Почему не стоит демонизировать КНДР

16.02.2017

Недавнее испытание Северной Кореей новой баллистической ракеты с твердотопливным двигателем находится в центре внимания мировых политиков, экспертов и средств массовой информации. Это существенный рывок в северокорейском ракетостроении. Во-первых, речь идёт о ракете с твердотопливным двигателем, что сокращает время на её подготовку к старту. Во-вторых, у ракеты собственная версия тягача, повышающая её мобильность. Комбинация этих факторов делает ракетную установку заметно менее уязвимой.

Определённые истерические ноты в заявлениях США и их союзников связаны с тем, что появление такого оружия в определённой степени нивелирует уже разработанные планы превентивного удара и уничтожения северокорейской военной и политической инфраструктуры, о чём, кстати, открыто заявлял председатель комиссии по безопасности Национального собрания Республики Кореи (РК) Ли Чхоль У.

Безусловно, испытание новой ракеты средней дальности никак нельзя назвать фактом, способствующим снижению региональной напряжённости. Однако данное действие следует рассматривать не само по себе, а в рамках общего геополитического контекста, где действия КНДР, скорее, напоминают стратегию сдерживания, чем тот агрессивный курс, который ей пытаются приписать недруги Пхеньяна, маскирующие разговорами о северокорейской угрозе собственные военные приготовления. Резонно напомнить, что южнокорейские военные расходы не просто превосходят северокорейские в десятки раз, а перекрывают по размеру весь текущий доход Северной Кореи; что превентивный удар и наступательные действия в отношении КНДР отрабатываются на многочисленных южнокорейских и южнокорейско-американских военных учениях в течение нескольких лет. Ближайшие учения состоятся в феврале–марте, и в них будут принимать участие атомные авианосцы, стратегические бомбардировщики, самолёты-невидимки, стелс-эсминец «Замволт» и многое другое. В течение последних лет в южной части Корейского полуострова ежегодно проводится по меньшей мере 20 крупномасштабных военных учений, в самых больших из которых количество участников идёт на сотни тысяч.

Сотрудничество между США и Россией – ключ к противодействию мировым угрозам Дана Рорабахер
Северная Корея – ещё один пример того, как совместные усилия России и США могут предотвратить крупномасштабный кризис. Северная Корея […] является предметом серьёзной озабоченности для всех цивилизованных стран. А поскольку Россия и США являются самыми крупными и мощными странами цивилизованного мира, мы должны быть озабочены в высшей степени, и это пример того, где нам следует работать вместе

И если КНДР не ставит первоочередной целью уничтожение южного соседа, то РК отказывает Северу в праве на существование: Северная Корея рассматривается не как страна, а как антигосударственная группировка, захватившая часть территории; существуют даже органы управления этими землями, и в радикально-консервативных кругах реваншистские настроения весьма сильны.

В этом контексте к «голосу международного сообщества» должен прислушаться не только Пхеньян, но и Сеул. Россия, осуждая запуск ракеты КНДР, проявляет не меньшее внимание к опасным действиям другой стороны и указывает, что единственным приемлемым вариантом решения ядерной и других проблем Корейского полуострова является продолжение политико-дипломатических усилий с тем, чтобы вернуть Северную Корею за стол переговоров.

Какими могут региональные последствия этого испытания? Рассуждения о том, что запуск ракеты – проявление агрессивности режима суть пересказ антисеверокорейского дискурса. Не следует забывать, что если Северная Корея находится на четвёртом месте по численности армии, и этот момент всячески педалируется антипхеньянской пропагандой, то Южная Корея занимает шестое место и разрыв между количеством боевых частей (значительная часть Корейской народной армии являет собой вооружённый стройбат) не так уж и велик. Кроме того, следует помнить, что согласно договору о взаимной обороне 1954 года, в случае конфликта на Корейском полуострове Соединённые Штаты обязаны защищать РК всеми возможными силами и средствами. В такой ситуации инициировать конфликт для северокорейского режима – гарантированное самоубийство, и потому, даже если исходить из не совсем корректного представления о том, что первоочередной целью Ким Чен Ына является сохранение его личной власти, легко сделать вывод о том, что обострение ситуации с риском крупномасштабной войны Пхеньяну скорее НЕ выгодно. Более того, даже применение первым ядерного оружия не решает ни одной стратегической задачи, но открывает «ящик Пандоры», после чего любой ответ по нарушителю ядерного табу международное сообщество сочтёт приемлемым.

Зато северокорейский ракетный потенциал является ушатом воды на горячие головы тех, кто, будучи дезинформирован собственной пропагандой уже более десяти лет заявляет, что северокорейский режим находится на грани краха, вот-вот развалится, и эффективный превентивный удар будет тождественен смене режима. По сути северокорейская стратегия сводится к тому, чтобы дать потенциальным противникам понять, что она способна нанести тот уровень неприемлемого ущерба, после которого любая победа над ней всё равно будет пирровой.

В результате нельзя сказать, что последствия испытаний серьёзно скажутся на национальных интересах России и Китая. Действия Пхеньяна раздражают Москву и Пекин, но не несут для этих стран прямой угрозы. Более того, статус-кво с ракетными запусками и воинственными заявлениями однозначно выгоднее, чем иракский или ливийский сценарий, когда на территории северной части Корейского полуострова возникает «горячая точка». Интересы указанных стран, со стратегической точки зрения, задевает размещение на полуострове стратегических элементов американской ПРО THAAD, рассчитанных не столько на сдерживание северокорейской угрозы, сколько на использование в условиях более глобального противостояния.

Конечно, это не отменяет вероятности техногенной катастрофы или того, что под влиянием неверной информации руководство США пойдёт на «соразмерный ответ» в виде эскалации напряжённости, поскольку уровень демонизации КНДР достиг того предела, при котором любые попытки перейти к конструктивным переговорам будут восприняты как «уступки мировому злу». Однако представляется, что координированные усилия мирового сообщества при ведущей роли России позволили бы сдержать нежелательное развитие событий.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Двойная заморозка и дорожная карта: роль российско-китайской инициативы в…
13.12.2017
Россия должна в полной мере сыграть свою уникальную роль в разрешении кризиса на Корейском полуострове и внести свой вклад в ослабление крайне высокого уровня напряжённости. Китай и Россия должны

Эксперт: 
Гуанчен Син
Риск случайной войны. Сеул не потерпит провокаций Пхеньяна
12.12.2017
По мере развития ядерной программы Северной Кореи гонка вооружений в регионе будет только возрастать. Однако президент Мун считает Москву потенциальным партнёром в достижении регионального мира.

Эксперт: 
Ричард Вайц
Готовы к миру и войне. Есть ли способ остановить эскалацию на Корейском…
07.12.2017
…В Пхеньяне говорили, что «северокорейские солдаты уже давно спят, не снимая сапог». Дипломаты из МИД КНДР интересовались нашими оценками вероятности начала боевых действий. Когда мы им отвечали, что

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться