Мнения экспертов Восточный ракурс
От провокации к конфронтации: почему США обвиняют Иран в танкерных атаках?

Любопытно, что атаки на японский танкер в Оманском заливе были осуществлены как раз в то время, когда премьер-министр Японии Синдзо Абэ находился в Тегеране. Визит, первый в своём роде за последние четыре десятилетия, был важен для Ирана как дипломатическая инициатива Токио по посредничеству между Тегераном и Вашингтоном ради ослабления напряжённости и с точки зрения его попыток развития экономических связей с Японией. Таким образом, если верить обвинениям США, то Иран фактически выстрелил себе в ногу, нацелившись на интересы Японии в регионе. По-видимому, атаки всё же являются «провокацией под фальшивым флагом», чтобы изобразить Иран как угрозу региональной безопасности и стабильности и использовать данный предлог для усиления давления на Исламскую Республику, считает Хамидреза Азизи, старший преподаватель Университета им. Шахида Бехешти (Тегеран).

По мере того как за последние несколько месяцев между Ираном и США усиливается напряжённость, стратегический регион Персидского залива и Ормузского пролива, похоже, превращается в горячую точку ввиду потенциальной конфронтации между Тегераном и Вашингтоном. 13 июня два танкера подверглись нападению в Оманском заливе, важном морском маршруте международного коммерческого и энергетического транзита.

Администрация США поспешила обвинить Иран в нападениях, заявив, что Исламская Республика угрожает безопасности на море. Однако другие крупные державы, в том числе Европейский союз, Россия и Китай, выразили серьёзные сомнения в правдоподобности претензий Вашингтона и призвали провести независимое расследование.

На самом деле, вопреки американским заявлениям, есть достаточно причин усомниться в том, что эти атаки были проведены или даже запланированы Ираном. Во-первых, высокопоставленные иранские официальные лица настойчиво заявляли, что они не стремятся к военной конфронтации с США и готовы вступить в диалог с арабскими странами региона, союзниками США.

В Иране хорошо понимают, что любые дестабилизирующие действия в Персидском заливе могут не только вызвать возможную реакцию со стороны Вашингтона, но и привести к дальнейшему антагонизму арабских государств. Таким образом, нападение на танкеры противоречит заявленной политике Исламской Республики.

Танкерные инциденты: кто моргнёт первым?
Иван Тимофеев
Танкерные инциденты в Оманском заливе порождают опасную конфликтную ситуацию. После обвинений США в адрес Ирана вероятность военного столкновения существенно возрастает. Для начала открытых боевых действий сложилось несколько важных обстоятельств, пишет Иван Тимофеев, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения экспертов

Кроме того, в Тегеране знают, что обеспечение международного транзита энергоносителей не только в интересах США и их региональных союзников, но также в интересах Китая и России. В то время, когда Тегеран удвоил свои усилия по развитию связей с Москвой и Пекином, чтобы уравновесить все более агрессивные акции Вашингтона, для Ирана не имело никакого смысла подвергать риску свои хорошие отношения с этими двумя великими державами. С другой стороны, в экипаже одного из танкеров «Front Altair» было 11 россиян. Трудно поверить, что Иран будет действовать против своего близкого партнёра России, рискуя жизнями российских граждан.

Между тем другим судном, подвергшимся нападению в Оманском заливе, был японский танкер под названием «Kokuka Courageous». Атаки были осуществлены как раз в то время, когда премьер-министр Японии Синдзо Абэ находился в Тегеране для встреч на высоком уровне с официальными лицами Ирана. Визит, первый в своём роде за последние четыре десятилетия, был расценён как дипломатическая инициатива Токио по посредничеству между Тегераном и Вашингтоном ради ослабления напряжённости. Визит Абэ был также важен для Ирана с точки зрения его попыток развития связей с Японией как важной экономической державой. Таким образом, если верить обвинениям США, то Иран фактически выстрелил себе в ногу, нацелившись на интересы Японии в регионе.

В этом смысле атаки, по-видимому, являются «провокацией под фальшивым флагом», чтобы изобразить Иран как угрозу региональной безопасности и стабильности и использовать данный предлог для усиления давления на Исламскую Республику. На самом деле, хотя президент США Дональд Трамп назвал эти атаки «очень незначительными», Вашингтон, как сообщается, планирует перебросить дополнительные войска в регион в ответ на то, что он называет «враждебным поведением Ирана». В то же время администрация США собирается призвать крупных импортёров нефти с Ближнего Востока внести свой вклад в защиту свободы судоходства в регионе.

Кто бы ни стоял за недавними терактами, можно с уверенностью утверждать, что Вашингтон теперь получил новый инструмент давления на Тегеран. После выхода из ядерной сделки 2015 года с Ираном США попытались сформировать новую международную антииранскую коалицию, но потерпели неудачу из-за твердого желания других мировых держав сохранить приверженность этой сделке. Теперь представляется, что Белый дом попытается прибегнуть к угрозе морской и энергетической безопасности - критической проблеме для западных и азиатских держав - чтобы наконец сформировать столь желанную антииранскую «коалицию».

Конечная цель ясна: загнать Иран в угол, чтобы Тегерану пришлось выбирать между смирением или обвинением в развязывании войны из-за резкой реакции на провокации. Таким образом, хотя и Иран, и США заявляют, что не хотят войны друг с другом, ситуация на Ближнем Востоке становится всё более хрупкой, и любой просчёт или провокация могут привести к разрушительной военной конфронтации.

Нужна ли США и Ирану политически дорогостоящая битва?
Гюней Йылдыз
Иран на протяжении десятилетий готовился к тому моменту, когда он может подвергнуться нападению США. И хотя США способны нанести поражение Ирану военным путём благодаря подавляющему превосходству в воздухе, Тегеран и контролируемые им военизированные группировки могут превратить конфликт в длительную и политически дорогостоящую битву, пишет Гюней Йылдыз, внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне (США).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.