Панчасила против исламизма: новый идеологический курс Индонезии

13.06.2017

Мы наблюдаем крайне резкую переориентацию официальной государственной идеологии Индонезии с антикоммунизма на антиисламизм. Президент страны Джоко Видодо заявил, что главным врагом Панчасилы теперь является исламизм и что он «сокрушит» всех исламистских противников Панчасилы.

В конце мая 2017 года представитель Международного дискуссионного клуба «Валдай» был приглашён для участия в Джакартском геополитическом форуме – новом экспертном формате конференционной дипломатии, организованном Институтом национальной устойчивости Индонезии «Лемханнас» под патронатом президента этой страны.

Форум был посвящён анализу новых тенденций в развитии политики безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, роли АСЕАН и отдельных стран в обеспечении этого процесса.

На дискуссии в рамках Джакартского геополитического форума, помимо внешнеполитических вопросов, весьма ощутимо влиял внутриполитический фон, сложившийся в Индонезии в течение апреля–мая 2017 года. Этот период ознаменовался достаточно резким ростом межконфессиональной напряжённости в стране и вызвал к жизни серьёзные дискуссии об официальной идеологической и ценностной политике Индонезии с участием и президента этой страны. Поводом для этого послужили достаточно острые и резонансные выборы губернатора Джакарты, второй тур которых состоялся 19 апреля.

В ходе избирательной кампании разразился крупный скандал вокруг действовавшего до этого губернатора Джакарты Басуки Чахаджи Пурнамы, более известного по имени Ахок, христианина китайского происхождения, являвшегося членом команды президента Индонезии Джоко Видодо, который до избрания президентом сам был губернатором Джакарты. В ходе выборов Ахок спровоцировал острую полемику в мусульманской общине города, заявив на одном из митингов, что «если вы считаете, что Коран запрещает вам голосовать за меня, то и не голосуйте, и проблемы нет». В результате такого рода высказываний Ахок был обвинён в неуважении к исламу, и в Джакарте, и в стране в целом развернулась мощная кампания против него. В итоге Ахок проиграл второй тур выборов представителю исламских кругов Аниесу Басведану, но на этом дело не закончилось.

Сразу после выборов против Ахока было возбуждено уголовное дело, и всего через пару недель он был осуждён к тюремному заключению за святотатство. Столь быстрый и жёсткий судебный вердикт вызвал новую волну гражданской напряжённости в стране. Сторонники Ахока и представители умеренных политических сил заявили о том, что под угрозу поставлен светский характер государства, а также основополагающий ценностный принцип устройства Индонезии “Bhinneka Tunggal Ika” («Единство в многообразии»). Это привело к усилению давления на достаточно радикальную исламскую партию «Фронт защитников ислама» (FPI), выступившую одним из инициаторов кампании по судебному преседованию Ахока. В результате лидер FPI Ризик Шихаб был вынужден, по крайней мере на время, уехать из страны. Также был вновь подтверждён запрет на деятельность в Индонезии экстремистской исламисткой группировки «Хизб ут-Тахрир». Все эти шаги в свою очередь вызвали контрпротесты исламских кругов.

Дино Патти Джалал: Индонезия может стать великой державой Азии при четкой международной стратегии Видео
По словам Дино Патти Джалала, основателя и директора Внешнеполитического сообщества Индонезии, страна может стать великой державой Азии только при наличии четкой международной стратегии. Индонезия имеет сбалансированную и эффективную политику в отношении США и АСЕАН, но не имеет последовательной политики в отношении Китая. Сейчас в Индонезии многие города развиваются более интенсивно, чем в Китае.

В итоге в дни проведения форума в Джакарте каждый день проходили митинги сторонников и противников Ахока. При этом недовольство обе стороны переносили и на президента страны Джоко Видодо. В городе достаточно открыто обсуждались сценарии как импичмента, так и иных методов отстранения президента от власти. Этот конфликт наложился на общий тренд непростых отношений президента Джоко Видодо со значительной частью «старой» элиты страны. Его достаточно неожиданная победа на президентских выборах 2014 года против кандидата от истеблишмента привела к тому, что Джоко Видодо начал восприниматься частью элиты как своего рода «аутсайдер» и опасный «чужак» для прежней политической и деловой элиты Индонезии. В то же время президент пользовался достаточно широкой поддержкой со стороны народных масс.

Конфликт вокруг Ахока, с одной стороны, вызвал обвинения, что Джоко Видодо без борьбы «сдал» на судебную расправу своего ближайшего сторонника и «упустил» Джакарту как свою главную электоральную базу. А это привело к росту недовольства президентом со стороны групп его поддержки, а также к размыванию сплочённости сторонников президента во власти. С другой стороны, последовавшее «завинчивание гаек» против исламских групп вызвало усиление недовольства президентом и с их стороны.

В результате в дни проведения форума президент Джоко Видодо выступил с целым рядом жёстких публичных заявлений, суть которых можно свести к лозунгу «Панчасила против исламизма». И это заявление всколыхнуло очень серьёзные идеологические и ценностные основания самой государственности Индонезии.

Как известно, концепт «Панчасила» («Пять принципов») был выдвинут в 1945 году первым президентом Индонезии Сукарно в качестве основных постулатов устройства страны. К ним относятся справедливая и цивилизованная гуманность; единство страны; демократия, направляемая разумной политикой консультаций и народного представительства; социальная справедливость. Но в религиозном контексте особое значение имеет ещё один (первый по счёту) принцип Панчасилы – это вера в единого Бога. Выдвигая его, Сукарно стремился найти альтернативу требованиям того, чтобы зарождающееся государство Индонезия было бы основано на принципах ислама. Поскольку исламские политические активисты являлись важной составной частью борьбы за независимость Индонезии против голландского колониального господства, то лозунг об исламском характере государства был достаточно популярен, и Сукарно с помощью первого принципа Панчасилы решил найти компромиссный подход, говоря об абстрактном Божестве, чтобы не сталкивать между собой мусульманские и христианские общины страны.

Но в любом случае идеология Панчасилы зафиксировала религиозность как неотъемлемый компонент устройства государства и тем самым формально не оставила места для атеизма (и атеистов) в жизни страны. При этом одной из значимых политических сил Индонезии в эпоху Сукарно была коммунистическая партия, которая получала на выборах до трети голосов. И её по определению атеистическая идеология вступала в явное противоречие с первым принципом Панчасилы.

На практике отношения коммунистов с властями Индонезии при президентстве Сукарно прошли несколько взаимоисключающих этапов. В 1948 году, например, было зафиксировано острое вооружённое противостояние этих двух сил, которое на Центральной и Восточной Яве приобрело характер полноценной гражданской войны. Затем, впрочем, отношения выровнялись, и во второй половине 1950-х годов Сукарно вообще выдвинул новую политическую идеологию, получившую название «Насаком» – аббревиатура от индонезийского «националисты, религиозные (то есть исламские партии) и коммунисты», закрепившую политическое единство и сотрудничество трёх главных в тот период политических сил страны.

Другой ключевой политический концепт «позднего» Сукарно, также выдвинутый им во второй половине 1950-х годов, «Manipol-USDEK», получил своё название от «Политического манифеста» об основах государственного устройства страны. Одним из принципов его стал «индонезийский социализм».

Ещё одним важным фактором, способствовавшим закреплению конструктивной роли коммунистов в общественной жизни страны, стала активная внешняя политика, которую проводил Сукарно в 1950-60-е годы. Старт ей был положен проведением в Индонезии знаменитой Бандунгской конференции Азии и Африки в 1955 году, организованной по инициативе Сукарно. Бандунгская конференция стала форумом новых политических сил, нарождающихся в ходе деколонизации стран Азии и Африки. Конференция стала одним из импульсов к созданию Движения неприсоединения.

Далее. Сукарно удавалось проводить достаточно эффективную политику лавирования между Кеннеди, Хрущевым и Мао Цзедуном, и каждый из них рассматривал Сукарно как партнёра. С нашей стороны апогеем сотрудничества с Индонезией стало присуждение Сукарно Ленинской премии мира в 1960 году.

Но после государственного переворота 1965 года коммунистическая партия была в Индонезии запрещена. Новый президент страны Сухарто свернул связи с СССР и КНР, и переориентировался исключительно на США. В результате при Сухарто трактовка первого принципа Панчасилы приобрела характер исключительно институционализированного антикоммунизма. Не случайно масштабный архитектурный Монумент Панчасилы, построенный Сухарто в пригороде Джакарты, был соединён им с музеем «коммунистических преступлений». Этот монумент до сих пор является одним из значимых символов государственной идеологии, ежегодно в день государственного переворота 1965 года там проводятся официальные мероприятия на высоком правительственном уровне.

В результате до сих пор Панчасила стереотипно воспринимается в Индонезии в первую очередь как антикоммунизм, а отнюдь не как антиисламизм. Весьма показателен тот факт, что выступивший на открытии Джакартского геополитического форума координирующий министр (аналог вице-премьера) индонезийского кабинета Лухут Бинсар Панджайтан специально затронул вопрос об антикоммунизме. Лухут посвятил значительную часть своей речи перспективам сотрудничества Индонезии с Китаем – поскольку президент Джоко Видодо только что вернулся с саммита «Один пояс, один путь» в Пекине. Резкое усиление сотрудничества с КНР стало значимым элементом его внешнеполитического курса. Но показательно, что, говоря об этом, координирующий министр его правительства был вынужден фактически оправдываться, что антикоммунистическая Индонезия хочет стать партнёром со страной, где коммунисты находятся у власти. Лухут на форуме прямо заявил, что, мол, коммунизм отдельно, а бизнес отдельно. Эта формулировка в контексте всей антикоммунистической традиции Панчасилы прозвучала фактически открытым вызовом её стереотипному восприятию.

И в эти же дни президент Джоко Видодо заявил, что главным врагом Панчасилы теперь является исламизм и что он «сокрушит» (по его собственным словам, которые моментально стали цитатой № 1 в Индонезии) всех исламистских противников Панчасилы.

В итоге мы видим крайне резкую переориентацию официальной государственной идеологии Индонезии с антикоммунизма на антиисламизм. Естественно, что это дополнительно всколыхнет и без того неспокойное гражданское общество страны. Станет ли Панчасила эффективным рецептом борьбы с радикальным исламистским экстремизмом (и выстоит ли в этой борьбе президент Джоко Видодо) – покажет будущее.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Подписано соглашение о сотрудничестве между Фондом развития и поддержки клуба…
18.04.2017
18 апреля 2017 года подписано соглашение о сотрудничестве между Фондом развития и поддержки клуба «Валдай» и Внешнеполитическим сообществом Индонезии.

Рубрика:
События клуба
Британия – ЕС: развод, который бы устроил всех
23.06.2017
После выхода Великобритании из Евросоюза державой-гегемоном станет Германия, а недовольство текущей политикой ЕС, несомненно, приведёт к его реформированию. Исход других стран (таких, как Венгрия

Эксперт: 
Дэвид Лэйн
С назначением нового наследного принца вражда между Саудовской Аравией и Ираном…
23.06.2017
Назначение Мохаммеда бин Салмана наследным принцем Саудовской Аравии означает, что конфронтация с Ираном продолжится, считает эксперт клуба «Валдай» Алистер Крук.

Эксперт: 
Алистер Крук

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться