Мнения экспертов Восточный ракурс
Начало «новой эры» в китайско-российских отношениях. Каким будет продолжение?

Долгое время западные комментаторы не воспринимали российско-китайские отношения всерьёз. В своих аналитических выкладках они исходили из традиционного представления об их хрупкости. У России есть Евразийский союз, который считается эфемерным и конъюнктурным образованием. В Китае со времён коммунистической революции существует большое недоверие к России, олицетворением которого является отчуждение, зародившееся между Мао и Сталиным. Но в нынешних обстоятельствах такого рода аналитическая логика уже не выдерживает критики, пишет Сян Ланьсинь, профессор Женевского института международных отношений и развития.

Визит президента Си Цзиньпина в Россию ознаменовал собой начало новой эры всестороннего стратегического сотрудничества. Каково содержание этой «новой эры»? В соответствии с официальной совместной декларацией оно включает необходимость защиты многосторонности, мировой системы торговли, престижа ООН и суверенных прав государств. Но более интересно то, что обе стороны впервые решили сотрудничать в целом ряде областей – не только в торгово-инвестиционной сфере, но также в разработке технологий, в том числе информационных, чтобы покончить с монополией, которую в этой области уже долго удерживают США. Кроме того, понятие «новая эра» отражает основополагающие изменения в международной системе, начавшиеся в связи с осуществлением стратегии «Америка превыше всего», разработанной по инициативе президента Дональда Трампа.

Углубление китайско-российского сотрудничества приходится на самый разгар торговой войны, которую развязал с Китаем американский президент. Появление концепции «новой эры» – это своего рода призыв к возрождению ключевых ценностей, воплощённых в «старой» системе. Винить в собственных проблемах других – один из старейших приёмов, бытовавший ещё в седой древности и доживший до нашего времени. Он является эффективным инструментом отвлечения от внутренних политических проблем. Его типичные признаки – это использование полуправд, неточных данных и сфабрикованных примеров. Такую тактику с успехом применил Адольф Гитлер, когда ему понадобилось обеспечить народную поддержку своим авантюрам. Во всех бедах Германии был обвинён Версальский мирный договор. Но Гитлер хотя бы поносил «неравноправный» договор, навязанный Германии иностранными державами. Дональд Трамп же нападает на Бреттон-Вудскую систему, созданную самими США.

Вопрос в том, помогут ли Трампу его поиски козла отпущения справиться с внутренними проблемами Америки. Ответ на него зависит от того, насколько правилен экономический диагноз Трампа.

Антикитайский «лагерь убийц дракона» возглавляют сумасшедшие экономисты вроде Питера Наварро и отъявленные ястребы из служб нацбезопасности. Наварро, которого Трамп сделал своим советником по торговле, уже давно пропагандирует идею о том, что США уступили своё превосходство Китаю ради краткосрочных экономических выгод. Но такое обвинение абсурдно!

Глобальный экономический передел: США, Китай и Россия
Андрей Цыганков
Торговый конфликт США и Китая особенно значим в контексте глобальных перемен геоэкономического характера. В случае разрешения конфликта в ближайшее время его основная подоплёка сохранится и продолжит влиять на весь комплекс отношений двух важнейших экономических держав мира. Эти отношения не исчерпываются коммерцией и включают в себя измерения, связанные с транспортно-энергетическими проектами, участием в международных политико-экономических организациях и принципами валютного регулирования. Однако по всем этим измерениям США и Китай в обозримом будущем будут находиться по разные стороны баррикад, пишет Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук в Калифорнийском университете (Сан-Франциско).
Мнения экспертов

Другой лагерь – «любители обниматься с пандами» – предавались в отношении Китая разным фантазиям вроде теории «конвергенции»: им хочется верить, что две системы – Китай и Запад – в итоге станут двигаться в одном направлении. Только Китай открылся миру уже четыре десятилетия тому назад, а всё как оставалось, так и остаётся на своих местах. Впрочем, «обнимающие» хотя бы имеют представление об истории и культуре Китая и о том национальном унижении, которое выпало на его долю. Поэтому, как считают они, Китай следует рассматривать в качестве «особого случая»: это развивающаяся держава, извлёкшая уроки из своего недавнего прошлого и потому озабоченная обеспечением национальной безопасности.

Что касается России, то с ней администрация Трампа не только разорвала большинство договоров в области контроля над вооружениями, но также считает Москву одним из основных своих соперников. Американская команда спецов по нацбезопасности, возглавляемая идейными ястребами вроде Майка Пенса и Майкла Помпео, вовсю старалась возродить политику стратегического сдерживания, применявшуюся в начале холодной войны. Этот курс зиждется на двух идеях: 1) необходимости смены режима в авторитарных государствах и 2) доктрине упреждающего удара и подготовки к войне с Россией и Китаем задолго до её начала; война при этом считается неизбежной.

США – Китай: доктрина Трумэна в действии
Алан Кафруни
Необычайно агрессивная речь вице-президента Майка Пенса в Гудзоновском институте в Вашингтоне на прошлой неделе была явно нацелена на президентский электорат. Ноябрьские промежуточные выборы могут привести к образованию демократического большинства в палате представителей или, что менее вероятно, в сенате с потенциально тяжёлыми юридическими и политическими последствиями для Трампа и его президентства.
Мнения экспертов

В такой обстановке китайско-российское сотрудничество в масштабах всей планеты остаётся единственным мощным ограничителем, стоящим на пути опасной тенденции американского государственного эгоизма.

Но есть и хорошие новости. Стратегия Трампа «Америка превыше всего» создала колоссальные проблемы и в рамках трансатлантических отношений. С учётом того, что Запад теперь распался на две половины – шовинистический Новый Рим и миролюбивую Новую Грецию – в мире обязательно должна возрасти поддержка китайско-российской позиции по миропорядку.

Дональд Трамп не любит практически всё, что связано с ЕС. Теперь, когда затеянная Трампом торговая война натыкается на всё более серьёзные препятствия, в сознание тех, кто занят выработкой политики, похоже, начинает возвращаться чувство реальности. Новая эра китайско-российских отношений совпадает с быстрым упадком авторитета США во всём мире. Америка растранжирила едва ли не все запасы международных неосязаемых активов и мягкой силы, копившиеся на протяжении последних более семи десятков лет.

ПМЭФ-2019 как момент истины для России и Китая (и не только для них)
Виктор Сумский
«Путин и Си встают в Санкт-Петербурге единым фронтом против Трампа», – без обиняков объявляет CNN, суммируя результаты ПМЭФ-2019 применительно к состоянию отношений в треугольнике Китай – Россия – США. Столь же ясные и трезвые оценки высказаны по горячим следам Форума многими другими влиятельными СМИ и авторитетными комментаторами. Налицо момент истины, когда у всех разом открываются глаза на подлинное положение дел в мире. Момент, которому нет цены в разгар информационных войн и водопада фейков. Момент, который ни в коем случае нельзя «топить» в оговорках и реверансах по адресу субъектов мировой политики, считающих деликатность вернейшим признаком слабости, пишет Виктор Сумский, директор Центра АСЕАН при МГИМО МИД России.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.