Pax Americana – глобальный проект Запада закрывается?

Официальный процесс выборов в Великобритании начнётся после 7 июня и завершится голосованием всех членов партии в июле. То есть к концу июля в стране появится новый премьер. Наибольшие пока шансы занять пост лидера Консервативной партии и премьер-министра Великобритании у Бориса Джонсона. Конечно, всё ещё может измениться в мутной воде обычных для тори интриг, пишет Александр Крамаренко, директор по развитию Российского совета по международным делам. По его мнению, в сложившейся критической ситуации есть только один выход – тот, что предлагает Джонсон.

Джонсон уже заявил, что страна выйдет из ЕС 31 октября этого года, несмотря ни на что – с новым соглашением или без него. Сделка, заключенная Мэй, трижды была провалена в Палате общин. В Брюсселе в свою очередь не раз заявляли о том, что другого соглашения не будет.

Кандидатуру Джонсона поддержал в ходе своего недавнего визита в Великобританию Дональд Трамп. Он заявил в интервью британским СМИ, что Джонсон и Найджел Фарадж – его друзья (а с Фараджем он ещё и встретился в резиденции американского посла в Лондоне). Кстати, Трамп поддержал требование Фараджа, партия которого с 32% голосов лидировала на выборах в Европарламент, о его включении в британскую делегацию на новых переговорах по Brexit, если те состоятся.

Тереза Мэй откланивается, а Brexit продолжается
В Европе, а может быть, и во всём мире нет сейчас более неблагодарной должности, чем пост премьер-министра Великобритании. Поэтому заявление Терезы Мэй об уходе с поста лидера Консервативной партии после завершения государственного визита президента США и празднования годовщины высадки в Нормандии не стало большим сюрпризом как в Великобритании, так и за её пределами. Вопрос был не в том, собирается ли она уходить, а в том, когда она уйдёт, пишет Мэри Дежевски, колумнист газеты The Independent.
перейти
© Reuters

В сложившейся критической ситуации есть только один выход – это то, что предлагает Джонсон. Иначе стране грозит кризис легитимности всей политсистемы и самой британской демократии. Консерваторам, как написал Джонсон в своей колонке в «Дейли телеграф», в таком случае «грозит вымирание». Именно из-за нерешительности Мэй, которая легко перешагнула через установленную дату выхода из ЕС – 29 марта этого года, начался отток электората и доноров от консерваторов к Партии “Brexitit” Фараджа.

Так что наиболее вероятен выход без сделки, но о переходных и новых отношениях всё равно придётся договариваться, скорее всего, при политической и моральной поддержке Вашингтона, который уже заявил, что не оставит своего ближайшего союзника в беде. Трамп обещал «феноменальное» двустороннее соглашение с Лондоном. Повторный референдум маловероятен, поскольку он может дать тот же результат и потребует очередного переноса даты выхода из ЕС, что требует согласия партнёров, которые, понятно, руководствуются интересами выживания европроекта. 

Есть все основания предположить, что само решение о повторном референдуме ввергнет страну в хаос и подорвёт институт монархии, так как королева будет вынуждена одобрить такое решение правительства и парламента. Надо иметь в виду, что решающее слово в вопросе Brexit принадлежит англичанам, а не шотландцам и североирландцам.

Досрочные выборы также маловероятны, так как тори их точно проиграют. Ещё вопрос, как на них выступят лейбористы, обещавшие в 2017 году выполнить мандат референдума 2016 года. Своими переговорами с оппозицией Мэй их тоже «замазала» в глазах электората. Вместо того, чтобы взять ситуацию под контроль (как это сделали республиканцы, объединившись вокруг Трампа), правительство допустило реконструкцию всей политсистемы с её поляризацией по линии партии “Brexit” – либеральные демократы/«зелёные» с соответствующей маргинализацией обеих ведущих политических партий страны. Всё это хорошо понимают.

Думаю, что главная причина нынешнего кризиса – изношенность политсистемы и самого истеблишмента, который оказался не на уровне на крутом повороте истории, причём глобальной, затрагивающей интересы всего исторического Запада, доминированию которого наступает конец.

Электорат своим инстинктом к ресуверенизации это понял, а элиты продолжают жить в мире прошлого. Сами же англосаксы – Трампом и Brexit – фактически закрывают глобальный проект Запада, который может называться по-разному, будь то глобализация, «либеральный порядок» или Pax Americana.

Brexit и закат империи ЕС
Есть мнение, что Европейский союз – это империя. В рамках империи государства – члены ЕС всё же имеют остатки демократических прав, а государственные власти могут принять решение о выходе из Союза. Однако выход в нынешних условиях чреват потерей экономической и политической устойчивости для любого государства, кроме государств-гегемонов. Чем закончится сегодняшнее столкновение Еврокомиссии с британскими властями, пишет Дэвид Лэйн, почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации.
перейти
© Reuters
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.