No deal, no love. Тереза Мэй и вечная угроза отставки

После неудачной попытки склонить парламентариев к голосованию за согласованный с Брюсселем проект выхода из ЕС, Тереза Мэй вновь оказалась под угрозой отставки. Впрочем, эта угроза преследует её с первых дней премьерства и тот факт, что она до сих пор сохраняет за собой кресло, убеждает, что для этого имеются основательные причины. Результаты голосования консервативных депутатов 12 декабря не вызывают удивления – большинство высказалось в поддержку Мэй.

Мэй изначально была слабым премьером, имея поддержку лишь около трети населения. В среде консерваторов имелись и другие, гораздо более серьёзные кандидатуры, в частности Борис Джонсон. В отличие от Мэй он горячо ратовал за выход страны из ЕС, но когда после референдума вопрос перешёл в практическую плоскость, отказался претендовать на премьерское кресло. Очень часто в контексте обсуждения кандидатур на пост главы кабинета также называют Дэвида Дэвиса, Джереми Ханта, Эмбер Радд, Пенни Мордаун, Саджида Джавида, Майкла Гоува, Доминика Рааба, Эстер Маквей. Однако, главное, что необходимо знать о нынешней политической ситуации в Великобритании – борьбы за пост главы правительства нет, как нет и желающих его занять.

Политическая карьера в Великобритании, особенно в среде консерваторов, это длительный, но достаточно предсказуемый процесс. Перспективы политической карьеры могут просматриваться за долгие годы до их реализации и мало кто стремится торопить события. Британский политический класс намного уже, чем может показаться, и это накладывает отпечаток на принципы внутрипартийной конкуренции, переводя её в русло борьбы за решения, вместо борьбы за должности. Нередко, влиятельная позиция в партии имеет больший вес, нежели министерское кресло (в случае с Борисом Джонсоном сейчас именно так), а порой и кресло премьера. Глава кабинета в Великобритании никогда не являлся самостоятельной фигурой в силу зависимости от партийного окружения.

Вотум недоверия главе правительства мог бы состояться, если бы противники Мэй в столь непростых обстоятельствах смогли взять на себя ответственность и попытаться реализовать любой иной вариант выхода из ЕС.

Ключевой вопрос британской политики раскалывает общество на две части, однако фрагментация истеблишмента, особенно его консервативной части, гораздо более сложная и разнообразная. Практически каждый аспект предлагаемого Мэй плана выхода из ЕС имеет своих противников и это делает его согласование чрезвычайно проблематичным или даже невозможным. Неудивительно, что премьер попыталась утаить от депутатов парламента правовой анализ соглашения, сделанный по заказу правительства, предоставив вместо этого «резюме», то есть пересказ того, что она посчитала нужным сообщить.

Для этого им пришлось – впервые в истории Великобритании – принять постановление, объявляющее правительство в неподчинении парламенту, что грозило недопуском министров (которые в Британии одновременно являются депутатами) на парламентские заседания. Только после этого Мэй сдалась.

Когда правовой анализ был опубликован, выяснилось, что он противоречит многим прежним заявлениям Мэй. Премьера на самом деле можно понять – согласовать все вопросы, причём не только в парламенте, но даже с коллегами по партии, было бы утопичной затеей. Но и реакция на её действия оказалась предсказуемой. Более 100 членов консервативной партии сообщили о своей готовности голосовать против согласованного с ЕС плана Мэй. Некоторых не удовлетворяет его содержание, а других – сам факт готовящегося Brexit. И это уже не говоря о лейбористах, которые выступают против выхода из ЕС, хотя и соглашаются публично с необходимостью следовать решению народа. Негативная позиция в отношении Brexit и непосредственно проекта выхода – у Шотландской национальной партии. Противниками сделки в её нынешнем виде являются также представители Демократической юнионистской партии Северной Ирландии (важные партнёры консерваторов). Лидер партии Арлин Фостер прямо заявила о намерении блокировать сделку с ЕС.

Иными словами, положительных результатов голосования по согласованному с ЕС плану можно не ждать. Глава кабинета уже заявила, что продолжит переговоры, однако очевидно, что среди парламентских групп консенсус даже не намечается, альтернативные планы лишь обозначаются, но не разрабатываются, а количество противников выхода Великобритании из ЕС на деле гораздо большее, чем может показаться из публичных заявлений. Не все готовы открыто противопоставить свою позицию мнению народа, но много тех, кто попытается торпедировать любой, даже гораздо более удачный план. Это понимают и в окружении Мэй, и в Брюсселе. Таким образом, смысла уступать британцам для европейцев нет и любые возможные уступки просто канут в пучину внутренних противоречий и саботажа Brexit. Поэтому, хотя переговоры могут продолжиться, это будет по сути фиктивный процесс, лишённый перспективы.

Великобритания в поисках внешнеполитической доктрины после Brexit
Мэри Дежевски
Любому, кто ищет дополнительных доказательств, что Brexit реален, а решение Соединённого Королевства покинуть Европейский союз не будет отменено, достаточно взглянуть на то, что творится в министерстве иностранных дел в Лондоне. Назначение Джереми Ханта министром иностранных дел после отставки Бориса Джонсона в июле сопровождалось изменением подхода к Brexit, который теперь воспринимается как само собой разумеющееся, а европейская глава в истории Великобритании как бы уходит в прошлое.
Мнения экспертов

Европейцы прямо дают понять, что британская сторона может изменить своё решение до 29 марта в одностороннем порядке, и это будет принято европейскими столицами
Несмотря на то, что соответствующее заявление Европейского суда выглядит как выражение лояльности и понимания сложной для Великобритании ситуации, в нём можно усмотреть и отражение жёсткой линии, предполагающей лишь два варианта развития событий – выход на обговоренных прежде условиях или отказ от выхода. Специфика ситуации заключается в том, что Брюссель устроит любой из этих вариантов, а официальный Лондон не устроит ни один.

На самом деле спектр вариантов гораздо шире, чем перечисленные выше. Помимо выхода на условиях, прежде обговоренных в Брюсселе, или отказа от Brexit, имеется ещё два варианта, связанных с отказом от сделки. Они также предполагают выход из ЕС или сохранение членства при частичном отказе от признания правомочности европейских институтов в отношении Лондона. Юридические инструменты лишения страны членства в ЕС против её воли в Договоре о ЕС не прописаны. Так называемая ситуация «no deal» кажется пугающей с точки зрения социальных и экономических последствий, но следует учитывать, что подсчёты экономического ущерба для Великобритании, вероятнее всего, велись таким образом, чтобы доказать безальтернативность проекта Мэй.

Конечно же, сторонники сохранения Великобритании в составе ЕС предполагают и вариант повторного референдума, о чём пока говорить слишком рано, но в будущем этого нельзя исключать. Предсказывать развитие ситуации достаточно сложно, однако одно можно сказать наверняка – при любом из обозначенных вариантов процесс выхода Великобритании из ЕС (или пересмотра отношений в рамках унии) не заканчивается, а только начинается. И основные баталии ещё впереди.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.