Большая мишень: стоит ли ждать американских санкций против КНР?

05.09.2017

Испытания Пхеньяном ядерного оружия закономерно вызвали дискуссии о возможном ответе. Следует ожидать, что Совет Безопасности ООН осудит ядерные испытания так же, как он единогласно раскритиковал недавние пуски ракет. Однако происходящие события обнажают расхождения между ключевыми игроками.

Китайские и российские компании уже подверглись американским санкциями за связи с Северной Кореей. Американцы хотят заставить КНР и Россию проявить большую энергию в давлении на Северную Корею и рассматривают санкции против них как одну из мер. Дальнейшая эскалация со стороны Пхеньяна рискует привести к непреднамеренным следствиям – развитию санкционной политики Вашингтона в отношении Пекина и Москвы. Это затруднит взаимодействие по корейской ракетно-ядерной проблеме. И что более важно – сдвинет механизм нарастающего противостояния США и КНР. Такой поворот пока имеет зачаточные формы. Но последствия могут быть глобальными.  

В России осталось практически незамеченным недавнее появление в чёрном списке министерства финансов США (Specially Designated Nationals And Blocked Persons List) российских лиц и компаний, которые, по мнению американского ведомства, взаимодействуют с Северной Кореей по ракетно-ядерной проблематике. На фоне масштабного санкционного закона, обновление списка министерства финансов – поистине капля в море. Для находящейся под жёстким санкционным прессингом России появление в списке новых лиц и компаний – рутинное явление. Хотя северкорейский сюжет здесь является новым. Москва традиционно была настроена на взаимодействие с Вашингтоном по Северной Корее. Мы привыкли ассоциировать санкции преимущественно с украинским вопросом, Сирией и другими горячими точками в отношениях с США.

Гораздо важнее то, что в списке министерства финансов в августе оказались китайские компании. Хотя речь не идёт о санкциях против китайского государства как такового, действия министерства финансов в Пекине восприняли критически. Очередной виток эскалации корейского вопроса вполне может привести к дальнейшим попыткам американцев надавить на Пекин. Цель – скорректировать его политику в отношении КНДР, заставить Китай отказаться от поддержки Северной Кореи или усилить давление на неё. Поэтому список министерства финансов вполне могут пополнить новые китайские компании и граждане КНР. Заодно с ними там могут оказаться и россияне.

Насколько же вероятна санкционная эскалация со стороны США? Чем санкции в отношении Китая отличаются от санкций в адрес России? Насколько далеко пойдёт Вашингтон?   

Американская политика санкций в её текущем виде отличается от санкций 1990-х и начала 2000-х. Если раньше основным средством санкционного давления была торговля, то теперь санкции перекочевали в основном в финансовую сферу. Сегодня они базируются на трёх китах: значительной роли доллара в мировой торговле, способности США выступать в роли глобального технологического хаба (а значит – влиять на поставки и движение технологий), а также на репутации зарубежных компаний в борьбе за американский рынок. Последняя составляющая важна в силу большого объёма американского рынка. Любая компания может быть поставлена перед выбором – либо американский рынок, либо, например, иранский. Такая связка была достаточно успешна против Тегерана. По крайней мере в США принято считать, что санкции помогли усадить Иран за стол переговоров.

В таком же виде она была применена и против России. США ударили по возможности рефинансировать российский долг, заблокировали поставки для сырьевых отраслей и активно манипулируют репутационным фактором. Американцам удалось создать весьма внушительную международную санкционную коалицию. В краткосрочной перспективе эти меры ощущаются слабо. Но они, как считают в Америке, будут болезненными в будущем, по мере износа фондов и ухода из России крупных компаний. Для России (как и для Ирана) плохим фактором является хрупкость и однобокость экономики. Эффект санкций может быть многократно увеличен колебанием конъюнктуры на мировых рынках сырья. Как раз в эти периоды санкции наиболее ощутимы. Важно и то, что Россия не может дать эффективный экономический ответ на санкции. Для США российский ответ будет безболезненным в силу относительной слабости нашей экономики. А значит налагать их на Россию можно практически безнаказанно.  

Как могут отрикошетить новые санкции США Мэри Дежевски
Минфин США принял решение расширить антироссийские санкции – на сей раз по северокорейскому сюжету. «Под ограничения подведены четыре россиянина и одна отечественная компания. <…> Приступаем к проработке неизбежных в этой ситуации ответных мер», – говорится в сообщении представителя МИД, опубликованном на сайте ведомства. По мнению эксперта клуба «Валдай» Мэри Дежевски, последствия антироссийских санкций могут довольно сильно отличаться от того, на что рассчитывал Конгресс США. «Урон, который планировалось нанести российской экономике, скорее всего, будет ограниченным. Гораздо больший ущерб может быть нанесен, во-первых, европейскому единству в вопросе о санкциях, а затем и трансатлантической солидарности», – отметила Дежевски в письменном комментарии для ru.valdaiclub.com.

Однако опыт экономической войны против России примечателен другим. Пока ни одна из политических целей санкций не достигнута. Более того, их наращивание и законодательное закрепление лишь ужесточило политическую позицию Москвы. Украина, Сирия, «права человека» – ни по одному из этих вопросов Россия принципиально не идёт на уступки. Санкции учат россиян проявлять изворотливость в поиске технологий, привлечении денег и диверсификации экономики. Политическая система на фоне санкций консолидировалась. Более того, именно Москва превратилась в главного лоббиста нового мирового порядка. Результат всех этих усилий неочевиден. Но он точно расходится с изначальным «планом» разработчиков санкций (если такой «план» вообще был).[1]

Совершенно другая картина складывается с КНР. В США разговоры о возможных санкциях против Китая ведутся давно. Поводов предостаточно. Самые серьёзные – кибершпионаж и активность в Южно-Китайском море (ЮКМ). Администрация Барака Обамы старалась сглаживать острые углы и избегала резких действий. Даже когда китайские хаккеры получили доступ к персональным данным 20 млн граждан США, Обама замял скандал. Ворчание Вашингтона и его союзников по поводу насыпных островов и военной инфраструктуры в ЮКМ Китай доброжелательно проигнорировал, жёстко «отжимая» из зоны островов зарубежные рыболовные суда. В вопросе ЮКМ Пекин одержал хлёсткую победу и умудрился сохранить нетронутыми выгодные для себя экономические связи с Америкой. Теперь в список претензий добавляется корейский вопрос.

Однако Китай – не Россия. Вводя санкции, американцам придётся серьёзно подумать. Во-первых, уровень взаимозависимости двух экономик велик, в отличие от минимальных экономических связей с Россией. Удар по Китаю окажет обратный эффект на американцев. Проблемы экономики КНР – это теперь и проблемы экономики США, не говоря о глобальных последствиях. Во-вторых, внутри США будет непросто добиться консенсуса в отношении санкций против Пекина. Это Россию можно дружно громить на заседаниях Конгресса, набирая репутационные очки. С Китаем так не выйдет, ведь на него завязаны рабочие места и серьёзные интересы бизнеса. В-третьих, против Китая будет сложно сколотить международную коалицию. Ведь в Азии на торговлю с КНР ориентированы практически все крупные экономики. Это против России можно было быстро сгенерировать евро-атлантическую солидарность (хотя и здесь недовольство некоторых игроков всё сильнее). В случае с КНР коалиция развалится ещё до её создания. В-четвёртых, экономика КНР обладает высоким уровнем диверсификации. Санкции не получится умножить за счёт конъюнктуры рынков. В отличие от уязвимой России. Наконец, в-пятых, КНР может ответить весьма болезненно и просто-напросто ужесточить свою позицию, в перспективе подорвав и доверие к доллару.[2]

В этом пятом пункте у КНР и России – сходные случаи. Давление на них вряд ли принесёт ожидаемые политические результаты. Тем более что китайцы вполне разумно указывают на то, что экономика и корейский вопрос – это принципиально разные корзины, и связывать их бессмысленно.

Все эти доводы, вероятно, заставили бы американцев ограничиться точечными уколами в адрес компаний или отдельных лиц, как и было сделано в августе министерством финансов. Однако есть важный фактор неопределённости – президент Дональд Трамп. Его политическая энергия и особое отношение к КНР вполне могут привести в действие более серьёзные санкции с последующим эффектом домино. Трудно сказать, какими могут быть последствия. Но решение северокорейской ракетно-ядерной проблемы будет застопорено совершенно точно.



[1] См. об этом Feaver, Peter and Lorber, Eric. The Sanctions Myth. // The National Interest. July/August, 2015.

[2] Эти доводы, в частности, рассматривали в следующей работе: Cooper, Zack and Eric Lorber. Sanctioning the Dragon. // The National Interest, March/April, 2016. 



Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Чтоб не пропасть поодиночке
19.06.2018
Совпадение визита Владимира Путина в Китай с саммитом «семёрки» в Канаде создало беспрецедентно контрастный фон для сопоставлений. Громкие критические заявления американского президента в адрес
Разразится ли реальная торговая война США c ЕС, Канадой и Мексикой?
18.06.2018
Игры закончились. Европа ничего не добьётся ответными тарифами и блокирующим регулированием. Начинается большая политика, в которую будут втянуты все мировые державы без исключения. Вполне возможно,
Противодействие санкциям: от законодательства к стратегии
15.06.2018
Санкции США и ЕС против России имеют принципиально разную логику, несмотря на то, что на уровне политической риторики Вашингтон и Брюссель придерживаются сходных позиций. Так, например, США активно

Эксперт: 
Иван Тимофеев

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться