Мнения экспертов Восточный ракурс
Купеческая политика Трампа и ШОС

Складывающаяся общемировая негативная торгово-экономическая конъюктура, во многом спровоцированная «купеческой» внешней политикой и внешнеэкономической деятельностью президента США Дональда Трампа, трансформация глобальных и региональных зон и коридоров турбулентности в линии жёсткого противостояния и два весьма впечатляющих заявления, подписанных во время недавнего визита председателя КНР Си Цзиньпина в Россию, естественно, повлияют на ход обсуждения общемировых и иных проблем на саммите Шанхайской организации сотрудничества и найдут своё отражение в итоговом документе, именуемом Бишкекской декларацией, пишет Муратбек Иманалиев, генеральный секретарь ШОС (2010–2012).

Изложение позиций России и Китая президентом Владимиром Путиным и председателем Си Цзиньпином по вопросам санкционной и тарифной политики США, очевидно, найдёт политически и филологически выдержанную поддержку других членов ШОС, включая Индию и Пакистан, и станет одной из основных тем обмена мнениями на саммите ШОС.

Торговая война, объявленная американцами без соответствующего уведомления конкурентов, стала сегодня глобальной проблемой номер один. И в условиях стратегической нестабильности никому не ведомо, к чему и куда она приведёт: то ли к разрушению всего и вся, то ли к формированию нового экономического порядка с новыми, понятными человечеству правилами и принципами торговых отношений.

Как известно, торговая война – не только проблема Китая, а практически всего экономически развитого мира. Европа, Япония, Индия, Мексика, Канада и многие другие государства оказались под «тарифными» и иными ударами со стороны США. Каждая из этих стран и регионов по-своему решает возникшие трудности в зависимости от качества отношений с Вашингтоном, объёма и номенклатуры экспортируемой товарной массы. Возможны ли некие ответные совместные мероприятия упомянутых стран? Вряд ли.

США – Европа: диалог сверхдержавы с вассалами
Андрей Коробков
Дональд Трамп продемонстрировал миру контраст между разговором с Путиным, который, может быть, и оппонент, но глава великой державы, и разговором с ведущими европейскими лидерами, которые рассматриваются им как вассалы. На встрече с Жан-Клодом Юнкером 25 июля американский президент просто в очередной раз назвал вещи своими именами и послал Европе чёткий сигнал: «Европа и США – это уже не союз равных». Чем бы торговая война ни закончилась для Европы, правила игры изменились, отметил в интервью ru.valdaiclub.com профессор политологии Университета штата Теннесси (США) Андрей Коробков.
Мнения экспертов

На саммите ШОС в Бишкеке торговые проблемы Китая с США, скорее всего, будут обсуждаться вкупе со всеми остальными проблемами мировой политики, острие которой сегодня заточено действиями Вашингтона на международной арене.

Двусторонние встречи премьер-министра Индии Нарендры Моди с президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином имеют весьма важное значение. Это не просто «сверка часов» в рамках ШОС с перспективой переноса отношений на формат РИК. В большей степени это поиск приемлемых для всех путей и способов решения актуальных для Индии, России и Китая вопросов (Афганистан, религиозный терроризм, экстремизм). Ядерная тематика на сегодняшний день, особенно в связи с выходом США из Договора о ракетах средней и малой дальности становится также и темой для скрупулезного обсуждения и для Индии и Китая.

Вполне вероятно обсуждение экономических тем, в том числе торговли и транспортно-коммуникационных коридоров. Очевидно, что отдельной темой бесед руководителей трёх стран на двусторонних встречах станет проблематика «Большой двадцатки», встреча лидеров которой пройдёт в ближайшем будущем в Осаке, Японии. Достижение общих позиционных договорённостей в Осаке было бы, конечно, благоприятным итогом встреч в Бишкеке с учётом складывающейся торгово-экономической и санкционной ситуации в мире.

Не исключается и обсуждение проблемы индопакистанского конфликта. Правда, смыслы и тональность для индо-российских и индо-китайских переговоров будут разными. Для Китая актуальным вопросом в переговорах с индийским лидером являются возможные изменения в подходах и позиции Дели по инициативе «Пояс и путь». Понятно, что существующий клубок китайско-индийских проблем, включая позицию Индии по «индотихоокеанскому сотрудничеству», сегодня может быть и далёк от возможного разрешения, но необходимость постоянного диалога на различных площадках поддерживается обеими сторонами. Индия, возможно, затронет проблематику военно-технического сотрудничества с Россией.

Попытка сконструировать для Азии площадку наподобие ОБСЕ – идея замечательная, но практически неосуществимая. Одной из особенностей ситуации в Азии является то, что для этой части света нет единого общего, трагического прошлого – войны с последующим урегулированием границ, жёстко сконструированных социально-экономических и гуманитарных систем. В конце концов, Азия почти не представляет себе, что такое жёсткое «блоковое противостояние».

СВМДА при позитивных «облачениях» всё-таки остаётся организацией, не встроенной в региональную систему обеспечения безопасности. СВМДА – это конференция глав государств, на которой спикеры излагают свои позиции по вопросам, представляющим для них некий интерес. При этом понятно и то, что изложение позиционных тезисов представителем страны, например, из Юго-Восточной Азии оставляет равнодушным представителя из Западной Азии. Так что, скорее всего, в Душанбе будет принята декларация или заявление общего характера.

Начало «новой эры» в китайско-российских отношениях. Каким будет продолжение?
Сян Ланьсинь
Долгое время западные комментаторы не воспринимали российско-китайские отношения всерьёз. В своих аналитических выкладках они исходили из традиционного представления об их хрупкости. У России есть Евразийский союз, который считается эфемерным и конъюнктурным образованием. В Китае со времён коммунистической революции существует большое недоверие к России, олицетворением которого является отчуждение, зародившееся между Мао и Сталиным. Но в нынешних обстоятельствах такого рода аналитическая логика уже не выдерживает критики, пишет Сян Ланьсинь, профессор Женевского института международных отношений и развития.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.