Ливия на распутье: гнев, силы защиты и дорожная карта ООН

Сообщения СМИ о предполагаемом письме Саифа аль-Ислама, сына бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи, к президенту Владимиру Путину с просьбой о поддержке российских властей поднимают много вопросов о нынешней политической ситуации в Ливии и о будущем урегулировании.

Нетрудно выделить три основные политические фигуры в Ливии: это маршал Халифа Хафтар, командующий Ливийской национальной армией, которая контролирует восток страны; Фаиз Сарадж, председатель президентского совета и премьер-министр правительства национального единства – на западе; и Саиф аль-Ислам, который пользуется большой популярностью на юге страны, где большую роль играет племя аль-Каддафа. Роль юга в ливийской политике возросла в связи с возникновением в начале октября так называемого движения «Гнев Феццана», призывающего к улучшению условий жизни и укреплению безопасности границ посредством усиления контроля за миграционными потоками. Движение охватывает 12 районов и поддерживается основными южными племенами.

Однако Саиф аль-Ислам не появлялся на публике с момента его освобождения в прошлом году, и неизвестно, где он проживает в настоящий момент. Это вызывает сомнения относительно его способности участвовать в президентских выборах, не говоря уже о возможном судебном преследовании на местном или международном уровнях. Хотя ООН и Запад заняты поисками молодого многообещающего политика для участия в выборах, вряд ли они поддержат Саифа аль-Ислама. Количество кандидатов объявлено, но они всё ещё далеки от реальной конкуренции друг с другом.

Ливийская политическая сцена очень сложна, как и процесс национального примирения. Несмотря на встречу между Хафтаром и Сараджем на парижской конференции в мае и на саммите в Палермо в ноябре, проблемы остаются и урегулирование конфликта в Ливии продолжает сталкиваться с серьёзными вызовами.

Конференция в Палермо: Москва в поисках политического консенсуса по Ливии
Сенсационных заявлений в ходе международной конференции по Ливии в Палермо так и не прозвучало. Но первое появление России на встрече по Ливии такого уровня выглядит более чем успешным, поскольку не ограничилось лишь символическим присутствием, а обозначилось активной включённостью в практическое обсуждение острых вопросов.  
перейти
© Reuters

Прежде всего речь идёт о политической неустойчивости и фрагментации власти. В Ливии три правительства: временное – во главе с Абдаллой Абдурахманом ат-Тани в Эль-Байда (северо-восток Ливии), правительство национального спасения во главе с Халифой аль-Гави и правительство национального единства во главе с Фаизом Сараджем на западе. Есть также две основные вооружённые силы: Ливийская национальная армия под командованием маршала Хафтара на востоке и группировки, связанные с президентским советом в Триполи.

Нестабильность и отсутствие мер безопасности на западе также является важной проблемой. В Ливии действуют десятки групп вооружённых ополченцев и накоплено более 26 миллионов единиц оружия. Кровавые события, произошедшие в Триполи в августе и сентябре между вооружёнными ополченцами, а также непрекращающиеся террористические атаки (включая последний теракт в ливийском МИД) только усугубляют хаос. В этом контексте Хайтам ат-Таджури, лидер «Бригады революционеров Триполи», которого некоторые считают фактическим правителем Триполи, представляет собой серьёзную проблему для урегулирования, которое подорвёт его влияние и завоевания. То же можно сказать и о районе Мисурата, оплоте многих ополченцев и вооружённых группировок, которые не контролируются никем и отвергают всякое примирение.

Не менее серьёзными являются региональные проблемы. Продолжающаяся турецко-катарская поддержка многих вооружённых группировок реально блокирует путь к миру в Ливии. Решение вице-президента Турции Фуата Октая покинуть конференцию по ливийскому урегулированию в Палермо стало явным признаком недовольства Турции ходом процесса, и Анкара, скорее всего, будет продолжать вставлять палки в колеса.

Французско-итальянское соперничество за руководство процессом урегулирования в Ливии – ещё одна проблема. После встречи президента Франции Эммануэля Макрона с Хафтаром и Сараджем в июле 2017 года Италия не на шутку встревожилась вмешательством в её «домашние» дела. Обе страны стремятся взять под контроль поставки ливийских энергоносителей. Италия объявила о своём несогласии с парижским планом, так называемой «французской инициативой», в отношении Ливии, обвинив Францию в попытке единолично распоряжаться ливийским досье. Эскалация между Францией и Италией, а также вмешательство США препятствуют мирному процессу.

Ливия на распутье. Существуют реальные опасения по поводу обострения кризиса, особенно после того, как ключевые ополченцы в Триполи во главе с «Бригадой революционеров Триполи», объявили о формировании новой группировки под названием «Силы защиты Триполи», чтобы поддержать Сараджа против любых возможных атак со стороны сил Хафтара. Налицо необходимость двигаться вперёд в реализации плана действий ООН, включая созыв Национальной конференции в начале 2019 года и проведение президентских и парламентских выборов в июне будущего года. Международные и региональные державы обязаны выработать консенсус и оказать давление на своих союзников внутри Ливии, чтобы они приняли дорожную карту ООН.

Основные стороны ливийского конфликта
В 2017 году Россия активизировала свою политику на ливийском направлении. Курс на «равноприближенность» к различным сторонам ливийского конфликта нашел конкретные проявления в многочисленных визитах в Россию представителей Триполи, Тобрука, Мисураты и других политических центров. Москва заявляет о своей поддержке плана ООН по урегулированию конфликта, тем не менее стратегия и интересы России в этой стране до сих пор вызывают много вопросов у внешних наблюдателей, а перспективы международного взаимодействия по ливийскому урегулированию остаются неясными.
перейти
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.