Кто сказал GAFA?

Предсказывать действия Дональда Трампа – дело неблагодарное, поэтому говорить о вероятности или невероятности экономической войны между Францией и США после введения французами налога GAFA нельзя. Однако, можно предположить, что французский расчёт в данной внешнеполитической игре именно такой: добиться единой позиции европейских стран по налогообложению цифровых гигантов, потому что только единым фронтом Европа может сегодня отстоять свои экономические интересы в отношениях со своим заокеанским «союзником», пишет Вера Агеева, кандидат политических наук, доцент Департамента прикладной политологии НИУ-ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Принятие закона о налогообложении цифровых гигантов GAFA во Франции – это в первую очередь внутриполитический шаг, призванный решить вопрос дополнительных средств, необходимых французскому бюджету для выполнения требований «жёлтых жилетов». В соответствии с новым законом французское правительство планирует пополнить бюджет за счёт 30 компаний, функционирующих на французском рынке, среди которых, между прочим, не только американские (GAFA), но и европейские, и французские (например, Creto). Ожидаемая сумма поступления в бюджет составляет 400–500 млн евро.

Несмотря на то, что движение «жёлтых жилетов» постепенно затухает и сегодня свою субботу посвящают протестной деятельности уже значительно меньше французов, выполнение обещаний, данных президентом Республики, не ставится под вопрос и требует соответствующего финансирования.

Налог GAFA: на что рассчитывает Франция?
Алексей Чихачёв
Французский налог GAFA возник не сам по себе, а скорее как худшая из альтернатив, которые в последнее время прорабатывал Париж. Сначала руководство Республики лоббировало принятие единого налога на уровне ЕС: воспротивились скандинавские страны и Ирландия, чьи условия более благоприятны для цифровых корпораций. Затем была предпринята попытка договориться на двусторонней основе с ФРГ, но Берлин крайне настороженно отнёсся к перспективе американского ответа. И только после этого Франция решилась выступить в роли «застрельщика». Это означает, что именно по ней и будут поначалу сверять обстановку другие государства, собирающиеся ввести похожий налог у себя, пишет Алексей Чихачёв, эксперт Российского совета по международным делам.
Мнения экспертов

Очевидно, что руководство Франции осознаёт внешнеполитические последствия принятия данного закона: тем более что такого рода нововведение обсуждалось достаточно давно и негативная реакция Белого дома была французской стороне донесена. Тем не менее французские политические лидеры последовательно занимались разработкой новых налоговых мер в отношении международных цифровых гигантов, и в первой половине июля и Национальная ассамблея, и Сенат Франции законопроект одобрили. Министр экономики Франции Брюно Ле Мэр открыто заявлял журналистам, что перспектива введения американских санкций против французского бизнеса вполне реальна и для этого в США существуют юридические механизмы. Господин Ле Мэр здесь ссылается на закон о торговле США 1974 года, которым США недавно пользовались в экономическом противостоянии с Китаем, который закончился не в пользу последнего. В случае применения данного закона по отношению к Франции, под удар могут попасть французские вина – США могут ввести дополнительные налоги, а также французский автопром – хотя эксперты сходятся во мнении, что этот сектор не является чувствительным для французского экспорта в США. Также в итоге могут значительно пострадать французы, живущие в США и осуществляющие там предпринимательскую деятельность.

Однако, представляется, что у французского демарша совершенно другой внешнеполитический расчёт. Во-первых, на Елисейских полях мало верят, что США действительно применят к своему «союзнику» – именно такую терминологию используют французские политики в СМИ – реальные экономические санкции так, как они их применяют к своим внешнеполитическим соперникам или к странам-изгоям.

США – Европа: диалог сверхдержавы с вассалами
Андрей Коробков
Дональд Трамп продемонстрировал миру контраст между разговором с Путиным, который, может быть, и оппонент, но глава великой державы, и разговором с ведущими европейскими лидерами, которые рассматриваются им как вассалы. На встрече с Жан-Клодом Юнкером 25 июля американский президент просто в очередной раз назвал вещи своими именами и послал Европе чёткий сигнал: «Европа и США – это уже не союз равных». Чем бы торговая война ни закончилась для Европы, правила игры изменились, отметил в интервью ru.valdaiclub.com профессор политологии Университета штата Теннесси (США) Андрей Коробков.
Мнения экспертов

Французы видят в данном законопроекте прецедент, который заставит европейские страны, а также бюрократический аппарат в Брюсселе вынести на общее обсуждение проблему налогообложения (точнее – ухода от налогов) крупных компаний, которые, базируясь юридически и физически в других странах, зарабатывают деньги на жителях Европы. Проект подобного закона уже обсуждался в Брюсселе, тогда Швеция, Ирландия, Дания и Финляндия заблокировали дальнейшую разработку новых фискальных мер. Французская сторона рассчитывает, что благодаря поднятому шуму данный вопрос будет поднят на встрече глав государств G7 в Биаррице в конце августа. Французская инициатива также сделает неизбежной дискуссию в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которой состоят США: Белый дом уже подтвердил готовность к многосторонней дискуссии в рамках данной организации.

Кроме того, французы считают, что в борьбе за справедливое налогообложение они в Европе не одни. Подобный законопроект уже рассматривается в Великобритании, а также в Испании, Италии, Бельгии и Австралии. Очевидно, что жители других европейских стран, равно как и французы, оказываются в проигрыше из-за пробелов в существующем законодательстве. Однако политические перспективы принятия подобного закона в других европейских странах (и не только странах) пока туманны. Сами французы признают, что даже Германия пока ведёт себя осторожно по данному вопросу, не желая провоцировать Штаты, которые могут больно ударить по немецкому автопрому, навязав дополнительные налоги на его экспорт.

Предсказывать действия Дональда Трампа – дело неблагодарное, поэтому говорить о вероятности или невероятности экономической войны между Францией и США на данном этапе нельзя. Однако, можно предположить, что французский расчёт в данной внешнеполитической игре именно такой: спровоцировать дискуссию на полях встреч G7 и добиться единой позиции европейских стран по налогообложению цифровых гигантов, потому что только единым фронтом Европа может сегодня отстоять свои экономические интересы в отношениях со своим заокеанским «союзником».

Стратегические конкуренты: ждать ли торговой войны между США и Европой?
Паскаль Бонифас
Помимо доброжелательной готовности угодить гражданам и потребителям, американские транснациональные технологические корпорации имеют и менее приятное лицо. Они чемпионы по уклонению от уплаты налогов, несмотря на громадную прибыль, которую получают. В то время как европейские государства отчаянно ищут способы ограничить свой бюджетный дефицит, незначительный вклад американских корпораций в коллективные расходы только вызывает раздражение министров финансов и общественности. Станем ли мы свидетелями торговой войны между европейскими странами и Соединёнными Штатами? Рассказывает Паскаль Бонифас, директор Института международных и стратегических отношений (IRIS).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.