Мнения экспертов Восточный ракурс
Политический ислам и конфликты на Ближнем Востоке

Политический ислам, как и политическое христианство наряду с любой другой идеологизацией религии в мире, является реакцией против нового и современного, против демократии и секуляризации, считает спикер третьей сессии XVI Ежегодного заседания клуба «Валдай» почетный профессор Университета Лиона II Мохаммед-Шериф Ферджани. По его мнению, это не то же самое, что традиционные формы политической инструментализации религии. Политический ислам также отличается от традиционного господства религии, которое никогда не имело теоретических и практических средств для доминирования во всём и везде, как это мог и может сделать современный тоталитаризм.

Что такое политический ислам?

Политический ислам, как и политическое христианство наряду с любой другой идеологизацией религии в мире, является реакцией против нового и современного, против демократии и секуляризации. Это не то же самое, что традиционные формы политической инструментализации религии. Он также отличается от традиционного господства религии, которое никогда не имело теоретических и практических средств для доминирования во всём и везде, как это мог и может сделать современный тоталитаризм.

Политический ислам появился в мусульманском мире как реакция на упразднение Османского Халифата в 1923–1924 годах и в противовес модернистскому движению, появившемуся в 19 веке. Он долго рассматривался как исламская альтернатива современной демократической политической системе, основанной на принципах равенства, свободы и суверенитета граждан. С тех пор политический ислам вдохновил много других движений, которые называли его своей первосновой. Он упоминался под разными названиями, такими как исламизм или мусульманский фундаментализм, до того, как в обиход вошёл термин «политический ислам» (впрочем, некоторые продолжают утверждать, что ислам как таковой всегда был и будет только политическим). Следует напомнить, что этот предмет спора нельзя отделить от тезиса об «исламской исключительности», который отрицает разделение между политическим и религиозным (Бернард Льюис, Сэмюэль Хантингтон и другие сторонники «культурных войн» как в странах Севера, так и среди мусульман).

Общим основанием различных выражений политического ислама является призыв к созданию исламского государства, в форме халифата или в иной форме, конечной целью которого является реализация шариата как абсолютного божественного закона, охватывающего все сферы и аспекты жизни, индивидуальные или коллективные, а также отношения между мусульманами и немусульманами.

 Политический ислам, как и любые другие религиозные или консервативные убеждения, противоречащие современности, – это проект, основанный на ксенофобской идеологии и уходе в исключительную концепцию идентичности.

Саморегулирующаяся анархия – наша новая реальность. Итоги первого дня
В понедельник, 30 сентября, открылось XVI Ежегодное заседание клуба «Валдай». В этот день прошли три сессии, а также был объявлен третий лауреат премии Клуба, которым стал классик политического неореализма Джон Миршаймер.
События клуба


 Основные конфликты на Ближнем Востоке и политический ислам

Израильско-палестинский конфликт: политический ислам и «политический иудаизм». Как политизация иудаизма посредством сионизма вдохновила политический ислам, служа моделью для «Братьев-мусульман» и, следовательно, для других политических исламистских движений? Как политический ислам использовался и всё ещё используется в политике Израиля, а также некоторых палестинских организаций против ООП и демократических движений в Палестине и в арабском мире?

Конфликт между Ираном и его арабскими соседями: суннитский политический ислам и шиитский политический ислам, от альянса в начале исламской революции в Иране и во время конфликта между Израилем и ливанской «Хезболлой» до противостояния в Ираке, Сирии и Йемене.

Межарабские конфликты: политический ислам в Катаре и Саудовской Аравии; салафизм, «Братья-мусульмане», Партия исламского освобождения и другие проявления политического ислама в арабских странах.

Роль Турции в конфликтах на Ближнем Востоке и в политическом исламе: политика правящей Партии справедливости и развития (AKP) в отношении Ирана, Катара, Саудовской Аравии, Израиля и, как результат, отказ Турции в членстве в Европейском союзе.

Международные державы и политический ислам на Ближнем Востоке: чередование поддержки и борьбы с политическим исламом (в Афганистане, Ираке, Сирии, Египте, Палестине, Ливии, Северной Африке…). В этой опасной игре чемпионами являются США, но они не единственные, кто её ведёт.

Заключение

С политическим исламом необходимо бороться. Но эта битва не может быть последовательной, безупречной и эффективной, если не понимать её как борьбу с исламским вариантом глобальной консервативной революции, которая реализуется сегодня посредством избрания Трампа – после Рейгана и Буша (отца и сына) – в США, Маргарет Тэтчер, Терезы Мэй и Бориса Джонсона в Великобритании, Нарендры Моди в Индии, Орбана в Венгрии, Эрдогана в Турции, Дуды в Польше, Болсонару в Бразилии и т. д., а также в виде роста ультраправых ксенофобских движений в Европе и повсюду в мире. Для консервативной революции демократия если и приемлема, то сводится только к выборам без уважения прав человека, без признания универсальности людей и их прав, а также принципов равенства и свободы. Борьба с политическим исламом должна вестись без какого-либо союза со сторонниками консервативной революции, в какие одежды они бы ни рядились и где бы они ни находились. Борьба против всех этих форм консервативной революции должна вестись одновременно.
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.