После санкций: слабость Трампа и укрепление внешнеполитического истеблишмента

23.08.2017

Если сгущающиеся тучи войны представляют собой реакцию эксцентричного президента, оказавшегося в сложном положении, они также свидетельствуют и о растущей силе внешнеполитического истеблишмента в Вашингтоне, который укрепился и осмелел благодаря целому ряду расследований. Общая направленность внешней политики США будет отличаться стратегической преемственностью, ревизионистской и передовой стратегией, которую не могли оспорить ни Обама, ни Трамп и которая, скорее всего, продолжится в будущем при любом преемнике.

Через семь месяцев после хаотичного президентства Дональда Трампа мир приближается к военному конфликту. Только в последнее время президент США одобрил продажу оружия Тайваню на сумму 1,4 млрд долларов, угрожал вооружённой ядерным оружием Северной Корее превентивным ударом, а на днях, 21 августа, Соединённые Штаты и Южная Корея начали совместные ежегодные военные учения. Кроме того, Трамп пообещал ввести санкции против нефтяной индустрии Венесуэлы, «не исключая» военную интервенцию против Каракаса. Летом НАТО провело масштабные военные и военно-морские учения в Восточной Европе и Черном море. В сентябре Россия проведёт собственные крупномасштабные учения, хотя и на территории Российской Федерации (и в Белоруссии).

Если сгущающиеся тучи войны представляют собой реакцию эксцентричного президента, оказавшегося в сложном положении, они также свидетельствуют и о растущей силе внешнеполитического истеблишмента в Вашингтоне, который укрепился и осмелел благодаря целому ряду расследований.

26 июля на рассвете ФБР осуществило внезапное вторжение в дом бывшего директора избирательной кампании Трампа Пола Манафорта, а 2 августа специальный прокурор и бывший директор ФБР Роберт Мюллер составил список расширенной коллегии присяжных – устрашающий и могущественный орган прокурорского надзора, который потенциально позволит ему нанести удар по Трампу, его семье, ближайшим его партнёрам по бизнесу и политической деятельности. Эти события показывают, что открытое и постоянно расширяющееся расследование деловых связей и сделок Трампа продолжится независимо от обвинений в сговоре по поводу российского вмешательства в выборы 2016 года. Подобные обвинения остаются недоказанными, порождая растущий скептицизм со стороны информированных наблюдателей.

«Русские хакеры» в предвыборной кампании в США 2016 года: мифы и реальность Скачать Валдайскую записку
Антироссийские санкции, введённые Вашингтоном в результате взлома серверов Национального комитета Демократической партии, наносят России скорее репутационный ущерб, чем экономический. Вызывает беспокойство тот факт, что решение о санкциях было принято на основе крайне сомнительных доказательств, так и не предоставленных общественности.

В июле был образован Союз за сохранение демократии – «трансатлантическая инициатива» ведущих либеральных ястребов и неоконсерваторов, задача которой заключается в разработке «всеобъемлющих стратегий сдерживания и защиты от попыток России и других государственных игроков подорвать устои демократии и демократических институтов, а также в том, чтобы добиваться увеличения расходов на эти цели». Двухпартийный альянс свидетельствует об отчуждении неоконсерваторов от Республиканской партии, поскольку в ней всё больше доминирует шовинистически настроенная белая элита. Альянс также свидетельствует о дальнейшей маргинализации антивоенного движения внутри Демократической партии, в которой ключевую роль играет русофобия. Например, 14 июля Палата представителей Конгресса США утвердила расходы на оборону в размере 696 млрд долларов, что существенно больше даже того, что запросила администрация Трампа. За законопроект о военном бюджете проголосовало 117 из 194 демократов в Конгрессе, то есть он прошёл подавляющим большинством голосов.

Отражая вновь обретённое единство двух партий, а также растущую слабость Трампа, Конгресс принял подавляющим большинством голосов «Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций», призванный наказать Россию (а также страны и компании, стремящиеся к сотрудничеству с Россией) за её мнимое вмешательство в президентские выборы 2016 года, аннексию Крыма и поддержку мятежников в Донбассе. Понимая, что Конгресс легко преодолеет его вето, Трамп неохотно подписал новый закон, который также вводит новые санкции против Ирана и Северной Кореи. Это угрожает способности Ирана привлекать иностранные инвестиции. По этой причине президент Хасан Роухани предупредил, что Иран может выйти из ядерного соглашения 2015 года «в течение нескольких часов».

Закон о санкциях не только отравил ещё больше отношения с Москвой и Тегераном, но и спровоцировал противодействие со стороны Брюсселя и Берлина из-за потенциального негативного влияния санкций на проект «Северный поток – 2» – предлагаемую Газпромом вторую ветку газопровода по дну Балтийского моря из Западной Сибири в Германию. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль выразил протест, заявив, что главная цель принятого закона связана с коммерцией и нацелена на то, чтобы пустить под откос проект строительства «Северного потока – 2». Палата представителей действительно оговорила в законе, что Соединённым Штатам следует «ставить на первый план экспорт энергоресурсов из США с целью создания рабочих мест для американцев» и что «“Северный поток – 2” плохо скажется на энергетической безопасности ЕС, развитии газового рынка в Центральной и Восточной Европе и энергетической реформе на Украине». Европейская комиссия (и немецкий бизнес) якобы рассматривали контрсанкции, хотя подобная реакция ЕС вызовет сопротивление со стороны Польши и других стран – членов Восточной Европы, которые выступают против проекта «Северный поток – 2». В действительности немалая ирония заключается в том факте, что сам Трамп, будучи решительным противником данного закона, рекламировал экспорт американского СПГ до начала встречи «Большой двадцатки».

Несмотря на опасения Берлина, трансатлантический конфликт вряд ли стал бы набирать обороты, даже если бы новый закон нанёс ущерб европейскому бизнесу. У президента США есть право вводить новые санкции «после их согласования с союзниками». Кроме того, из закона убраны формулировки, которые могли бы блокировать создание Южного газового коридора, и порог российского участия в европейском рынке, после которого могут вводиться санкции, был увеличен с 10% до 33%. Президент Европейской комиссии Юнкер заявил, что интересы Европы учтены: «Конгресс США теперь привержен принципу наложения санкций только после совещания с союзниками США. А я верю в то, что мы остаёмся союзниками США».

Закон о санкциях напомнил о том, что трансатлантические отношения организованы по веерному принципу. Они всегда требовали взаимного согласия сторон – не в последнюю очередь в энергетическом секторе, где всегда учитывались интересы Германии. В 1980-е годы США терпимо отнеслись к энергетической интеграции Германии и СССР, а администрация Джорджа Уокера Буша согласилась с «Северным потоком – 1». Подобная интеграция, наследие «остполитик» для Германии нечто вроде красной черты – не только в отношении США, но также в контексте её «веерных» отношений со странами Центральной и Восточной Европы, которым не нравится подчинённый статус в рамках евро-российских энергетических сетей. 

Несмотря на разрешение противоречий по санкциям между США и Европой, визит вице-президента Пенса в Восточную Европу и на Балканы – ещё одно доказательство усиления внешнеполитического истеблишмента в Вашингтоне. В Эстонии Пенс осудил «призрак агрессии со стороны непредсказуемого соседа на востоке». В Грузии он руководил операцией «Благородный партнёр» – военными учениями НАТО на военной базе Вазиани близ Тбилиси, пообещав поддержать усилия Грузии по освобождению Южной Осетии от России и принять её заявку на вступление в НАТО. Тем временем Рекс Тиллерсон назначил ястреба Курта Волкера, близкого соратника сенатора Джона Маккейна, спецпредставителем по Минскому мирному процессу. В августе 2014 года Волкер призывал к вооружённой интервенции НАТО против российских войск на Украине, а также предлагал США и ЕС ввести экономические санкции и ограничения на перемещение Владимира Путина, хотя подобная политика не использовалась даже в годы холодной войны. Как сообщается, Пентагон стремится получить полномочия для поставок в Киев смертоносного оружия, включая противотанковые ракеты и комплексы ПВО. В июле президент Украины Пётр Порошенко подписал закон, утвердивший членство страны в НАТО в качестве внешнеполитической цели.

Все эти события указывают на то, что общая направленность внешней политики США будет отличаться стратегической преемственностью, ревизионистской и передовой стратегией, которую не могли оспорить ни Трамп, ни даже Обама и которая, скорее всего, продолжится в будущем при любом преемнике.

Будущее Трампа туманно. Несмотря на своё усиление, внешнеполитический истеблишмент никогда не будет доверять Трампу, у него возникают многочисленные и злободневные вопросы по поводу президентской риторики и остаточной способности совершать необдуманные поступки, а также возможного душевного заболевания. Агентство «Ассошиэйтед Пресс» сообщает, что министр обороны Мэттис и новый глава аппарата Белого дома Келли, оба бывшие генералы, договорились, что «один из них должен всегда оставаться в США, чтобы отслеживать и держать под контролем приказы, быстро исходящие из Белого дома». Усиление военного триумвирата – генералов Келли и Мэттиса, а также директора НСБ Макмастера – призвано сдерживать Трампа, но он будет также способствовать дальнейшей милитаризации внешней политики США, а также милитаризации американского общества. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Америка становится опасной для всего мира, и дело вовсе не в Трампе
03.08.2017
Можно лишь гадать, сколькими конфликтами, трагедиями и даже войнами обернётся отчаянное сражение традиционной политической элиты США за их благословенное, но уже невозможное вчера.

Эксперт: 
Дмитрий Суслов
США проверяют Европу на прочность
26.07.2017
В 1980-е годы Вашингтон уже пытался грубой силой помешать развитию сотрудничества нашей страны с Западной Европой в газовой сфере, напоминает эксперт клуба «Валдай» Алексей Гривач. Но эмбарго,

Эксперт: 
Алексей Гривач
Встреча Трампа и Путина – прагматичный диалог на фоне воинственной истерики в…
11.07.2017
Многие в США предостерегали Трампа о коварном обаянии Путина, его дьявольской способности устанавливать тёплые отношения с мировыми лидерами. Поэтому даже после того, как встреча, в конце концов, была

Эксперт: 
Ричард Саква

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться