Мнения экспертов Восточный ракурс
Курсом Астаны и не только: прорывов по Сирии не ожидается, но сотрудничество будет расширяться

1–2 августа в Нур-Султане (Казахстан) состоится новая встреча в астанинском формате по Сирии, а в конце августа в Анкаре пройдёт трёхсторонний саммит «Россия – Иран – Турция». Проведение этих двух форумов практически подряд явно свидетельствует о стремлении трёх сторон не просто интенсифицировать контакты, но и добиться от них определённых результатов, пишет Константин Труевцев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Сам по себе астанинский формат вряд ли предвещает какие-то новые прорывные решения. В том виде, в котором он существует, он уже принёс существенные последствия в виде четырёх зон деэскалации, из которых три полностью разблокированы и перешли под контроль сирийского правительства. От ситуации в четвёртой – идлибской – зоне не стоит ожидать лёгкой и быстрой развязки. Напомним, что позиции России, Сирии и Ирана здесь, с одной стороны, и позиции Турции, с другой, существенно различаются, и ничто не говорит о возможности их сближения.


Однако представления о том, что сирийская армия готовит в этой зоне стратегический прорыв с полной зачисткой провинции, вряд ли соответствуют действительности. Да, в зоне присутствует от 30 до 50 тыс. боевиков, включая террористов «Ан-Нусры» и союзных с ней сил, что примерно соответствует численности элитных подразделений сирийской армии. Но по отношению к общей численности населения провинции – это от 0,9 до 1,4%. При таком соотношении попытка фронтального наступления чревата массовой гибелью 3,5-миллионного населения провинции. Понятно, что сирийская армия не будет этого делать. Её задача – зачистить две южные точки провинции, сопряжённые с провинциями Латакия и Хама, и пригороды Алеппо на северо-востоке идлибской зоны. Ликвидировав эти беспокоящие безопасность региона зоны, сирийская сторона готова закупорить оставшуюся часть идлибской зоны и заморозить конфликт, который после этого не будет оказывать никакого серьёзного воздействия на общую обстановку в стране.

Этот замысел понятен России и Ирану и разделяется ими, но продолжает вызывать противодействие Турции. Мотивы Турции понятны. Это:

а) опасения потерять лицо среди сирийских и общеарабских сил, которые она поддерживает;

б) опасения по поводу новой массовой волны иммиграции на свою территорию.

Расширение формата «Астаны» за счёт включения в него представителей некоторых арабских стран в качестве наблюдателей также не влечёт за собой серьёзных и быстрых подвижек. Тем не менее астанинский формат следует продолжать, даже не ожидая от него скорых эффективных результатов, поскольку дальнейшее развитие политического процесса в Сирии и на Ближнем Востоке в целом вернёт его востребованность в будущем.

Астанинский формат и перспективы трёхстороннего взаимопонимания по Сирии
Хамидреза Азизи
Дипломатическое взаимодействие в Астанинском формате происходит на фоне новых политических и военных событий в отношении Сирии, которые подтвердили необходимость более тесных контактов между Россией, Ираном и Турцией. В связи с этим в августе в столице Казахстана Нур-Султане состоится новый раунд трёхсторонних переговоров в Астанинском формате, а в Анкаре пройдёт трёхсторонний саммит в том же формате с участием президентов. Какие цели преследуют игроки и что будет с Сирией дальше, рассказывает Хамидреза Азизи, старший преподаватель Университета им. Шахида Бехешти (Тегеран).
Мнения экспертов

В этом плане как раз представляет интерес предстоящая трёхсторонняя встреча в Турции. Во-первых, примечательно, что она происходит по инициативе Анкары. Во-вторых, поскольку она состоится всего через три недели после форума в Нур-Султане, совершенно очевидно, что она не будет повторять его повестку.

Что из этого следует? Отчётливо просматривается стремление Турции вывести трёхсторонние отношения с Россией и Ираном за рамки астанинского формата, на более широкий геополитический уровень. Это может представлять интерес не только для самой Турции, но и для Ирана и России. Очевидно, что сирийская тема здесь не будет превалирующей, что планируется затронуть целый комплекс трёхсторонних политических, финансово-экономических, а, возможно, и военно-технических отношений. В любом случае это послужит дальнейшему продвижению доверия в трёхстороннем формате. Несомненно, будет рассмотрена ситуация вокруг Ирана, по поводу которой между всеми тремя странами наличествует идентичность или близость позиций. В финансово-экономической сфере вполне могут выявиться любопытные нюансы, предвещающие новое развитие по ряду направлений. Российская мирная инициатива по ситуации в Персидском заливе может получить поддержку и дальнейшее развитие.

В целом развитие отношений в рамках треугольника «Россия – Иран – Турция» будет усиливать положительную динамику в регионе, что в конечном итоге не может не сказаться позитивно и на сирийском направлении.

Астанинский формат: что сделано и что ещё предстоит
Константин Труевцев
Судя по заявлению представителя президента Турции Ибрагима Калыма, в августе в Анкаре должно состояться очередное заседание саммита «Россия – Иран – Турция» в астанинском формате. Становится всё более очевидным, что условия для проведения форума не просто созрели, но диктуют его насущную необходимость. И особенно важно, что инициатива проведения в данном случае исходит от Турции. Следует отметить, что, несмотря на весь скептицизм Запада, именно астанинский формат оказался наиболее результативным в деле урегулирования сирийского конфликта, пишет Константин Труевцев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.