Новая реальность в российско-китайских отношениях

Борьба за открытые рынки не является для России первоочерёдной задачей. Но она является таковой для Китая. Поэтому российская политика старается увязать как российские, так и китайские интересы. Такая переговорная повестка настраивает на оптимистический лад, поскольку очевидно, что в условиях растущего взаимного доверия идёт поиск решений, способных создать новую реальность в российско-китайских отношениях.

Визит российского премьер-министра в Китай для участия в Китайской международной импортной выставке и в регулярной встрече глав правительств двух стран носил в этом году, несомненно, знаковый характер. Во-первых, он предшествовал очередной встрече на высшем уровне руководителей двух стран, которая состоится в скором времени в Буэнос–Айресе на саммите «двадцатки», а во-вторых, в отличие от прошлых лет, происходил он в переломный для современной истории момент, когда существенным образом меняется политика США, а санкции превращаются в интегральный элемент устанавливающейся в мире политико-экономической системы.

Новое этому визиту придаёт и то, что сегодня не только Россия, как год назад, но и Китай оказался объектом американских санкций и ограничений. Этот факт сам по себе уже должен существенно усилить взаимную тягу двух государств, оказавшихся под американским ударом, навстречу друг к другу.

Россия – Китай: почему «горячо» в политике и «холодно» в экономике?
Каковы основные факторы, мешающие развитию двусторонних отношений между Москвой и Пекином? Удастся ли России и Китаю создать единый фронт против США в торговой войне? Читайте в аналитическом материале Чжао Хуашэна, профессора Института международных исследований университета Фудань.
перейти
© РИА Новости/Александр Астафьев
Что касается двусторонних отношений, то фон для визита также оказался самым благоприятным. За последнее время прошли крупнейшие манёвры российской армии, в которых принимали участие китайские войска, в Шанхае буквально накануне визита российского премьер-министра прошёл совместный медиафорум, на котором обсуждались вопросы формирования общего информационного пространства, взаимная торговля развивается быстрыми темпами и имеет в этом году все шансы достичь, а, может, и превзойти уровень в 100 млрд долларов.

Однако в центре внимания были не эти приятные моменты, а нерешённые проблемы, препятствия на пути развития двусторонних отношений. Как мне представляется, наряду с военно-техническим сотрудничеством и совместными проектами в сфере атомной энергетики, по которым были подписаны важные соглашения, в повестке переговоров одной из ключевых была тема перехода во взаимной торговле на национальные валюты, чтобы исключить возможность вмешательства США, и активизация сотрудничества в финансовой сфере. Практически на всех крупных мероприятиях российский премьер-министр в ходе визита поднимал этот вопрос вкупе с проблемой развития отношений в финансовой сфере двух стран.

Такое внимание к этой теме вполне понятно, так как вопросы сотрудничества здесь стоят очень остро. И дело не только в поиске путей обхода американского контроля над взаимной торговлей, но в поиске сбалансированного варианта сотрудничества в этой сфере.

Дело в том, что по словам некоторых наших финансистов, «китайские банки вычищают российских клиентов, массово закрывая счета компаний, блокируя платежи и отказывая даже в простейших операциях, вроде обмена валюты». Они свидетельствуют, что если под этот удар сначала попали российские компании, внесённые в санкционные списки США и Евросоюза, то теперь банки рассматривают весь российский бизнес как "токсичный", блокируя корпоративные переводы и даже карты физлиц.

Не менее важной проблемой является и то, что попытки правительства России развернуть финансовую политику на Восток и начать привлекать займы в юанях, упёрлись в буквальном смысле в «китайскую стену». По словам заместителя главы Минфина Сергея Сторчака, «проект суверенных юаневых облигаций, который обсуждался с момента резкого обострения отношений с Западом в 2014 году, остаётся и сегодня «подвешенным в воздухе». Выпуск на сумму около 6 млрд юаней (до 1 млрд долларов), который изначально планировали на 2016-й год, затем перенесли на 2017-й, до сих пор не получил окончательного согласования властями Китая». Дмитрий Медведев показал желание решить эти вопросы, и поэтому в первой же своей официальной речи в ходе визита при открытии выставки импортных товаров в Шанхае сразу же обозначил их, указав, что «Россия и Китай должны наращивать взаимное кредитование в национальных валютах».

Как мы видим, в ходе переговоров Россия целенаправленно стремилась добиться определённого продвижения в решении этих проблем, таких важных для российской экономики. Успех этих усилий очевиден – по словам главы Внешэкономбанка Игоря Шувалова, «соглашение о взаиморасчётах в национальных валютах может быть подписано уже до конца этого года». По его словам, «обе стороны понимают, как эта схема должна работать».

Несомненно, что переход на взаиморасчеты в национальных валютах поможет решению вопросов кредитования и регистрации российского бизнеса в Китае.
Позитивно и то, что российский премьер-министр не просто призывал Китай пойти навстречу российским интересам, но и демонстрировал, что и Россия готова поддерживать интересы Китая. Медведев отметил, что наша страна целиком и полностью поддерживает Китай в его борьбе за открытые глобальные рынки, указал, что «сегодня перед нами стоят общие задачи – найти новые источники роста мировой экономики, сформировать открытое пространство взаимовыгодного сотрудничества, где нет давления, нет санкций, где нет места протекционизму и ограничениям».

Очевидно, что борьба за открытые рынки не является для России первоочерёдной задачей. Но она является таковой для Китая. В результате мы видим сбалансированную российскую политику, где увязаны как российские, так и китайские интересы. Такая переговорная повестка настраивает на оптимистический лад, поскольку очевидно, что в условиях растущего взаимного доверия идёт поиск решений, способных создать новую реальность в российско-китайских отношениях.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.