НАТО 70 лет: Какое будущее у Европы?

Даже несмотря на то, что НАТО хорохорится в отношении Китая, в настоящее время слабеющая Европа остаётся зажатой между двумя экономическими сверхдержавами. Она неспособна действовать стратегически и, в конечном счете, останется в подчинении у США.

На прошлой неделе 29 министров иностранных дел из стран Североатлантического альянса (скоро их будет 30) встретились в Вашингтоне на праздновании 70-й годовщины Вашингтонского договора, в соответствии с которым 4 апреля 1949 года была учреждена НАТО. Хотя церемония была тщательно подготовлена для минимизации малейших признаков разногласий, европейские министры пребывали в непраздничном настроении. Они вернутся на континент, переживающий серьёзный кризис: травма Brexit с её неисчислимым экономическим ущербом для всего региона; зловещее замедление европейской экономики, вызванное резким сокращением продаж автомобилей в Германии, к тому же усугубляемое угрозой Дональда Трампа ввести 25% пошлины на экспорт автомобилей из ЕС; и, наконец, 21-й ежегодный саммит ЕС-Китай  – при том, что Пекин теперь классифицируется Еврокомиссией не только как «партнёр по сотрудничеству», но даже как «экономический конкурент» и «системный соперник».

Европейским лидерам есть о чём тревожиться. Стремясь противостоять внешней слабости Европы и внутренним шатаниям, Эммануэль Макрон призвал к «стратегической автономии» в форме «истинно европейской армии», «чтобы защитить нас от России, Китая и даже от США». В ответ на экстерриториальные санкции США, направленные на торпедирование ядерного соглашения с Ираном (которое является одной из важнейших дипломатических побед Европы) председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер пообещал установить евро в качестве международной резервной валюты. Ангела Меркель призвала Европу «бороться за многосторонность».

Европа и её чувство реальности
Александр Рар
Европейские политики оглушены задачей переориентации Европы на новые рельсы политики безопасности. У них нет «плана Б», они потеряли чувство реальности, их стратегия основана исключительно на надежде, что мир станет лучше после ухода Трампа, Си и Путина. Надежда на нового Де Голля или Аденауэра кажется беспочвенной, но время уходит. Одним из судьбоносных вопросов для Европы являются её будущие отношения с Россией. Сможет ли когда-нибудь Европейский союз создать общий дом с Россией и бывшими республиками Советского Союза или же Россия снова станет врагом и врагом Европы – об этом пишет Александр Рар, научный директор Германо-российского форума.
Мнения экспертов

Несмотря на эти грандиозные и нереалистичные цели, в Вашингтоне не было ни малейшей демонстрации европейской автономии. Действительно, то, что было сказано или осталось недосказанным, отражает тот факт, что глобальная мощь Европы опустилась до самой низкой точки со времени Суэцкого кризиса 1956 года. Оказавшись под перекрёстным огнём китайско-американского соперничества и попав в ловушку возглавляемого Германией режима жёсткой экономии, европейские национальные государства, вероятно, будут падать и дальше.

Опасаясь гнева Трампа, официальные лица НАТО решили не приглашать глав государств и правительств в Вашингтон, вместо этого запланировав ещё одно празднование в Лондоне в конце 2019 года. Тем не менее, американцы – и даже Трамп – по большей части пребывали в достаточно примирительном настроении. Государственный секретарь Майк Помпео подтвердил неизменную приверженность Соединённых Штатов НАТО. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг был приглашён в Белый дом, чтобы засвидетельствовать Трампу своей почтение. Выразив удовлетворение тем, что европейские союзники увеличили военные расходы, президент США заявил, что «достигнут огромный прогресс».

Столтенберг был встречен с восторгом и аплодисментами на совместной сессии Конгресса США, где он призвал к дальнейшему расширению НАТО и усилению военных приготовлений перед «массовым наращиванием военной мощи России от Арктики до Средиземного моря и от Чёрного моря до Балтики». Сильная двухпартийная поддержка НАТО проистекает не только из-за стратегического значения альянса, но и из-за квазиюридических формул, усиливающих миф об исключительности НАТО. Огромный американский военно-промышленный комплекс, который непрерывно лоббирует расширение военной активности «вне зоны действия НАТО», занимает доминирующее положение на трансатлантическом (и глобальном) рынке вооружений. Уважение к альянсу только усилилось в результате роста русофобии. Когда Рэнд Пол возражал против включения Черногории в НАТО, Джон Маккейн заявил в Сенате, что «сенатор из Кентукки сейчас работает на Владимира Путина».

НАТО: военные расходы и личный состав (2011–2018)
«НАТО стоит нам целое состояние, и да, мы защищаем Европу с помощью НАТО, но тратим много денег», – Дональд Трамп.
Инфографика

За три недели до вашингтонской церемонии НАТО отметила ещё один день рождения. 12 марта 1999 года Чешская Республика, Венгрия и Польша присоединились к альянсу как раз вовремя, чтобы принять участие в 78-дневной (незаконной) бомбардировке Сербии со стороны НАТО, за которой последовало дальнейшее расширение на восток до российской границы. В 1998 году Джордж Кеннан, архитектор стратегии сдерживания после Второй мировой войны, прозорливо назвал предстоящее расширение НАТО «трагической ошибкой» и «началом новой холодной войны». Он предсказал, что «русские будут постепенно реагировать весьма негативно, и это повлияет на их политику».

Несмотря на первоначальную антинатовскую риторику Трампа, за время его администрации альянс постоянно расширял свои операции и глобальное присутствие. Страны-члены НАТО недавно однозначно подтвердили решение Бухарестского саммита 2008 года о том, что Украина и Грузия в конечном итоге присоединятся к альянсу, и перед поездкой в ​​Вашингтон Столтенберг принял участие в 12-дневных учениях НАТО в Грузии. НАТО развернула весьма боеспособные батальоны в Прибалтике и Польше, где дислоцируется более 4000 американских военнослужащих, ведутся дискуссии о создании постоянной базы США. Альянс активизировал военно-морскую деятельность в Чёрном море и стал поставлять летальное оружие Украине. Более того, НАТО по сути трансформировалась в глобальный альянс, позволяющий Соединённым Штатам проводить военные операции в Африке, Азии и на Ближнем Востоке через сеть баз и транзитных пунктов в 41 государстве-партнёре. После мартовского визита президента Бразилии Жаира Болсонару в Вашингтон Трамп объявил, что Бразилия должна рассматриваться в качестве будущего члена НАТО.

Как бы то ни было, министры иностранных дел не могли игнорировать два серьёзных конфликта внутри альянса. Вице-президент Пенс подтвердил, что США против трубопровода «Северный поток-2», заявив, что он «может превратить экономику Германии в буквальном смысле в заложницу России». Германия уже пошла на значительные уступки, построив два терминала для импорта СПГ и согласившись с тем, что транзит газа будет продолжен через Украину. Тем не менее, не может быть никаких сомнений в том, что «Северный поток-2» остаётся «красной чертой» для немецкого государства, а также для немецкой промышленности, конкурентоспособность будет которой ослаблена, если она будет вынуждена импортировать более дорогой СПГ из Соединённых Штатов. Это было подтверждено решительным ответом Берлина на беспрецедентную угрозу Макрона поставить проект под контроль Еврокомиссии, если Франция не получит увеличенный бюджет еврозоны. Этот конфликт является ещё одним признаком заката франко-германского партнёрства.

Решение Турции не отказываться от своего обязательства закупить у России систему противовоздушной обороны С-400 угрожает её членству в НАТО и жизнеспособности авиабазы ​​Инджирлик с её складами тактического ядерного оружия. В Вашингтоне министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу настаивал на том, что «сделка с С-400 уже свершившийся факт». Однако Соединённые Штаты пригрозили отменить участие Турции в программе закупок истребителя F-35, важном промышленном проекте. Вашингтон также почти наверняка примет драконовские санкции против и без того хрупкого финансового сектора Турции, если закупки С-400 всё же состоятся. Американцы вряд ли согласятся с решением Турции, но будет крайне трудно найти компромисс, поскольку Турция движется в направлении более широкого сотрудничества с Россией.

Deja vu all over again? НАТО и повторное вхождение в реку
Игорь Истомин
Утверждение России в качестве основной угрозы должны были бы снять проблему поиска институциональной идентичности НАТО, которая встречает свою 70-летную годовщину в своей изначальной роли – военного блока. Но дискуссии о предназначении и сущности альянса продолжаются. Через экспертные и политические дебаты красной нитью проходят утверждения о ценностном расколе США и их европейских союзников. Но, несмотря на разброд в трансатлантической семье, потери от возможного разрыва перевешивают издержки сотрудничества, пишет Игорь Истомин, доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО МИД России, кандидат политических наук.
Мнения экспертов

Призрак Китая продолжал витать над европейскими министрами в Вашингтоне. Даже когда Комиссия ЕС сформулировала более жёсткую позицию по торговле с Китаем, побудив Макрона объявить «европейское пробуждение», Италия стала первой страной-членом «Большой семёрки», присоединившейся к проекту «Один пояс, один путь». После саммита ЕС-Китай, состоявшегося 9 апреля, Брюссель в заключительном коммюнике заявил, что соглашения об ограничении субсидий, принудительной передаче технологий и доступе к рынку предполагают значительные уступки со стороны Пекина. Однако после саммита ЕС-Китай наступил черёд второго саммита в Хорватии группы «16 + 1», где 11 стран являются членами ЕС. Китай тем самым как бы подчёркивает разделение Европы. 

Растет интерес к выработке всеобъемлющего ответа НАТО на действия Китая. Этот шаг был впервые предложен Столтенбергом на Мюнхенской конференции по безопасности в январе и поддержан в Вашингтоне американскими и немецкими официальными лицами. Такой ответ будет соответствовать формирующейся тенденции к бифуркации на основе американской стратегии сдерживания. Соединённые Штаты и ЕС сотрудничают в ВТО против Китая, они продолжают поддерживать эмбарго на поставки оружия. Однако немецкий бизнес сохраняет массированное, хотя и подвергнутое ограничениям присутствие в Китае. Европа гораздо более уязвима в торговой войне с Китаем, чем Соединённые Штаты, и поэтому не готова бросить вызов Пекину – например, пойти навстречу требованиям США и исключить китайский телекоммуникационный гигант Huawei из сетей 5G. В то же время трансатлантическое сотрудничество по-прежнему омрачено торговыми конфликтами и непримиримостью Трампа. Даже несмотря на то, что НАТО хорохорится в отношении Китая, в настоящее время слабеющая Европа остаётся зажатой между двумя экономическими сверхдержавами. Она неспособна действовать стратегически и, в конечном счете, останется в подчинении у США.    
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.