Удастся ли Пхеньяну усадить Трампа за стол переговоров?

Пхеньян оказывает на Дональда Трампа дипломатическое давление, которое направлено на то, чтобы усадить Трампа за стол переговоров. Трампу намекают, что его склонность слушать сторонников жёсткой линии, в первую очередь Джона Болтона, и нежелание уступать может стоить ему немалых неприятностей. Время покажет, насколько Дональд Трамп готов понять этот намёк, пишет Андрей Ланьков, профессор Университета Кунмин (Сеул).

15 января в Пхеньяне состоялась пресс-конференция, на которой выступила Чхве Сон-хи, заместитель министра иностранных дел КНДР (иногда, следуя старым традициям транскрипции, в российской прессе её именуют Цой Сон Хи). Она озвучила официальную позицию Пхеньяна по вопросам о переговорах с США – и такая позиция была заявлена впервые за те две недели, которые прошли после встречи на высшем уровне в Ханое, где, как известно, Ким Чен Ын и Дональд Трамп расстались, так ни чём и не договорившись.

Можно напомнить, что в Ханое северокорейская сторона предложила США размен, который американская сторона сочла неравным – и, в общем, с полным на то основанием. Пхеньян предложил закрыть свой ядерный комплекс в Йонбёне в обмен на снятие всех экономических санкций. Если бы США согласились на такой размен, они отказались бы от всех имеющихся у них сейчас средств давления на КНДР – санкции на торговлю оружием и предметами роскоши сохранились бы, но на практике эти санкции не составляют проблемы для Пхеньяна. У КНДР, напротив, при такой сделке сохранилось бы не менее половины мощностей по производству обогащённого урана, все мощности по производству баллистических ракет и все произведённые заряды.

Ким – Трамп: почему в Ханое не сработала личная дипломатия и что будет дальше
Андрей Ланьков
Переговоры между Кимом и Трампом, скорее всего, будут продолжены, несмотря на неудачу в Ханое. И при определённом – крайне благоприятном – повороте событий они могут привести к компромиссу, который, не означая ядерного разоружения КНДР, всё-таки снизит геополитические риски, связанные с северокорейской ядерной программой. В любом случае сам факт ведения переговоров оказывает позитивное влияние на ситуацию в регионе и должен приветствоваться, считает Андрей Ланьков, профессор Университета Кунмин (Сеул).
Мнения экспертов

Некоторые СМИ, сообщая о выступлении Чхве Сон-хи в Пхеньяне, объявили, что северокорейская сторона, дескать, «рассматривает возможность прекращения переговоров с США». Действительно, подобные слова в заявлении Чхве Сон-хи присутствовали. Она, в частности, сказала: «У нас нет намерения идти на уступки требованиям США [выдвинутым на саммите в Ханое] в какой бы то ни было форме, ни тем более желания вести такого рода переговоры». Однако более внимательное ознакомление с текстом заявления показывает, что ситуация является куда более сложной.

Во-первых, в заявлении содержатся многочисленные комплименты Дональду Трампу. Чхве Сон-хи всячески подчёркивала, что между двумя «высшими руководителями» царит полное взаимопонимание и что личные отношения Кима и Трампа «на удивление хороши». Объяснить такие замечания вежливостью невозможно – вежливостью северокорейская дипломатия как раз никогда не отличалась и к оскорбительным оборотам в отношении своих текущих оппонентов в Пхеньяне всегда прибегали с удивительной лёгкостью. Кстати, сама Чхве Сон-хи (в недавнем частном разговоре с одним знакомым автора) с долей самоиронии описала эту стилистическую особенность пхеньянской дипломатии как «наш словесный эквивалент ядерного сдерживания». Того же Трампа не так давно в официальных северокорейских документах именовали «старым маразматиком», нисколько этого не стесняясь.

Во-вторых, ответственность за то, что в Ханое договориться не удалось, в заявлении Чхве Сон-хи однозначно возлагается на окружение президента Трампа – если быть более конкретным, то на госекретаря Помпео и советника по вопросам национальной безопасности Болтона. Именно по их вине, утверждает Пхеньян устами Чхве Сон-хи, встреча в Ханое окончилась безрезультатно.

В-третьих, в заявлении содержатся намёки на то, что Пхеньян может пересмотреть введённый ещё в ноябре 2017 года и с тех пор неоднократно подтверждавшийся односторонний мораторий на ядерные испытания и запуски баллистических ракет.

В-четвёртых, в заявлении говорится и о том, что в ближайшее время позицию по вопросу о переговорах с США озвучит сам Ким Чен Ын.

Второй саммит Трампа и Кима: «Мы пожали друг другу руки и решили пока разойтись»
Константин Асмолов
Если говорить о том, провалился ли саммит Ким – Трамп, то, несмотря на «слитую концовку», стороны могут считать, что у них получилось. Трамп показал себя бескомпромиссным политиком, Ким получил ещё один саммит с американским президентом, что выбило из его образа лидера страны-изгоя ещё один кирпич. Стороны подтвердили продолжение диалога и курс на разрядку региональной напряжённости. Что будет дальше, рассказывает ru.valdaiclub.com Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.
Мнения экспертов

Из всего этого возникает картина скорее противоположная той, о которой говорят в СМИ: в Пхеньяне не просто хотят, а очень хотят продолжать переговоры с США. Однако там вовсе не собираются идти на односторонние уступки – и видят, что США, кажется, не собираются идти на компромисс, выдвигая неприемлемое для КНДР требование о немедленном и полном ядерном разоружении. Со своей стороны, в руководстве КНДР никто не собирается сдавать ядерное оружие полностью, но на какой-то компромисс там готовы идти – и, более того, к такому компромиссу стремятся.

Поэтому в КНДР, кажется, решили напомнить США, что при отсутствии у американцев желания продолжать переговоры и идти на разумные уступки, Пхеньян может опять создать немалые проблемы для Вашингтона (и лично для президента Трампа). В 2017 году, перед введением моратория, КНДР успешно испытала две новых модели межконтинентальных ракет, способных поражать цели на основной территории США. Сейчас Дональд Трамп в своих бесчисленных твитах не устаёт напоминать, что благодаря его дипломатическим усилиям эти пуски прекратились (он, само собой, не сообщает избирателям, что производство таких ракет продолжается).

Однако сейчас устами Чхве Сон-хи северокорейская сторона намекает, что мораторий может быть и отменён. Учитывая, какую роль играет мораторий во внутриполитической пропаганде Трампа и его сторонников, запуск межконтинентальной ракеты может стать для Белого дома неприятным сюрпризом и сильно пошатнуть рейтинги Дональда Трампа.

Любопытно, что похожего эффекта Пхеньян может добиться, даже не нарушая взятых на себя обязательств. Например, КНДР может провести испытания баллистических ракет средней дальности, на которые мораторий формально не распространяется – или, как вариант, использовать межконтинентальную ракету в качестве носителя для вывода на орбиту искусственного спутника (никаких обязательств отказаться от «мирного космоса» КНДР на себя также не брала).

Ханойский саммит дал осечку
Артём Лукин
Трамп и Ким ехали в Ханой, явно рассчитывая подписать хоть какое-то соглашение Но, видимо, в последний момент что-то пошло не так. Кто «соскочил» с предварительно достигнутого соглашения – Ким или Трамп? Могли ли на неудачу саммита повлиять внешние факторы и игроки? Мог ли, например, Китай надавить на Кима и отговорить его от достижения сделки с американцами? Повлияло ли на готовность Трампа заключить соглашение с Кимом то, что сейчас происходит в Вашингтоне, где бывшие ближайшие соратники дают показания против американского президента? Впрочем, нельзя исключать и того, что никакой готовой предварительной договорённости перед Ханоем не было, пишет для ru.valdaiclub.com Артём Лукин, доцент кафедры международных отношений, заместитель директора по науке Восточного института – Школы региональных и международных исследований ДВФУ.
Мнения экспертов

Конечно, в Пхеньяне пока не хотят обострения обстановки на Корейском полуострове – в том числе и потому, что считают президента Трампа непредсказуемым. Все помнят, как в 2017 году он открыто угрожал КНДР войной в том случае, если Пхеньян не откажется от ядерного оружия.

Правда, надо признать, что сейчас обострение не столь опасно, как в 2017 году – Китай опять вернулся к своей традиционной политике острожной и дозированной поддержки КНДР, а в Сеуле у власти находятся левые националисты, которые в целом неплохо относятся к Северной Корее и хотят проводить политику мирного сосуществования. Тем не менее именно переговоры – цель Пхеньяна. Правда, надо помнить, что целью этих переговоров является не ядерное разоружение (абсолютно неприемлемое для КНДР), а какая-то компромиссная сделка, которая бы предусматривала ограничение ядерных вооружений в обмен на политические и экономические уступки.

Таким образом, заявление Чхве Сон-хи (равно как и заявление самого Высшего Руководителя, которое может быть прозвучать в ближайшее время) является попыткой дипломатического давления, которое направлено на то, чтобы усадить Трампа за стол переговоров. Трампу намекают на то, что его склонность слушать сторонников жёсткой линии (в первую очередь Болтона) и нежелание уступать может стоить ему немалых неприятностей. Время покажет, насколько Дональд Трамп готов понять этот намёк.

От ненависти до любви – один Ханой
27–28 февраля во Вьетнаме проходит второй саммит между лидерами США и КНДР. Такого ажиотажа, как первая встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына, он уже не вызывает – многие размышляют: не станет ли Ханой повтором Сингапура? Будут ли предприняты какие-то реальные меры по снижению напряжённости между двумя сторонами? Как на это может повлиять внутренняя ситуация в США и КНДР и внешние игроки? На эти и другие вопросы попытались ответить эксперты 27 февраля в ходе Валдайской дискуссии, модератором которой выступил программный директор Клуба «Валдай» Иван Тимофеев.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.