Перегруппировка политических сил и будущее Европы

Результаты выборов в Европарламент показали, что взлёт партий евроскептиков продолжается. Проблемы, связанные с национальным суверенитетом, иммиграцией и изменением климата, выходят на первый план, оттесняя классовые проблемы и вопросы налогообложения. Подъём партий, делающих упор на экологические проблемы, также впечатляет и свидетельствует о появлении новых целей развития. Данная перегруппировка политических партий является признаком будущего развития политики ЕС, считает Дэвид Лэйн, почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации.

Выборы в Европейский парламент в мае 2019 года ознаменовались значительными успехами партий евроскептиков. Основные традиционные партии потерпели серьёзное поражение. В Германии христианские демократы из политического мейнстрима уступили места «зелёным», а основные партии Франции (республиканцы и социалисты) получили менее 15 процентов голосов, в то время как «Национальное объединение» Марин Ле Пен получило 23,3 процента голосов и стало самой популярной партией во Франции. В целом на выборах в странах Евросоюза доля общего числа голосов, отданных за социалистические/социал-демократические партии сократилась на 6,5 процента, за правоцентристов – на 4,6 процента; в то время как число голосов, отданных за «зелёных» выросло на 3,1 процента, за либералов – на 4 процента, а за националистические партии – на 9,5 процента. Ранее правящие правоцентристские партии во главе с Германией и Францией потеряли большинство в Европейском парламенте; общее количество их мест сократилось с 412 до 218.

Что означают эти результаты? Очевидно, что продолжается перегруппировка с потерей голосов крупными политическими партиями: социал-демократические партии потеряли 38 мест, центристские – 43, в то время как националисты получили на 58 мест больше и в настоящее время выигрывают во Франции, Италии, Польше и Великобритании. Однако у них были определённые неудачи, связанные с падением числа голосов в Германии («Альтернатива для Германии»), Дании и Нидерландах. Германия является хорошей иллюстрацией этих тенденций: «Зелёные» заняли второе место с 20,5% голосов, а число голосов, отданных за некогда могущественную социал-демократическую партию, упало до 16,2%.

Выборы в Европарламент: пейзаж после битвы
Жак Сапир
На выборах в Европейский парламент, прошедших во Франции 26 мая, главными были темы, волновавшие французов. Впрочем, аналогичным образом развивались события и в других странах. И это первый урок, который преподаёт Европа, где отсутствует общая политическая система, а политическая воля европейских народов по-прежнему формируется в рамках национальных государств. И тем не менее итоги этих выборов содержат намёки на то, каких перемен следует ожидать в дальнейшем, считает Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS) и МГУ им. М.В. Ломоносова.
Мнения экспертов

Перегруппировка политических сил

Взлёт партий евроскептиков продолжается: сейчас примерно четверть депутатов являются членами таких партий. Проблемы, связанные с национальным суверенитетом, иммиграцией и изменением климата, выходят на первый план, оттесняя классовые проблемы и вопросы налогообложения. Подъём партий, делающих упор на экологические проблемы, также впечатляет и свидетельствует о появлении новых целей развития.

Данная перегруппировка политических партий является признаком будущего развития политики ЕС. В то время как Европейская комиссия, Совет и Центральный банк сменят своих руководителей в ближайшем будущем, парламент не имеет прямого права голоса при отборе кандидатов. Более того, фрагментация национальных партийных систем и отсутствие политической солидарности в бывшем центральном ядре ЕС – Германии, Франции и выходящей из его состава Великобритании – указывают на дальнейшее ослабление его политического геополитического влияния. Дальнейшая дезинтеграция или переход к укреплению основных северных государств, оставляющих на периферии восточные и южные государства-члены, являются возможными вариантами развития событий. Роль ЕС в мировой политике в этих условиях вряд ли станет препятствием для развития событий в США или Китае. Дальнейшая дезинтеграция по примеру планового выхода Британии из ЕС маловероятна, поскольку стоимость выхода перевешивает преимущества членства.

Вердикт Великобритании в отношении Европейского союза

Исследование политики Великобритании в том виде, в котором оно отражено в европейских выборах, подтверждает некоторые отмеченные выше европейские тенденции. В то время как явка избирателей в целом в мае 2019 года обеспечила в среднем голоса 51 процента электората ЕС, во многих новых государствах-членах в выборах приняло участие даже меньше тех 33 процентов избирателей, которые пришли на избирательные участки в Великобритании. (В Словакии была самая низкая явка – 24%, далее следуют Словения, Чехия, Болгария, Португалия и Латвия).

Явным победителем в Великобритании является партия “Brexit”, возглавляемая нынешним членом Европарламента Найджелом Фараджем, которая получила большинство голосов во всех регионах Великобритании, кроме Лондона, Шотландии и Северной Ирландии. Это выдающееся достижение для партии, которая была зарегистрирована лишь в феврале 2019 года. Ей отдали свои голоса члены бывшей Независимой партии Соединённого Королевства, которая проводила кампанию против членства в Европейском союзе, а также избиратели, ранее голосовавшие за основные партии.

Новая Европа: чего ждать России?
Тимофей Бордачёв
Кризис, который возник в отношениях России и Европы в последние годы, стал во многом результатом базового ценностного конфликта. Те ценности, которые всё более активно воспринимала Европа, были не по душе более консервативной России и наоборот. Кроме того, по мере развития европейской интеграции в ней стали возникать искажения в системе принятия решений, которые делали Европу весьма непростым партнёром. Антифашистские силы, пришедшие к власти в ведущих странах ЕС после Второй мировой войны, постепенно переродились в весьма ригидные элиты и бюрократии, разговор с которыми стал исключительно сложным делом. Россию просто не слышали. Есть ли шанс, что услышат? Об этом в преддверии Европейской конференции Валдайского клуба пишет эксперт Тимофей Бордачёв.
Мнения экспертов

Консервативная партия во главе с премьер-министром Терезой Мэй потерпела сокрушительное поражение, набрав лишь 8,8 процента голосов и потеряв 15 из 19 мест в парламенте. Лейбористская партия, основная оппозиционная партия во главе с Джереми Корбином, потеряла половину своих прежних мест (10) и получила только 13,7 процента голосов. Либеральные демократы, в своём большинстве выступающие за членство в Европейском союзе, а также «зелёные», увеличили число своих голосов, причём первые – значительно, придя вторыми после партии “Brexit”, и увеличили своё представительство с одного места до шестнадцати.

Выборы были исключительно по вопросу членства в Европейском союзе и фиаско парламента Великобритании, который большинством голосов проголосовал за выход из ЕС, но по-прежнему оставался в ЕС после трёх лет бессмысленных переговоров. Как консервативная, так и лейбористская партии голосовали в ходе референдума за выход из Евросоюза, но колебались в отношении его условий. В результате обе были сурово наказаны электоратом в ходе голосования. Либерал-демократы, которые проводили кампанию под лозунгом «Стоп, Brexit», перехватили голоса тех, кто хотел остаться в ЕС.

Однако результаты выборов не представляют собой однозначный вердикт в отношении выбора британского народа, оставаться ли ему в ЕС или выйти из него. На референдуме по членству в ЕС, состоявшемся в Великобритании в июне 2016 года, 17,4 миллиона человек проголосовали за выход, однако в 2019 году партия “Brexit” получила только 5,3 миллиона голосов. Общее количество голосов за выход из ЕС, если мы добавим Независимую партию Соединённого Королевства, составляет 5,8 миллиона. С другой стороны, 6,6 миллиона проголосовали за партии, которые однозначно выступали за то, чтобы остаться в ЕС. Арифметика усложняется тем, что как консервативная, так и лейбористская партии официально поддерживают выход из ЕС, но среди их членов много тех, кто за то, чтобы «остаться». Цифры показывают, что существует ядро тех, кто за выход, и ядро тех, кто за то, чтобы остаться, насчитывающие примерно по шесть миллионов человек.

Однако посыл основным партиям заключается в том, что уход от ответа на проблему и поиск путей Brexit с наименьшим ущербом не находит поддержки. Результат, вероятно, приведёт к ещё большей поляризации политической сцены Великобритании. Консерваторы с новым лидером, несомненно, займут более жёсткую позицию в отношении членства в ЕС и при необходимости выйдут из ЕС по правилам ВТО, в ожидании какого-либо дальнейшего соглашения. Для лейбористов открытый отказ от политики поддержки результатов референдума не заслуживает доверия. Выходом для них является «второй референдум», которого добиваются многие его парламентские лидеры. Они надеются, что результаты такого референдума приведут к тому, что большинство проголосует за то, чтобы остаться. Таким образом, они не нарушат своё обещание «согласиться с волей народа». Второй референдум, однако, маловероятен, поскольку ему не хватает достаточной парламентской поддержки. Выход из Евросоюза по правилам ВТО становится вполне вероятным и реалистичным вариантом.

Разочарование в избирательной политике

В основе этих событий как в Великобритании, так и в континентальной Европе лежит рост «антиполитических» настроений. В Великобритании наблюдается глубинное разочарование в отношении существующих политических классов, которые не способны обеспечить реальными делами результаты референдума 2016 года о членстве в ЕС.

В континентальной Европе проявлением аналогичных явлений является тактика ЕС с призывом к проведению дополнительных референдумов, когда избиратели дают «неправильный» результат в первом.

Это является свидетельством не только разобщенности между основными политическими партиями и гражданами, но также и скептицизма, если не неверия, в традиционную «подотчётность» политических элит перед парламентами. Для удовлетворения этих требований были введены более прямые плебисцитные методы политики, хотя политические элиты Великобритании всё ещё ратуют за глубоко укоренившийся процесс парламентского суверенитета, а политические элиты ЕС верят в верховенство законов ЕС.

Европарламент: выборы в доме Облонских
Рейн Мюллерсон
Начальные строки шедеврального романа Льва Толстого «Анна Каренина» прекрасно характеризуют Европу до (и, вероятно, также после) выборов в Европейский парламент, которые пройдут на этой неделе: «Всё смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме...». И это не было единственной проблемой в той несчастной семье. Европа в 2019 году, или, точнее, Европейский союз, действительно переживает ситуацию в доме Облонских со всей её неразберихою, пишет Рейн Мюллерсон, президент Института международного права (Женева), профессор Таллиннского университета, в преддверии выборов в Европарламент, которые пройдут с 23 по 26 мая.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.