ПМЭФ-2019 как момент истины для России и Китая (и не только для них)

«Путин и Си встают в Санкт-Петербурге единым фронтом против Трампа», – без обиняков объявляет CNN, суммируя результаты ПМЭФ-2019 применительно к состоянию отношений в треугольнике Китай – Россия – США. Столь же ясные и трезвые оценки высказаны по горячим следам Форума многими другими влиятельными СМИ и авторитетными комментаторами. Налицо момент истины, когда у всех разом открываются глаза на подлинное положение дел в мире. Момент, которому нет цены в разгар информационных войн и водопада фейков. Момент, который ни в коем случае нельзя «топить» в оговорках и реверансах по адресу субъектов мировой политики, считающих деликатность вернейшим признаком слабости, пишет Виктор Сумский, директор Центра АСЕАН при МГИМО МИД России.

Понятно, что вопрос о том, становятся ли отношения Москвы и Пекина союзническими, не из простых. Весь процесс нормализации, а затем и поступательного развития этих отношений в последние четверть века, выстраивается исходя из понимания, что союз, заключённый ими в 1950-е годы, себя не оправдал, и этот опыт не надо повторять, как не надо и вообще сотрудничать против какой-либо третьей стороны.

Но разве кто-то предлагает возрождать сегодня именно ту модель взаимодействий, которую Сталин и Мао «ковали» 70 лет назад? А с другой стороны, разве тезис о том, что российско-китайские отношения вышли сейчас на беспрецедентно высокий уровень, не указывает на степень взаимного понимания, превосходящую достигнутое в рамках «того союза»? И надо ли относиться к запрету на объединение сил против третьей стороны как к религиозной заповеди, которая хороша на все времена?

Почему бы, учитывая риторический характер этих вопросов, не выйти с тезисом о союзе нового типа, рождающемся в порядке отклика на экзистенциальные вызовы, брошенные в начале XXI века России, Китаю и миру в целом?

 
Глобальный экономический передел: США, Китай и Россия
Андрей Цыганков
Торговый конфликт США и Китая особенно значим в контексте глобальных перемен геоэкономического характера. В случае разрешения конфликта в ближайшее время его основная подоплёка сохранится и продолжит влиять на весь комплекс отношений двух важнейших экономических держав мира. Эти отношения не исчерпываются коммерцией и включают в себя измерения, связанные с транспортно-энергетическими проектами, участием в международных политико-экономических организациях и принципами валютного регулирования. Однако по всем этим измерениям США и Китай в обозримом будущем будут находиться по разные стороны баррикад, пишет Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук в Калифорнийском университете (Сан-Франциско).
Мнения экспертов

Ссылка на экзистенциальный характер вызовов – не преувеличение. Обновленные версии Национальной стратегии безопасности и Национальной стратегии обороны США, утверждённые президентом Трампом в 2017–2018 годов, однозначно указывают на Китай и на Россию как на глобальных противников Соединённых Штатов. С тех пор обнародован ряд других официальных американских документов, в которых эта позиция формулируется как опорная.

Показательны оценки этого обстоятельства, услышанные в последние дни от двух опытнейших азиатских дипломатов, беседовавших со мной порознь. 

Когда американцы говорят вам, что вы враг, они говорят это с убийственной серьёзностью, сказал один. Когда американцы говорят вам, что вы враг, они имеют в виду, что хотят вас уничтожить, сказал другой.

Можно ли себе представить, что при нынешней динамике в отношениях Китая и России с США, как и в свете новейших доктринальных упражнений Вашингтона, лидеры РФ и КНР не обмениваются мнениями о том, как следует вести себя – порознь и вместе – в этой тревожной ситуации? Если же всё-таки обмениваются, то разве это не является координацией политических курсов против силы, уже бестрепетно объявившей и Москву, и Пекин своими противниками? Чего стесняться, когда американцы сами расставляют все точки над ё?

Если же есть чувство, что до поры до времени лучше вообще помолчать, то почему бы не прибегнуть к классической формуле «Без комментариев»? Американцы ведь спокойно используют её всякий раз, когда им надо «навести тень на плетень».

Так или иначе без внятного ответа на вопрос о сущности российско-китайских отношений на нынешнем этапе нам не обойтись. Хотелось бы, чтобы этот ответ был достоин того момента истины, который мы переживали в течение трёх июньских дней в Санкт-Петербурге.

Россия – Европа: есть ли шанс разморозить диалог?
Взаимоотношения между Россией и ЕС осложнены тем, что Европа, столкнувшись с новыми вызовами, на которые у неё пока нет ответов, становится всё более зациклена на себе. Тем не менее Европа остаётся для России важнейшим соседом и партнёром. Сотрудничая с Россией и коррелируя европейскую и евразийскую интеграцию, ЕС смог бы сохранить свою роль в будущем мире. 6 июня клуб «Валдай» провёл в рамках Петербургского международного экономического форума свою традиционную сессию, посвящённую на этот раз отношениям между Россией и Европой. Тема, казалось бы, неисчерпаемая: споры о месте России в Европе и месте Европы в русском сознании идут уже два столетия. Но, как отметил директор Клуба по научной работе Фёдор Лукьянов, в последние годы на фоне кризиса политических отношений эти дискуссии стали несколько монотонными. Стороны непоколебимо стоят на своих позициях, и диалог фактически заморожен.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.