Глобальный экономический передел: США, Китай и Россия

Торговый конфликт США и Китая особенно значим в контексте глобальных перемен геоэкономического характера. В случае разрешения конфликта в ближайшее время его основная подоплёка сохранится и продолжит влиять на весь комплекс отношений двух важнейших экономических держав мира. Эти отношения не исчерпываются коммерцией и включают в себя измерения, связанные с транспортно-энергетическими проектами, участием в международных политико-экономических организациях и принципами валютного регулирования. Однако по всем этим измерениям США и Китай в обозримом будущем будут находиться по разные стороны баррикад, пишет Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук в Калифорнийском университете (Сан-Франциско).

Обе страны выстраивают мир под себя, переформатируя в своих интересах направления финансовых потоков, маршруты транспортировки энергии и структуру международных торгово-экономических союзов. Мы находимся в начале глобального экономического передела, который охватит собой длительный исторический период. Начавшийся во второй половине 2000-х переход к новому мировому порядку будет весьма продолжительным. Такая продолжительность диктуется сохраняющейся асимметричностью «постамериканского» мира, сопротивлением новому миропорядку со стороны США и невозможностью чреватой взаимным уничтожением большой войны.

Причины глобального геоэкономического передела – в далеко разошедшихся интересах основных участников международной системы. США со времени избрания Дональда Трампа движимы идеологией нового меркантилизма, смысл которого выражен в формуле “America First”. Период глобальной открытости, возникший благодаря военно-политическому доминированию США после окончания холодной войны заканчивается во многом потому, что международно-экономическая открытость перестала быть выгодна самой Америке. Кто бы ни победил на американских президентских выборах в 2020 году – Трамп или его конкурент, – он должен будет руководствоваться пониманием, что открытость миру должна иметь свои пределы.

“America First” в действии
Дмитрий Суслов
Принимая решение о выходе из ТТП на третий день президентства, Трамп декларирует переход к эгоистической великодержавной внешней политике, которая несовместима с «американским глобальным лидерством» в том его понимании, которое преобладало в период после холодной войны. Данная эпоха и данное лидерство закончились.
Мнения экспертов

Возникшая новая реальность связана с пониманием того, что Китай сумел воспользоваться глобальной открытостью, не желая при этом открываться американскому бизнесу (как это сделала в 1990-е годы Россия), а также того, что оказываемое на Пекин давление не принесёт должного эффекта. Китай превратился в экономическую сверхдержаву, и сегодня его экономические возможности подкрепляются и возросшей военной мощью.

Китай мог бы стать опорой в сохранении глобальной открытости и даже частично открыть свои рынки США, но не ценой отхода на прежние позиции, а при условии продолжения выгодного Пекину геоэкономического переформатирования. Китайское руководство продолжит использовать открывающиеся возможности постепенного встраивания окружающих стран в маршруты Шёлкового пути, эскплуатации Северного морского пути и энергетических ресурсов России, Ближнего Востока и Венесуэлы и развития торгово-инвестиционных проектов в Азии, Африке, Латинской Америке и Европе. Сопротивление США росту влияния Китая продолжится, но будет иметь ограниченный эффект.

Ближайшие последствия глобального экономического передела неясны. Китай продолжит сопротивляться великодержавному национализму США, а значит – неизбежны новые обострения двусторонних противоречий, а с ними и увеличение риска глобальной экономической рецессии. Тренд открытости пока сохранится, но во всё более ограниченных геоэкономических пространствах. 

В случае уступок со стороны Китая произойдёт временное воцарение Америки в качестве сверхдержавы, озабоченной сокращением внешнего долга и торгового дефицита и не заинтересованной более в поддержании глобальной открытости на прежних условиях. Это лишь подтолкнёт остальные страны к национализму, а мир – дальнейшему геоэкономическому переформатированию. При любом раскладе Большая Евразия будет выстраиваться в результате приоритетного сотрудничества держав региона и при сокращающемся влиянии США.

В складывающихся условиях России выгодно не столько обострение отношений США и Китая, сколько отсутствие их сближения. Предлагавшиеся американскими стратегами проекты Chimerica в любом их исполнении не могут отвечать российским интересам, которые требуют сохранения геополитического и временного манёвра. Российская геополитическая дилемма – как сохранить необходимый для внешнего выживания статус державности при проведении важных для внутреннего оздоровления реформ – не может быть решена при наличии скоординированного давления извне. С другой стороны, серьёзное американо-китайское обострение поставит Россию в крайне сложную ситуацию выбора. Зажатой между двумя гигантами и находящейся в уязвимом экономическом положении стране придётся жертвовать частью своего суверенитета. Поэтому углубление взаимовыгодного сотрудничества с Китаем нуждается в сохранении российских связей с Западом, включая США, и зависит от способности российского руководства вывести страну на путь роста и развития.

В «сером» мире нет повода для конфронтации Китая и США
Хуан Цзин
На прошлой неделе в соответствии с предвыборными обещаниями президент Дональд Трамп объявил о выходе США из Транстихоокеанского партнёрства, однако добавил, что взамен будут заключены более выгодные двусторонние договоры. Хотя данное событие сложно назвать благоприятным для региона, оно определённо не остановит начавшуюся экономическую интеграцию, убеждён Хуан Цзин, эксперт клуба «Валдай», директор Центра по развитию Азии и глобализации Школы государственной политики Сингапура им. Ли Куан Ю.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.