового строя звучали даже внутри России, а кое-кто – например, Гарри Каспаров – призывал к «войне» с путинским режимом: «Диктаторы останавливаются только тогда, когда их останавливают». Прошло десять лет, и упования на то, что Россия станет, «как мы», сменились критикой, отчаянием и неприкрытой враждебностью. Теперь Россия воспринимается как нечто угрожающее и чужеродное.

Для борьбы с мнимой «угрозой» в западный альянс были включены постсоциалистические страны Центральной Европы, которым предоставили членство и в его экономическом блоке (ЕС), и в его военной структуре (НАТО). Стратегией ЕС также определялись экономическая политика и политический курс постсоциалистических государств Европы. Тем самым страны Центральной Европы вернулись на орбиту Запада. России и Украине эти изменения причинили немало вреда: были утрачены рынки и связи в бывших социалистических странах Европы, а затем последовало исключение из европейского политклуба. На следующем этапе встала задача оторвать от России Украину. Это было достигнуто за счёт заключения с Украиной соглашения об ассоциации, которым та и была привязана к ЕС. В сентябре 2017 года ЕС пообещал выделить Украине 3,3 миллиарда евро, чтобы поощрить её к выполнению Соглашения об ассоциации. Кроме того, с декабря 2014 года Украина взяла на себя обязательства по соблюдению Общей политики безопасности и обороны ЕС.

С началом расширения НАТО на восток в Западный альянс были включены бывшие центральноевропейские члены Варшавского договора. Это уже представляло угрозу для России. Опасность усугублялась тем, что в этих государствах начали размещать ракеты. Кроме того, дело шло к предоставлению членства в НАТО Украине и Грузии. США стали вмешиваться во внутренние войны, разразившиеся в Грузии, Украине и Сирии, на стороне группировок, враждебных России. В 2015 году военный бюджет США в десять раз превышал военный бюджет России. У США имеется 195 баз в 74 странах, у России – 6 баз в 6 странах. Не скажешь, чтобы она представляла какую-либо угрозу НАТО или США. 

Новая холодная война: НАТО моет машину
Анатоль Ливен
На протяжении многих лет либералы твердят, что вражда между странами и этническими группами обусловлена не давними конфликтами или реальными противоречиями и столкновением интересов, а является «конструктом» злонамеренных политических элит, преследующих свои узкие политические и экономические цели. Именно такой довод часто используется в качестве «объяснения» внешней политики президента России Владимира Путина.
Мнения экспертов

 Почему изменилось отношение?

Изменилось ли что-либо существенным образом с тех пор, как Арчи Браун опубликовал свой список достижений ельцинской России, каковые были безоговорочно признаны на Западе? Никаких существенных изменений процессы и учреждения, введённые в государственный обиход при Ельцине, не претерпели. Хотя современная Россия – явно не западная демократия, но всё, что было достигнуто после перестройки, существует в исправном состоянии поныне и даже получило дальнейшее развитие при Путине. Например, по данным Всемирного банка, в стране сократился масштаб коррупции. Какие бы недостатки ни были свойственны нынешнему режиму, они бытовали и при Ельцине. Грешат ими и другие государства, пережившие политические потрясения, а вот экономической или геополитической угрозы для Запада они не представляют.

Ославленная всеми «экспансионистская» политика России сводится всего лишь к признанию справедливости желания жителей Крыма отделиться от Украины, что не выходит за рамки поведения Запада в отношении Косово. Запад произвёл смену режимов в Ираке, Ливии и Афганистане. Наконец, в отличие от бывших коммунистических держав, Российская Федерация не воплощает в себе идеологической альтернативы капитализму. Вопрос, стало быть, заключается не в том, угрожает ли Россия Западу, а в том, почему Запад верит в то, что от России исходит угроза. 

Третья мировая война: как это будет
Рейн Мюллерсон
Так что же это за напряжённость, что может привести к войне между сверхдержавами? А это, в основном, напряжённость между двумя разными пониманиями динамики изменений нынешней геополитической конфигурации мира. США и их союзники (клевреты) пытаются увековечить однополярное устройство мира и превратить XXI век в столетие Америки, тогда как двое всегдашних «подозреваемых», Россия и Китай, вкупе с несколькими региональными державами намерены укреплять основания многополярной международной системы.
Мнения экспертов

 Последствия трансформации

По своим институтам, политическим, экономическим процессам и идеологии нынешняя Россия коренным образом отличается от той страны, какой она была до эры Горбачёва. Как бы там ни было, экономика Российской Федерации стала частью мировой экономики; у страны конвертируемая валюта; широко распространена частная собственность, на основе которой сформировался класс олигархов; проводятся состязательные выборы (хотя система ещё не доведена до совершенства); правительство стремится к тому, чтобы его идеология и политика была признана и принята Западом (но тот не отвечает взаимностью). Как и в других странах, глобализация культуры и массовые коммуникации (за счёт воздействия СМИ и перемещения людей) подтачивают границы России. Английский быстро становится вторым языком, а обстановка на улицах Москвы, загромождённых рекламой, автомобилями и точками быстрого питания, почти тождественна той, что имеет место в любом городе на Западе. Пришло время потребительства, и люди никак не могут им насытиться.

Но есть некая «отличительная черта», присущая России и отсутствующая у коллективного Запада, каковая и заставляет видеть в ней «угрозу». В современном дискурсе политическое руководство представляет собой либо «глубинное государство» (это определение больше по вкусу западным комментаторам), либо «глубинную нацию» (как в российской Федерации его характеризуют деятели вроде Владислава Суркова). Сурков идёт ещё дальше, постулируя его внешне «честную» природу. Беда в том, что эта концепция страдает не только расплывчатостью содержания, но и отсутствием стимулов для внутренней и внешней политики. 

НАТО и мнимая российская угроза
Сергей Самуйлов
НАТО развернула несколько батальонов численностью до 5 тысяч человек на территории Польши и Прибалтики. Как нам реагировать? Спокойно. Следует напомнить, что в разгар «холодной войны» численность только американских войск в Европе превышала 300 тысяч военнослужащих. Сегодня их численность составляет приблизительно 60 тысяч. С таким потенциалом американцы и натовцы на нас нападать не будут.
Мнения экспертов

 Российская угроза – выдумка Запада

На Западе на Россию навесили ярлык «угрозы», но это злонамеренная выдумка. В действительности ни США, ни ЕС не могут рассматривать Россию в качестве источника идеологической, экономической или геополитической опасности. Причину таких умонастроений надо искать во внутренних структурах гегемонистских западных государств. Возрождено мышление в категориях холодной войны, являвшееся органической частью жизнедеятельности политических, хозяйственных, военных и медийных элит. Это объясняет и поведение коллективного Запада. Разгадка кроется в фукидидовой дилемме. Гегемон боится усиления других держав, способных составить ему конкуренцию. Потенциального соперника необходимо вывести из строя, победить до того, как он усилится настолько, чтобы справиться с самим гегемоном. Воссоздание Советского Союза в любом виде должно быть пресечено.

Геополитика со времён Фукидида если и изменилась, то только в одном важном отношении. Несмотря на отсутствие паритета военной мощи между США и Россией, последняя до сих пор является ядерной державой. Поскольку применение военной силы вызовет смертельный ответный удар, то война ведётся иными средствами. Смена режима осуществляется за счёт психологического, экономического и медийного воздействия. Вот почему в иностранных государствах усердно поощряются внутренние разногласия. В этом направлении работают такие организации, как Национальный фонд демократии США, которые занимаются пропагандой гражданского общества и организацией кампаний протеста против «нечестных» выборов. Прямые выступления общественности легитимируются ссылками на законность действий представителей гражданского общества, реализующих право состязательной демократии, причём таких представителей, которые способны вступить в конфронтацию с правительством. Неоконсерваторы ратуют не просто за государство с минимумом государственных функций, а за такое государственное устройство, при котором активно насаждается свободный рынок и соответствующие правовые принципы. 

Демонизация России: геополитические последствия
Дэвид Лэйн
Поднятие «железного занавеса», отделявшего советский блок от остального мира, породило большие ожидания как в коридорах власти на Западе, так и у реформаторов на Востоке. Однако вместо холодной войны неожиданно появился «холодный мир». Похоже, что железный занавес опустился вновь – на этот раз перед изолированной Россией, против которой ополчились все гегемонистские силы Запада под предводительством США.

Мнения экспертов

 Курс на увековечение холодной войны

Чтобы ответить на вопрос о том, в чьих интересах выставлять Россию в качестве усиливающегося государства-изгоя, нужно обратиться к структуре американской силовой элиты. 

Кто контролирует рычаги психологической и медийной войны? Кто получает выгоду от проведения такой политики? Подчинить Россию американской гегемонии стремятся экономические и военные круги. Если в советские времена холодную войну вёл военно-промышленный комплекс, то теперь этим занимается военно-промышленно-медийно-научный блок.

Важную роль в создании условий для инвестиций и усиления влияния в бывших коммунистических странах играют экономические круги. Руководство Пентагона склонно считать, что «взявшаяся за старое» Россия представляет угрозу, так как это оправдывает увеличение военных расходов на научные исследования и закупку военной техники. НАТО, как одна из основных военных структур США, может оправдывать своё существование якобы исходящей от России военной угрозой. Глубоко интегрированы в политический и внешнеполитический истэблишмент и средства массовой информации. Выработкой политики и обработкой общественного мнения занимаются аналитические центры, в особенности те, что связаны с проведением неоконсервативного курса.

Эти стратегические элиты не только поднимают шквал критики в отношении России, но также выставляют её в качестве «государства-изгоя». С помощью ЦРУ и Фонда демократии они также принижают значение политических движений в западных странах, стремящихся обратить вспять упомянутые тенденции.

Первоначальные попытки президента Трампа изменить политику в отношении России, его скептическое отношение к НАТО и решение вывести войска из Сирии встретили сопротивление со стороны Пентагона и политических кругов Америки. Направленное в адрес политических соперников обвинение в том, что они сочувствуют врагам нации или имеют с ними отношения – мощное политическое оружие в борьбе с противниками. Фракция Корбина в Лейбористской партии Великобритании подвергается осмеянию всякий раз, как её лидер выражает сомнение в том, что Россия действительно является «угрозой». Подобным установкам подпевают и внешнеполитический истеблишмент и средства массовой информации в Великобритании и США. 

От холодной войны через хаос к многополярному миру
В четверг, 21 июня, на дискуссионной площадке клуба «Валдай» прошла встреча с Генеральным Секретарём ООН Антониу Гутерришем. Эксперты Клуба и журналисты обсудили с высоким гостем роль ООН в современном мире и перспективы становления подлинно многополярного миропорядка.
События клуба

 Как определяется «другой»

Выставить «другое» (желательно более слабое) государство в качестве «угрозы» – есть не только психологическая потребность, но также и оправдание наличия военных и деловых интересов. Это выгодно и в политическом смысле, так как отвлекает внимание от внутренних проблем. 

«Другой» является неиссякаемым источником страшных историй для СМИ и тем для обсуждения в среде политологов и специалистов по международным отношениям.

Унаследованные со времён холодной войны психологические потребности можно удовлетворить только при наличии соответствующей материальной, идеологической и политической базы.

Что такое материальный базис – понятно: на Западе не принято называть идеологического оппонента идеологическим оппонентом и поэтому вместо него выдумывается психологический фантом, некто «другой» в обличье президента Путина. 

«Контрпропаганда» как разновидность пропаганды
Рейн Мюллерсон
Россия демонизируется Западом не за то, что она делает, а из-за того, что она собой представляет. Эта страна – одно из главных препятствий к доминированию Америки в тех областях, которые Вашингтон считает зонами своих жизненно важных интересов и которые после краха Советского Союза охватывают практически весь земной шар. Этим объясняется столь злобная антироссийская пропаганда под знамёнами противодействия российской пропаганде.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.