Победа народного восстания над национальным истеблишментом

09.11.2016

На наших глазах началось и одержало победу – без всякого преувеличения – народное восстание против национального истеблишмента. Ведь против Дональда Трампа единым фронтом выступила вся элита страны. Демократы и республиканцы. Финансовые корпорации Уолл-стрита и венчурные компании Силиконовой долины. Национальные средства массовой информации и ведущие культуртрегеры… Всего этого оказалось недостаточно, чтобы подавить восстание масс.

Эксперты-американисты привычно называют практически любые президентские выборы в этой стране беспрецедентными, историческими, судьбоносными. В большинстве случаев яркие эпитеты со временем тускнеют, линяют, стираются. И прошедшая смена хозяина Белого дома воспринимается уже как рядовой эпизод, как закономерный и естественный этап непрерывной эволюции политической системы США. Рискну, однако, предположить, что выборы 2016 года всё же войдут в учебники как совершенно исключительное событие в жизни Америки.

На наших глазах началось и одержало победу – без всякого преувеличения – народное восстание против национального истеблишмента. Ведь против Дональда Трампа единым фронтом выступила вся элита страны. Демократы и республиканцы. Финансовые корпорации Уолл-стрита и венчурные компании Силиконовой долины. Национальные средства массовой информации и ведущие культуртрегеры. Университеты, благотворительные фонды, нобелевские лауреаты по экономике и подавляющее большинство аналитических центров. Тотальная мобилизация сторонников статус-кво, открытая поддержка Хиллари Клинтон со стороны основных американских союзников по всему миру, упорные поиски всевозможного компромата на наглого политического выскочку – всего этого оказалось недостаточно, чтобы подавить восстание масс. Которое, кстати сказать, не ограничилось только теряющими свои былые социальные позиции белыми мужчинами – работягами («синими воротничками»), но вовлекло в свою орбиту значительную часть американок, этнических меньшинств и недавних иммигрантов.

Запрос на перемены оказался сильнее привычки к стабильности, а экстравагантный миллиардер стал ближе и понятнее рядовому избирателю, чем многоопытная и хитроумная бывшая первая леди Америки. Можно поздравить американцев с тем, что демократическая система в очередной раз восторжествовала, а бесчисленные политтехнологи, социологи и прочие высоколобые консультанты были в очередной раз унижены, посрамлены и повергнуты в прах. 

Вопрос, однако, в том, насколько правомерно считать победившее восстание настоящей политической революцией. Или триумф Трампа останется в истории в виде эффектного, но малосодержательного нью-йоркского мюзикла, имеющего мало отношения к жизни за стенами американского политического театра?

Ответ на этот вопрос далеко не очевиден. Во-первых, Трампу – если он действительно хочет чего-то существенного добиться за своё президентство – придётся так или иначе мириться со своими политическими оппонентами. Включая и тот истеблишмент, который отнёсся к Трампу, мягко говоря, не слишком дружелюбно и не вполне справедливо. Придётся мириться хотя бы по той простой причине, что других чиновников, журналистов, бизнесменов, университетских профессоров и экспертов новому президенту взять неоткуда.

Во-вторых, придётся договариваться с Конгрессом. А Конгресс США, хотя оказался после выборов под полным контролем республиканцев, вряд ли готов стать послушным инструментом в руках Белого дома. Напротив, многочисленные скрытые и явные недоброжелатели Трампа на Капитолийском холме постараются изрядно попортить ему кровь. И для этого на Капитолийском холме есть масса возможностей – от процесса номинации ключевых фигур новой администрации до принятия бюджетных решений.

В-третьих, критиковать администрацию Барака Обамы за мягкость и нерешительность во внешней политике – дело нехитрое, а вот предложить реалистическую альтернативу Обаме и при этом не вляпаться в серьёзный международный кризис – задача принципиально иного уровня сложности. Дональду Трампу надо как-то восстанавливать свою репутацию среди союзников США и в Европе, и в Азии, и в Латинской Америке. Значит – неизбежны уступки, компромиссы, неизбежен отход от популистских заявлений и лозунгов избирательной кампании. Готов ли к такой корректировке Трамп?

Трамп становится президентом разделённой Америки Павел Шариков
Главной проблемой Трампа в ходе кампании было неприятие его республиканским истеблишментом. Трамп резко разошёлся с представителями элиты, и назревал конфликт, который негативно отразился на его популярности. Важным шагом на пути примирения с истеблишментом стало назначение кандидатом в вице-президенты Майкла Пенса.

Что же касается российско-американских отношений, то, на мой взгляд, здесь впервые за долгое время какой-то свет в конце тоннеля обозначился, пусть даже и очень далекий, и едва различимый. Если бы победила Хиллари Клинтон, начинать диалог с новой администрацией было бы гораздо труднее – с учётом всего того, что она наговорила о России и Владимире Путине во время кампании. Трамп психологически и политически, скорее, настроен перевернуть страницу и начать новую главу в отношениях с Москвой.

Но очень многое здесь зависит от российской стороны. И главная интрига, на мой взгляд, заключается в следующем. Готов ли Владимир Путин «авансировать» Дональда Трампа в счёт будущих дружеских российско-американских отношений? Готов ли российский лидер предложить своему новому американскому коллеге что-то сверх того, что российская сторона уже предлагала Бараку Обаме – будь то по сирийскому урегулированию, стратегическим вооружениям или по какому-то другому, важному для американцев вопросу? Или всё-таки Москва будет ожидать новых инициатив из Вашингтона для начала серьёзного разговора? 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Клинтон и Россия: фантазии и факты
09.10.2017
Опыт Америки проецируется на весь земной шар, и её тревоги и беспокойства воспринимаются как вселенские. Нет ничего более опасного, чем большая страна с недалёкими и узколобыми лидерами.

Эксперт: 
Ричард Саква
Эгоистический гегемонизм
16.10.2017
Трамп уже давно находится во внутриполитическом капкане и не способен проводить никакую политику. И его приверженность принципу «Америка прежде всего» выражается в существенно усилившихся

Эксперт: 
Дмитрий Суслов
Иллюзия вседозволенности. Почему никто не верит в прямой военный конфликт России…
16.10.2017
Формально Россия и США говорят, что готовы к диалогу, на деле же – стремления к диалогу нет ни у кого. Первым идти на компромисс никто не хочет. Все ждут уступок другой стороны. А если их нет, то

Эксперт: 
Максим Старчак

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться