Секрет политической живучести Синдзо Абэ

Синдзо Абэ стал самым «долгоиграющим» премьер-министром в истории Японии. Он пребывает на посту премьер-министра дольше, чем все его предшественники. Абэ поклялся изменить пацифистскую конституцию Японии до того, как его нынешний срок полномочий завершится в сентябре 2021 года. Однако он сталкивается с серьёзными экономическими проблемами и скандалами. В чём секрет его политической живучести, пишет Дмитрий Стрельцов, профессор, заведующий кафедрой востоковедения Московского государственного института международных отношений (университет) МИД РФ.

Секрет политической живучести заключается в колоссальной политической гибкости Синдзо Абэ, умении маневрировать, адаптироваться к создавшейся ситуации и в таланте публичного политика, обладающего личной харизмой.

Политическое чутьё позволяет Абэ проводить в жизнь непопулярные в обществе, но назревшие решения в наиболее подходящий момент, как правило, сразу после удачных для правящей партии парламентских выборов. К таковым, в частности, можно отнести повышение потребительского налога, меры по защите государственной тайны и иные предложения, которые были внесены в парламент в 2015 году, сразу после прошедших в декабре 2014 года выборов в палату представителей. И только после того, как рейтинги правительства постепенно вернулись в норму, Абэ смог летом 2016 года провести успешные для себя выборы в верхнюю палату. Точно так же Абэ не стал, несмотря на требования оппозиции, созывать внеочередную сессию парламента летом 2017 года, когда его рейтинги упали из-за его личной вовлечённости в скандалы «Какэ гакуэн» и «Моритомо гакуэн». Выборы в нижнюю палату, в целом успешные для Либерально-демократической партии (ЛДП), были проведены лишь после восстановления уровня поддержки на фоне обострения ситуации на Корейском полуострове, ставшего катализатором сплочения японцев вокруг руководства страны.

Благоприятствуют длительному правлению Абэ и особенности международной ситуации. Обострение проблемы ракетно-ядерной программы КНДР и актуализация в этой связи вопросов военной безопасности для страны позволяют ему существенно укрепить свои внутриполитические позиции. Спрос на сильного лидера создаёт и военно-политический подъём Китая, который воспринимается в Японии в категории прямой угрозы национальной безопасности. К тому же на руку Абэ играет нестабильная социальная ситуация в Европе: острые проблемы беженцев и общественной безопасности на европейском континенте контрастируют с относительно безмятежной и стабильной ситуацией в самой Японии, которую многие избиратели связывают с правильной, на их взгляд, политикой кабинетов Абэ по недопущению массовой трудовой миграции.

Большое преимущество создаёт японскому премьеру его умелая медиастратегия. Абэ прилагает огромные усилия для раскрутки своего образа в медиа. Ему удалось создать в медиапространстве личный бренд «крутого парня», основанный на продвижении в электоральные массы идеи о том, что для получения статуса мировой державы Японии необходима сильная личностная дипломатия её лидера. Успешным рекламным ходом является для Абэ и курс «Абэномики», итоги которого нельзя оценить однозначно, но по части создания позитивного имиджа премьера этому курсу, вероятно, нет равных.

Так что не вызывает сомнения тот факт, что Абэ останется главой кабинета вплоть до сентября 2021 года, когда истечёт срок его полномочий на посту главы партии. Многие наблюдатели обсуждают возможность изменения устава партии и ещё одного продления трехлётнего срока, что связывается с возможной победой Трампа на президентских выборах в США в 2020 году, с которым у Абэ сложились хорошие личные отношения. В любом случае в условиях раскола оппозиции и слабости внутрипартийных оппонентов Абэ ему предстоит ещё долгая жизнь на ключевом государственном посту.

Во многом такая небывалая для Японии длительность правления одного политика связана с тем обстоятельством, что в эпоху медиакратии внутриполитические позиции правящей Либерально-демократической партии попадают во всё большую зависимость от популярности её лидера.

Оборотной стороной этого становится нарастание авторитарных тенденций в партийном управлении при одновременном сокращении действенности традиционных консенсуальных методов внутрипартийного согласования. Председатель партии перестал считаться с мнением лидеров других фракций и обрёл беспрецедентную для японской политической практики свободу рук при принятии важнейших решений, в том числе имеющих судьбоносное значение для страны. В партийных делах закрепился авторитарный, «президентский» стиль правления, больно ударивший по системе сдержек и противовесов, составляющей основу внутрипартийной демократии.

В результате внедрения авторитарного стиля правления высшие бюрократы стали апеллировать в своих действиях по отношению непосредственно к главе кабинета, личная зависимость от которого у них существенно возросла. Получило распространение такое явление, когда бюрократы предоставляли в преференциальный режим своим «клиентам» не по причине прямых указаний с политического верха или иных форм политического вмешательства, а лишь потому, что они ожидали положительной реакции на свои действия со стороны канцелярии премьер-министра (этот феномен стал достоянием гласности благодаря скандалам «Моритомо гакуэн» и «Какэ гакуэн»).

Длительное пребывание у власти кабинета Абэ, таким образом, ослабило систему сдержек и противовесов в партии, снизило подотчётность правительства общественному контролю и повысило риск субъективизма при принятии важных государственных решений.

Внешняя политика Японии и Россия

Правление кабинетов Абэ ознаменовало собой качественно новые сдвиги в японской внешней политике. Во-первых, Абэ внёс в дипломатию Токио ярко выраженный личностный элемент, став инициатором многих внешнеполитических инициатив. С его именем стали ассоциироваться успехи японской дипломатии в деле укрепления связей Японии с ключевыми странами-партнёрами, в частности с США, Китаем и Россией. Например, на российском направлении Абэ выдвинул «План из восьми пунктов», который стал дорожной картой двустороннего сотрудничества на протяжении последних пяти лет.

Другой пример касается «гольф-дипломатии» – личных усилий Абэ по развитию личных контактов с американским президентом Дональдом Трампом, с которым японскому премьеру удалось установить доверительные отношения во время игры в гольф.

Абэ также прославился своими внешнеполитическими концепциями – например, концепцией Индо-Тихоокеанского региона, которую он выдвинул ещё в 2007 году, выступив в ходе визита в Индию с речью «Слияние двух океанов» (впоследствии эта концепция была «перехвачена» у него президентом Трампом), с концепцией «активного пацифизма», а также с концепцией «обозрения земного шара».

Прощай, АТР, здравствуй, Индо-Пацифика?
Антон Беспалов
В последние годы всё чаще звучит термин «Индо-Тихоокеанский регион» или «Индо-Пацифика». По мнению некоторых аналитиков, он приходит на смену устоявшемуся понятию Азиатско-Тихоокеанского региона, отражая новый баланс сил в Азии. Тот факт, что концепцию Индо-Пацифики активно продвигает Вашингтон, вызывает настороженность в Пекине, который считает, что её конечная цель состоит в сдерживании Китая. Разбираемся, так ли это – и стоит ли России опасаться появления нового регионального конструкта.
Мнения экспертов

Во-вторых, линия кабинетов Абэ стала заметно более самостоятельной, если трактовать её в категориях «зависимости» или «подчинённого положения» в военно-политическом союзе с США. Например, Абэ проявлял большую активность на российском направлении даже после введения США антироссийских санкций и не стал подчиняться «предостережениям» из Вашингтона против развития диалога с Москвой.

В-третьих, дипломатия Абэ характеризуется большей жёсткостью и прагматичностью, если дело касается национальных интересов страны. Правительство Японии, например, настояло на ужесточении международных санкций против КНДР в связи с проводившимися Пхеньяном летом и осенью 2017 года испытаниями ракет, что в свою очередь повысило популярность самого премьера. Повышению рейтингов Абэ и его кабинета способствовали дипломатические меры правительства против Южной Кореи на фоне ухудшения двусторонних отношений, в частности лишение её статуса наибольшего благоприятствования во внешней торговле.

Следует отметить в этой связи, что дипломатия и безопасность однозначно указываются в опросах общественного мнения как сферы, в которых кабинеты Абэ достигли наибольших успехов. Например, в ходе проведённого корпорацией NHK в ноябре 2019 года опроса эти сферы были выбраны в качестве топа достижений правительства 23% опрошенных и 33% от общего числа сторонников ЛДП.

Что касается российско-японских отношений, качественного прорыва Абэ добиться не удалось, несмотря на усилия сторон по подготовке мирного договора. Оказалось, что позиции Москвы и Токио различаются чересчур сильно, а путей сближения практически не просматривается. Однако в прочих областях – торгово-экономическое сотрудничество, культурные и образовательные обмены, гуманитарные связи, сотрудничество на международной арене и тюлю – отношения развиваются достаточно успешно. Можно надеяться, что и в дальнейшем отсутствие мирного договора не станет препятствием для взаимодействия двух стран.

Япония вредит себе, зацикливаясь на Курильских островах
Юкио Асадзума
Япония вредит себе, зацикливаясь на Курильских островах и не выстраивая экономические связи с Россией, потенциал которых весьма высок с учётом размера российского рынка и перспектив развития природных ресурсов Сибири. Мы не видим леса за деревьями. Следует решить территориальную проблему и перейти к серьёзному экономическому сотрудничеству. И это достижимо только путём политического консенсуса. Япония сможет получить гораздо большие выгоды от экономического сотрудничества с Россией, нежели от территорий, считает Юкио Асадзума, вице-председатель АНО «Общество японо-российских связей», внешнеторговый советник, кавалер ордена Дружбы.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.