Насколько хрупкий гигант?

Гонконг – это искажённая миниатюра всего Китая. Однако происходящее там не отражает проблем развития всей КНР и, таким образом, не может иметь эффекта на континенте. Поэтому применять к протестующим действительно жёсткие меры, опасаясь того, что волна погромов и демонстраций перейдёт на остальной Китай, правительству не имеет смысла, считает программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв

Китай – это наиболее важный и ответственный партнёр России на международной арене. Прошедшие с начала фундаментального осложнения отношений между Россией и Западом пять лет показали – несмотря на существующие на низовом уровне предрассудки и недостаточное доверие, отношения между этими странами являются дружескими, Москва и Пекин разделяют общие подходы к тому, что такое права и свободы в отношениях между государствами, имеют общие ценности относительно будущего мироустройства. Поэтому для России весьма важно внимательно относиться к внутренним и внешним процессам в Китае, понимать, в каких ситуациях и условиях наши друзья и союзники будут ограничены в своих действиях и где им может понадобиться помощь. Особенно это важно применительно к ситуации в регионах страны, где внешнеполитические противники Китая располагают ресурсами для относительной дестабилизации положения.

На фоне массовых выступлений значительной части недовольного городского населения Гонконга, которые продолжаются уже несколько месяцев, китайские власти демонстрируют фантастическую выдержку и способность играть в долгую – выдерживать противостояние с протестующими, не переходя к жёстким мерам военного подавления.

Но весь ход событий указывает на то, как много в современном Китае «узких мест» или точек уязвимости, куда могут наносить удары его геостратегические противники, среди которых два первых места заняли США и Великобритания. Правительства этих международных игроков не скрывают своего долгосрочно негативного отношения к Пекину и его внешней политике. Для США Китай – это стратегический противник, выращенный своими руками. Для Великобритании – хорошая возможность показать свою нужность Вашингтону и способность выступать в качестве подручного в решении самых нетривиальных по степени своей деликатности задач американской внешней политики.

В Вашингтоне и Лондоне есть понимание того, что дестабилизировать ситуацию в Китае в целом у них вряд ли получится – до тех пор, пока серьёзные проблемы не вызреют изнутри. Поэтому общее значение и угрозу, которую события в Гонконге представляют собой для стабильности китайского государства не стоит преувеличивать. Однако она является прекрасной иллюстрацией того, что выгоды, которые Китай десятилетиями получал от интеграции в глобальную экономику, могут иметь и оборотную сторону.

Китай оказался главным получателем выгод от глобализации и открытости международной торговли. Но его государственная и управленческая модель не является достаточно подготовленной для того, чтобы с лёгкостью отвечать на вызовы, которые порождают глобализация и открытость. В какой-то степени, китайский опыт – это очень хороший урок для тех, кто проповедует эффективность централизованной модели развития, ставящей на первое место эффективность в решении тактических проблем, а не долгосрочное здоровье общества как совокупность способных к демократической самоорганизации людей. Тем более что современный Запад показывает нам по-прежнему сохраняющуюся готовность к творческому поиску выхода из существующих проблем политического развития. Насколько к этому способны государства с более централизованной моделью лидерства – пока не очевидно.
Торговая война между США и Китаем: в этой битве проиграют все
Чарльз Пеннафорте
Дональд Трамп заявил, что со времён Никсона администрации президентов США проявляли небрежность и были неспособны противостоять Пекину, мощь которого как экспортёра постоянно возрастала. Америка пассивно наблюдала за экономическим подъёмом Китая в ущерб интересам страны. Несмотря на то, что темпы роста Китая за последние несколько лет замедлились, он стал основной целью избирательной кампании Трампа 2016 года. После победы республиканцев Вашингтон на практике осуществил свою операцию под лозунгом «Америка превыше всего», пишет Чарльз Пеннафорте, президент Бразильской ассоциации геополитики.
Мнения экспертов

Но это скорее фундаментальные проблемы китайского общества (и всех догоняющих). Нас – как друзей Китая и его потенциальных союзников – в деле переустройства мира на более справедливых началах интересует то, какие проблемы Китая в международном плане отражает возникшая ситуация, с чем они связаны и что может получиться в итоге. В конце концов для России совершенно неважно то, на чём будет основана стабильность китайского государства. Главное, чтобы это государство оставалось надёжным другом России в её непростых военно-дипломатических отношениях с Западом. В этом свете обретают вес два вопроса: может ли Гонконг пошатнуть стабильность всего Китая и какие трудности КНР как международного игрока эти события отражают.

Оговоримся сразу, чисто технически действия китайских властей пока стоят на порядок выше подобных действий властей большинства других стран мира на беспорядки аналогичного масштаба.

Во-первых, Гонконг – это, конечно, не пекинская площадь Тяньаньмэнь. И происходящие там беспорядки отражают только местную специфику – значительное количество граждан было воспитано в условиях британского колониального покровительства и их мышление восприимчиво к прививаемым с Запада клише и лозунгам. В 1989 году всё обстояло по-иному – основной движущей силой протестов в Пекине было столичное студенчество и рабочий класс. Им были нужны реальные политические изменения на фоне начавшегося через 15 лет после смерти Мао прогресса политики реформ и открытости.

Протестующие жители Гонконга – это скорее дезориентированная масса, которая уже оторвалась от исторически привычного для себя образа жизни прислуги при колониальных властителях, но ещё не поняла того, как она вписывается в новый большой Китай, где у Гонконга, как у экономического и транспортно-логистического центра регионального и глобального масштаба, всё больше конкурентов. Да и в целом – непонятны роль и место Гонконга в Поднебесной «китайской мечты», к достижению которой призывает председатель Си Цзиньпин.

Другое дело, что за более чем 20 лет, которые прошли после возвращения Гонконга Китаю, национальные власти и идеологи не смогли предложить жителям территории сколько-нибудь внятной парадигмы их будущего существования в рамках единого Китая. Парадигмы, которая пришла бы на смену удобной до поры до времени для всех модели «моста» между Китаем и капиталистическим миром. Это, конечно, проблема китайских властей, и путей решения её пока не просматривается. Хотя, повторим, сам масштаб этой проблемы указывает на её глубоко локальный характер. Происходящее в Гонконге не отражает проблем развития всего Китая и, таким образом, не может иметь эффекта на континенте. Поэтому применять к протестующим действительно жёсткие меры, опасаясь того, что волна погромов и демонстраций перейдёт на остальной Китай, правительству не имеет смысла.

Кроме того, Гонконг – это, конечно, искаженная миниатюра всего Китая. За более чем четыре десятилетия политики реформ и открытости Китай оказался связан с США миллионами экономических, гуманитарных, академических и человеческих связей. Именно США (и это правда) стали в конце 1970-х и были в 1980-е годы главным покровителем китайских реформ и оглушительного экономического успеха. Первоначальным стимулом к этому было стратегическое противостояние США и СССР. Настоящая победа в холодной войне между Востоком и Западом была в действительности достигнута Генри Киссинджером, убедившим американский истеблишмент отринуть клише идеологических разногласий с Пекином ради победы над более важным противником в Москве. Точка в стратегических устремлениях СССР была поставлена визитом президента Ричарда Никсона в Китай в начале 1970-х годов.

Сейчас этот исторический период, очевидно, заканчивается. И начинает в полном объёме проявляться главное противоречие отношений «Китай – США», делающее Пекин более уязвимым. Для Китая отношения с США, экономические в первую очередь, были плотно интегрированы в национальную стратегию развития и принципиально важны для её реализации. Для США эти отношения тоже были важны, но не настолько фундаментально.

Гораздо более значимыми, что бы там ни происходило, для Вашингтона являются отношения с европейскими союзниками, где их связывает не только экономика, но и общая цивилизация, ценности и военно-политический блок. Поэтому для Пекина задача конкурировать с США является более сложной. Не случайно, что многие в Китае задаются вопросом о том, насколько оправданной является политика, ведущая к недовольству Вашингтона.

Пока китайские власти стремились, и весьма успешно, сочетать мягкую конкуренцию с США и выгоды, получаемые от экономических отношений с ними. Символом такой политики и является Гонконг – часть модели «одна страна, две системы». В эти дни способность такой политики выживать и быть эффективной ставится под сомнение. Гонконг и то, что там происходит – это, конечно, очень серьёзный сигнал для официального Пекина. И не в меньшей степени – повод задуматься для друзей Китая за рубежом и порадоваться – для его противников, количество которых пока не имеет тенденции к сокращению. То, как китайские власти смогут выйти из возникшей ситуации, станет показателем их способности к стратегическому противостоянию с вчерашними благодетелями.
Торговые переговоры США и Китая буксуют?
Яна Лексютина
Ни США, ни Китай не намерены идти на принципиальные уступки в торгово-экономической сфере. Более того, Китай убеждён в своей способности выстоять в торговой войне с США. И потому сейчас он создаёт видимость переговорного процесса, рассчитывая выиграть время, притормозить интенсивность экономического давления на Китай до ожидаемых в 2020 году президентских выборов в США. Избрание нового президента в США (если ситуация будет развиваться по такому сценарию), возможно, приведёт и к изменениям в американской торгово-экономической политике в отношении Китая, пишет Яна Лексютина, доктор политических наук, профессор РАН, профессор СПбГУ.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.