Новая Европа: чего ждать России?

Кризис, который возник в отношениях России и Европы в последние годы, стал во многом результатом базового ценностного конфликта. Те ценности, которые всё более активно воспринимала Европа, были не по душе более консервативной России и наоборот. Кроме того, по мере развития европейской интеграции в ней стали возникать искажения в системе принятия решений, которые делали Европу весьма непростым партнёром. Антифашистские силы, пришедшие к власти в ведущих странах ЕС после Второй мировой войны, постепенно переродились в весьма ригидные элиты и бюрократии, разговор с которыми стал исключительно сложным делом. Россию просто не слышали. Есть ли шанс, что услышат? Об этом в преддверии Европейской конференции Валдайского клуба пишет эксперт Тимофей Бордачёв

Сейчас возникает вероятность того, что эти искажения будут исправлены и изначальная природа праздника в каком-то смысле восстановится. Однако стратегические последствия этого предсказать очень трудно. В том числе и для России, которой, возможно, придётся иначе взглянуть на некоторые свои базовые ценностные установки, одним из олицетворений которых является «наше 9 мая». Ведь всё чаще к власти в европейских государствах приходят силы, которые гораздо ближе по духу к тем, против кого народы России вели смертельную борьбу в 1941–1945 годах. Ответа может быть два: либо просто закрывать глаза на то, что на смену лицемерной Европе приходит Европа националистическая, либо признать это и спокойно относиться к тем проявлениям европейской политики, которые ещё несколько лет назад казались России совершенно неприемлемыми. Символ изменений – прошедшая в начале прошлой недели в Таллине встреча представителей нескольких правых партий с участием дружественного России «Национального объединения» Марин Ле Пен. Радушным хозяином встречи выступала эстонская партия EKRE, известная своими антироссийскими заявлениями.

Тоталитаризм любви: как остаться собой в меняющемся мире
Второй день работы Валдайского форума начался культурно – с «достоевщины», но в хорошем смысле слова. Сессия, которая 16 октября открыла в Сочи череду экспертных дискуссий, была посвящена национальной идентичности в меняющемся мире. А при обсуждении таких серьёзных тем без обращения к великому русскому писателю Фёдору Достоевскому остаётся некая, как говорят авторы свежего валдайского доклада, который был презентован накануне, «политическая недосказанность».
перейти
© Клуб «Валдай»

Тем более эти изменения актуальны, что через несколько дней – 23–26 мая – состоятся выборы в Европейский парламент. Эти выборы обещают быть особенными – впервые оппозиция традиционному европейскому истеблишменту обращается к избирателям не с лозунгами ликвидации Европейского союза как такового, а с предложениями по его радикальной реформе. Реформе – но не уничтожению как такового. Какое количество голосов европейских избирателей условная «коалиция новых правых» получит на выборах и сможет ли она оформиться формально – это пока не известно. Называются цифры от 15 до 25 процентов. Но очевидно одно – впервые с момента создания Европарламента в его стенах появится серьёзное объединение депутатов, предлагающих сдвинуть европейскую интеграцию с того пути, который привёл её в тупик и системный кризис.

Важно, что костяк будущей фракции «правых реформ» составят депутаты от крупных стран ЕС – французского «Национального объединения» (бывший «Национальный фронт» Марин Ле Пен) и итальянской «Лиги», наиболее влиятельной сейчас партии на Апеннинах. Это уже не шутки и не маргиналы, на что традиционно указывали представители традиционных элит. Поддержку им составят, по всей видимости, правящая в Венгрии «Фидес», «Альтернатива для Германии», правые из Австрии и более мелких европейских государств. Типа той же EKRE. В результате может получиться вполне крепкая коалиция, участники которой сойдутся по нескольким базовым вопросам. Этих вопросов может быть мало – 3–4, но постановка их в качестве единой программы на общеевропейском уровне станет поистине революционным для Евросоюза событием.

Особый символизм предстоящим выборам придаёт тот факт, что они проводятся в год 40-летия прямых выборов в Европейский парламент в 1979 году. За пять лет до этого главы стран тогда Европейского экономического сообщества (ЕЭС) согласились дать собственным гражданам право избирать депутатов ЕП, не предоставив этому органу никаких серьёзных рычагов влияния на механизм принятия решений в ЕЭС. Результат отказался неожиданным – уже в 1980 году группа депутатов ЕП предложила политическую программу углубления европейской интеграции. Именно эта программа легла в основу развития Европы в последующие два десятилетия. Окончательно затушить её последствия удалось только к середине 2000-х годов, когда была провалена конституция для Европы. Так не окажут ли вероятные предложения условного «блока правых» в будущем Европарламенте аналогичного или близкого по масштабам воздействия? Тем более что в отдельных странах Евросоюза (Италия, Венгрия) представители этого блока уже находятся, или фактически находятся, у власти.

 

Проблемы, которые ставят европейские правые, могут иметь решающее значение для всей судьбы европейской интеграции. В первую очередь это положение и роль Европейской комиссии (ЕК) – пресловутой организации так называемых «евробюрократов». Европейские правые в качестве наиболее желательного радикального решения предлагают Европейскую комиссию вообще ликвидировать в её нынешнем качестве. Именно потому, что она представляет угрозу для реального суверенитета стран-участниц ЕС. Альтернатива – профильные агентства, отвечающие за решение конкретных задач по поручению государств Евросоюза. Даже незначительное движение в сторону реализации такого сценария изменило бы лицо современной Европы до неузнаваемости.

Кроме того, европейские правые призывают к содержательной, а не декоративной реформе европейской миграционной политики. Это является сейчас наиболее важным требованием избирателей, поскольку напрямую затрагивает их безопасность и ценности. Та европейская политика в области миграции, которая существует сейчас (или её отсутствие), уже просто угрожает европейским гражданам.

Эти реформы – качественное снижение влияния Брюсселя и отказ от политических аспектов интеграции – окончательно закроют вопрос о Евросоюзе, как об имперском проекте. А это очень важно в стратегической перспективе. В том числе и для России. Крупный американский историк Тимоти Снайдер пишет, хотя и не напрямую, что для того, чтобы избежать собственной радикализации, ведущие страны Европы должны быть частью большего по масштабам объединения. Своего рода империи. Идея не новая и не свежая. Она представляет собой просто перелицовку предложений Альтеро Спинелли более чем 70-летней давности.

Да и в целом – исторически Европа всегда стояла перед выбором двух сценариев единства. Назовем их «единство по Руссо» и «единство по Гоббсу». Первое предполагает добровольное объединение европейскими странами по тем вопросам, которые не нарушают их суверенных прав. Именно такая модель была заложена в основу европейской интеграции изначально и подверглась существенным искажениям в последние 10–15 лет. Вторая модель – «по Гоббсу» – это именно имперская форма объединения с сильным общим центром. Создать такое объединение пытались, например, Наполеон и Гитлер. Современный европейский истеблишмент вполне уютно чувствовал себя под крылом европейской бюрократии и навязываемых ей практик. Населению предлагалось наслаждаться благами интеграции вроде бесплатного роуминга и праздновать День Европы 9 мая.

Brexit и закат империи ЕС
Есть мнение, что Европейский союз – это империя. В рамках империи государства – члены ЕС всё же имеют остатки демократических прав, а государственные власти могут принять решение о выходе из Союза. Однако выход в нынешних условиях чреват потерей экономической и политической устойчивости для любого государства, кроме государств-гегемонов. Чем закончится сегодняшнее столкновение Еврокомиссии с британскими властями, пишет Дэвид Лэйн, почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации.
перейти
© Reuters

Что будет означать начало движения Европы в сторону более демократического и при этом организационно рыхлого объединения для России? Теоретически это означает гораздо большую свободу манёвра в отношениях с европейскими государствами и реализации национальных целей в Европе. Однако одновременно это может потребовать и изменения всей парадигмы отношения к Европе и европейскому национализму, сложившейся на основе опыта Великой отечественной войны. А вот это для нас может стать болезненным, хотя и, возможно, неизбежным.

Враждебные России Европейский союз в его нынешнем виде и НАТО являются, по сути своей, антифашистскими организациями, нацеленными на подавление любых форм европейского национализма в пользу либо наднациональной гегемонии Брюсселя, либо персонифицированной гегемонии США. С этими институтами и стоящими в их главе элитами у России отношения зашли в тупик, выхода из которого пока не просматривается. Но готова ли Россия к диалогу с теми силами, которые готовы и хотят чтить всех павших в самой страшной для европейской истории – Второй мировой войне? Вне зависимости от того, на стороне победителей или побеждённых они сражались.

Если Россия к такому диалогу по дипломатическим и стратегическим причинам будет готова, то ей придётся постепенно, хотя и болезненно, перестраивать всю систему координат «свой – чужой», сформировавшуюся в пожаре Великой отечественной и Второй мировой войн. Спору нет, без поддержки США современная Европа не может представлять для России военной угрозы, как это было на протяжении столетий. Но если набирающие сейчас силу европейские процессы станут доминирующими, то скоро мы должны будем протянуть руку духовным наследникам тех, с кем сражались наши деды.

Европа и её чувство реальности
Европейские политики оглушены задачей переориентации Европы на новые рельсы политики безопасности. У них нет «плана Б», они потеряли чувство реальности, их стратегия основана исключительно на надежде, что мир станет лучше после ухода Трампа, Си и Путина. Надежда на нового Де Голля или Аденауэра кажется беспочвенной, но время уходит. Одним из судьбоносных вопросов для Европы являются её будущие отношения с Россией. Сможет ли когда-нибудь Европейский союз создать общий дом с Россией и бывшими республиками Советского Союза или же Россия снова станет врагом и врагом Европы – об этом пишет Александр Рар, научный директор Германо-российского форума.
перейти
© Reuters
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.