Кризис солидарности: «Группа семи» разделена по вопросу о России

Президент США Дональд Трамп демонстрирует удивительную последовательность в спорных вопросах. Вновь поставив на обсуждение возможное приглашение России в состав «Группы семи», он вернулся к теме, которую обсуждал ещё в начале своего президентского срока. Впервые он предложил вернуть Россию в G7 в 2017 году. Это стало одним из оснований для выдвижения в адрес Трампа обвинений в сговоре с Москвой. Среди других инициатив, которые выдвигал новый президент США, была отмена антироссийских санкций. Интересна будет судьба этого предложения, если Трамп продолжит быть последовательным и в будущем, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.

Это не означает, разумеется, что американский президент испытывает глубокие симпатии к России. Видимо, он полагает, что «семёрка» остаётся ведущим мировым центром принятия и координации решений и что она закрепляет за Западом ведущую роль в управлении международными процессами. Стремясь вернуть Россию в этот формат, Трамп, возможно, хочет, чтобы Россия была частью Запада, а не участницей тандема с Китаем.

В этом контексте интерес президента Трампа вполне прагматический. Однако эпоха, которую пытается удержать американский президент, – эпоха безраздельного доминирования Запада – остаётся в прошлом и реанимировать этот порядок вряд ли удастся. Хотя ослабление санкционного давления на Россию было бы кстати. Символически этот шаг перевернул бы многие проблемные страницы украинского кризиса. Но следует признать: по своей значимости «семёрка» перестала быть организацией уникальной и универсальной. Есть гораздо более важные форматы – это, например, «Группа двадцати». По-прежнему ключевую роль в управлении международными процессами играет Совет Безопасности ООН.

Важно и то, что Москва уклончиво отвечает на спекуляции о своём возможном возвращении в состав «семёрки». Скептицизм российской стороны объективен: Россия чувствовала себя в «восьмёрке» не полностью правомочной, как будто ей что-то нужно доказывать. Если говорить прямо, то чаще всего её в этом формате отчитывали за «проступки». Поэтому Москва не хотела бы акцентировать, что она желает возобновления работы клуба ведущих стран Запада, показывая, что мир стал более сложным и менее западоцентричным.

Бархатные перчатки западной гегемонии
Ричард Саква
Генри Киссинджер утверждает, что жизнеспособность любого международного порядка зависит от того, насколько он уравновешивает законность и власть. Причём и то, и другое подвержено эволюции и изменению. Впрочем, «когда такое равновесие нарушается, то ограничители исчезают и открывается простор для появления самых непомерных притязаний и деятельности самых неукротимых игроков; воцаряется хаос, который длится до тех пор, пока не установится новый порядок».
Мнения экспертов

Не исключено, что Россия может отказаться от предложения вернуться в состав G7, если таковое поступит: «семёрку» сейчас мало что поддерживает, помимо идеи солидарности Запада. Некоторые участники клуба испытывают дискомфорт даже при взаимодействии друг с другом: британцы, выходя из Евросоюза, портят отношения с другими членами ЕС, у Японии восточноазиатский интерес, который скорее реализуется через японо-американское сотрудничество. Возвращение Москвы могло бы создать ощущение, что Россия возвращается на Запад, актуализировав его лидерство в современном мире.

От саммита в Биаррице не стоило ожидать заметных результатов. «Семёрка» уже не меньше десятилетия находится в поиске новой основы для единства – помимо общего желания ведущих государств Запада продолжать играть руководящую роль в международных процессах. При этом международная среда становится всё более сложной, конкурентной и побуждает страны, в том числе союзные, начинать твёрдо и даже жёстко отстаивать свои национальные интересы. Хотя пока преждевременно говорить, что единство «семёрки» нарушено и что сам этот клуб перестал существовать. В британской традиции клубов участники могут быть разделены по многим вопросам, но всё равно ценить возможность обмениваться мнениями.

Новая собака – старые трюки, или Конец гегемонии Запада
Тимофей Бордачёв
Саммит «Большой семёрки», который состоялся в конце лета во французском Биарицце, дал наблюдателям немало поводов как посмеяться, так и задуматься. Посмеяться, потому что дискуссии на саммите и вокруг него стали наглядной демонстрацией общей растерянности победителей в прошлой холодной войне перед вызовами, стоящими перед ними и человечеством, возглавлять которое «семёрка» стремилась ещё совсем недавно. Сейчас её лидеры спорят между собой либо о тактических двусторонних вещах, либо просто не могут прийти к общему знаменателю относительно того, что же является наиболее важным для них и мира. И этот смех за пределами «семёрки» ни в коем случае не является злорадством. программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв.
Мнения экспертов

Что же касается эпатажного характера Трампа, то он является скорее следствием накопившихся проблем внутри Запада, чем их причиной, хотя именно так дело представляют СМИ. Дональд Трамп пытается, как ему кажется, приостановить перетекание мощи с Запада на Восток, но делает это, не мобилизуя коллективные усилия всего западного блока, а пытаясь отыграть узкие национальные интересы США. В этом смысле он стоит особняком среди участников «семёрки».

Однако роль G7 стала падать ещё задолго до Трампа. Усиление полицентризма в мире делает форумы типа «Группы двадцати» более значимыми хотя бы потому, что там сосредоточены более крупные экономики мира. Если считать, что Запад может сохранить лидерство только совместными усилиями ведущих стран, то Трамп виноват. Но если действительно идёт естественный возврат к реализму в международных отношениях, когда национальные интересы каждой страны являются лучшей основой для принятия решений, то наоборот – Трамп первый среди западных лидеров правильно сформулировал проблему и подходит к её решению.

Саммит в Биаррице: типичный Трамп и упущенные возможности
Чарльз Капчан
Встреча «Большой семёрки» в Биаррице не увенчалась ни успехом, ни провалом. Её вообще никак нельзя квалифицировать. Похоже, такой исход устраивал Эммануэля Макрона. Нивелируя ожидания и не заставляя лидеров скатываться к спорам, президент Франции избежал того, чего все боялись: очередного саммита, знаменующего горький разрыв между Соединёнными Штатами и их традиционными союзниками. Дональд Трамп не отступил от своего подхода «Америка превыше всего», встряхнувшего большую часть мира, но, по крайней мере, не оскорблял своих коллег и не устраивал истерик, пишет Клиффорд Капчан, научный директор отдела России и Евразии консалтинговой компании Eurasia Group.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.