Выборы в Европейский парламент: оставьте всё как было

Выборы в Европе стали весьма сложным делом, когда важные вопросы местного значения стали иметь серьёзные последствия для решений Европейского союза и наоборот – решения на европейском уровне формируют национальные дебаты и внутреннюю политику, пишет Винсент Делла Сала, доцент политологии факультета социологии и Школы международных исследований университета Тренто (Италия).

Политические наблюдения и дебаты теперь уже выходят за рамки национальных границ, а европейцы стали намного лучше осознавать текущую политическую динамику в государствах-партнёрах. Это относится и к выборам в Европарламент, намеченным на конец мая 2019 года. Они рассматриваются как важный барометр политической погоды в некоторых государствах-членах, особенно во Франции и Италии, но также и в плане анализа непреодолимой волны евроскептических настроений, которое может обрушиться на Европарламент и навсегда изменит курс европейской интеграции. Однако, как мы увидим ниже, хотя эти выборы важны сами по себе, они, возможно, не дадут немедленных драматических результатов, которые многие предсказывали, особенно в плане внешней политики и отношений между ЕС и Россией.

За выборами в Европарламент все будут внимательно следить по ряду причин. Во-первых, необходимо будет заполнить важные должности в институтах ЕС, и как минимум одна из них – председателя Европейской комиссии – будет в значительной степени зависеть от результатов выборов. Во-вторых, выборы станут последним серьёзным испытанием для оценки сил крайне правых популистских партий, причём не столько на уровне ЕС, где они могут сформировать в лучшем случае третью по величине парламентскую группу, но прежде всего в некоторых государствах-членах, таких как Италия, Германия, Франция, Испания и Польша. В-третьих, возможное значительное присутствие популистских и националистических партий в Европарламенте может означать изменения в некоторых основных политических направлениях деятельности ЕС, особенно в отношении экономической, а также внешней политики. Это может быть не прямым результатом принимаемых Европарламентом решений, а следствием того, что результаты выборов могут побудить некоторые правительства, такие как итальянское, оказать давление на Совет, главный орган ЕС, принимающий решения и представляющий государства-члены, для изменения курса по таким вопросам, как переговоры по Brexit, Ливия и отношения с Россией.

Дёшево и сердито: о санкциях и их эффективности
Штефан Баризитц
Причина, по которой экономические санкции популярны у правительств, применяющих их в качестве инструмента, несмотря на то, что в большинстве случаев они вряд ли достигнут своей официально намеченной политической цели, заключается в том, что их можно рассматривать как чёткий символический сигнал, выражающий неодобрение поведением страны, в отношении которой вводятся ограничения. Санкции обладают моральной ценностью. Их введение также намного менее рискованно, чем военная интервенция, пишет Штефан Баризитц, старший экономист отдела внешних исследований в Австрийском национальном банке.
Мнения экспертов

Внешняя политика, как правило, не является центральной проблемой на выборах в Европейский парламент, поскольку роль данного института в целом незначительна для процесса принятия внешнеполитических решений на уровне ЕС. Но Россия стала частью предвыборных дискуссий этого года по крайней мере по двум причинам. Во-первых, вопрос о российских санкциях, возможно, в последнее время не получил большого внимания на европейском уровне, но всё ещё остаётся проблемой для некоторых стран-членов. Некоторые популистские партии, такие как «Лига» в Италии, годами боролись за отмену санкций и, вероятно, будут использовать свои ограниченные ресурсы в Европарламенте, чтобы добиваться их устранения.

Вторая причина особого внимания к России гораздо более туманная и отражает растущую политизацию Европейского парламента. Это связано с распространённым представлением о том, что рост правых популистских партий также был вызван вмешательством иностранных правительств.

Согласно сложившемуся нарративу, либеральные демократии в Европе были подорваны не каким-то внутренними недостатками, а иностранными влияниями, имеющими целью ослабить демократию и потопить проект европейской интеграции, используя экономический кризис и нестабильность вдоль границ ЕС. Реальна ли такая попытка повлиять на выборы и политику ЕС, уже не так важно, как восприятие того, что существует попытка подорвать ЕС извне. Правильно или неправильно говорить о причастности России, но не в последнюю очередь это связано с тем, что некоторые популистские партии в таких странах, как Франция и Италия, не скрывали своих близких отношений с российским правительством.

Российско-европейский диалог: казус мультилатерализма
21 мая в Вене состоялась шестая Европейская конференция Валдайского клуба. Центральной темой форума стала многосторонняя дипломатия. О необходимости мультилатеризма при решении глобальных проблем часто говорят и в Москве, и в европейских столицах. Означает ли это, что мы можем найти общий язык? Как показали дискуссии в Вене, это непросто, поскольку две стороны не всегда сходятся в определении этого понятия.
События клуба

Несмотря на все ожидания, что выборы приведут к серьёзным изменениям в политике ЕС, всё же есть основания полагать, что мало что изменится, в том числе в области внешней политики и отношений между ЕС и Россией. Крупный прорыв антиевропейских партий может и не состояться, и подавляющее большинство мест достанется партиям-сторонникам ЕС. Недавние опросы показали, что популистские партии из континентальной Европы набирают около 20% голосов. Хотя это может стать прорывом в некоторых государствах-членах, можно утверждать, что у этих партий не так много возможностей для роста, по крайней мере в этом избирательном цикле. Есть признаки того, что волна правопопулистского наступления, которая несколько лет назад казалась неудержимой, достигла своего предела. Недавний скандал, приведший к отставке австрийского вице-канцлера от Партии свободы Хайнца-Кристиана Штрахе, свидетельствует о том, что популистские партии гораздо лучше реагируют на неудовлетворённость и разочарование отдельных слоёв населения существующими институтами, чем участвуют в управлении государством и в политической игре.

Что ещё важнее, политика ЕС медленно меняется, тем более в нынешних условиях. В политической повестке ЕС, вероятно, в течение следующих шести месяцев будут доминировать политические споры по поводу назначения нового директора Европейского центрального банка, нового президента Еврокомиссии, нового председателя Совета и нового верховного представителя по иностранным делам и политике безопасности. В свободное от участия в этих переговорах время страны-члены всё ещё будут поглощены процессом Brexit и его последствиями после 31 октября. Некоторые из государств-членов, такие как Австрия и, возможно, Италия, в течение следующих нескольких месяцев будут заниматься своими внутренними выборами, и у них не будет ни времени, ни политического капитала, чтобы добиться значительных изменений на уровне ЕС.

Наконец, опыт российских санкций и переговоров по Brexit показывает, что ЕС может быть весьма собранным и устойчивым образованием, несмотря на внутреннюю напряжённость. Присутствие популистских антиевропейских партий в правительствах Австрии, Италии и некоторых стран Вышеградской группы не привело к каким-либо серьёзным изменениям в основах экономической и внешней политики ЕС. Это связано не только с предпочтениями основных доминирующих держав ЕС, принимающих решения. Как показывает Brexit, ЕС всё ещё является сложной структурой, где государства-члены считают, что продвигают свои национальные интересы. Предстоящие выборы могут изменить облик Европейского парламента, но отнюдь не интересы государств-членов.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.