Кривая российско-турецких отношений. Может ли Турция вступить в ЕАЭС?

10.01.2017

В ходе состоявшегося в Сочи 24−27 октября 2016 года заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» состоялся плодотворный обмен мнениями о Евразийском союзе. По завершении встречи участники условились продолжить обсуждение после возвращения домой. В настоящей статье я попытаюсь проанализировать политику Евразийского союза с точки зрения Турции.

В 1994 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с предложением об учреждении Евразийского союза. Выдвинутые предложения касались создания единого денежно-валютного, политического, культурного пространства и даже военного союза. Однако возобладала идея ограничиться экономической интеграцией. На данный момент этот проект известен под названием «Евразийский экономический союз» (ЕАЭС). Подписанный Россией, Казахстаном и Белоруссией договор о создании ЕАЭС вступил в силу 1 января 2015 года. В тот же год с присоединением Армении и Киргизии, 2 января и 6 августа соответственно, состав ЕАЭС расширился. В рамках ЕАЭС уже создан ряд наднациональных и межгосударственных органов, включая Высший евразийский экономический совет, Евразийскую экономическую комиссию и Суд ЕАЭС.

По словам президента России Владимира Путина, членство в ЕАЭС открыто для стран бывшего СССР, за исключением трёх прибалтийских государств, присоединившихся к Европейскому союзу (ЕС).

Представляет ли интерес для Турции Евразийский союз или действующая в настоящее время конкретная структура − ЕАЭС?

Конечно, представляет, поскольку ЕАЭС является динамично развивающейся авторитетной организацией, которая находится в непосредственной близости от Турции. Участие в проекте позволит государствам – членам ЕАЭС повысить продуктивность экономики. Турция получит возможность нарастить объёмы торговли с этими странами, что не может не пойти ей на пользу. Кроме того, со многими участниками ЕАЭС и кандидатами на вступление в эту организацию у Турции уже налажены тесные связи во многих областях.

Другой вопрос, может ли Турция вступить в ЕАЭС. Это представляется маловероятным по ряду причин. Не последней из них является критерий, обозначенный президентом Путиным. Есть и другие факторы, которые касаются самой Турции. Один из них обусловлен специфическим восприятием Турцией Евразийского союза, а другой − отношениями Турции с ЕС.

В том, что касается взаимоотношений Турции и Евразийского союза, необходимо выделить два аспекта: пантюркизм и созданную несколько лет назад международную организацию под названием Совет сотрудничества тюркоязычных государств.

Пантюркизм

Идеология пантюркизма зародилась в 1880-е годы. В те времена Османская империя переживала непростые времена, что подвигло ряд общественных деятелей предложить свои рецепты преодоления трудностей, стоящих перед страной. Один из предложенных вариантов заключался в консолидации тюркоязычных народов, причём не только проживающих на территории Османской империи, но и за её пределами. Эта концепция получила своё научно-теоретическое оформление в трудах Исмаила Гаспринского, Юсуфа Акчуры и Зии Гёкальпа.

Исмаил Гаспринский был просветителем крымско-татарского происхождения. Он родился в ауле Гаспра в 1851 году и вошёл в историю как один из основоположников пантюркизма. Свою основную цель он видел в просвещении тюркоязычного населения, что нашло выражение в его знаменитом лозунге: «Единство в языке, мыслях и делах». Первым шагом к достижению этой цели Исмаил Гаспринский считал лингвистическое единство. В 1881 году он писал:

«Основной причиной нашей отсталости следует считать наше собственное невежество. Мы не знаем о сделанных в Европе открытиях или о том, что там происходит. Чтобы преодолеть изоляцию, мы должны научиться читать. Мы должны знакомиться с европейскими идеями, обращаясь к европейским источникам. Необходимо ввести в программу начальной и средней школы предметы, которые позволят нашим школьникам приобщиться к этим достижениям».

Как следует из этой цитаты, автор делал упор на популяризацию и очищение тюркского языка, а также консолидацию тюркских народов. Он стремился очистить тюркский язык от арабских и персидских заимствований. Первоначально его идеи не были политической идеологией. Однако именно они легли в основу концепции пантюркизма, которые в следующие десятилетия развили последующие поколения мыслителей.

Юсуф Акчура родился в 1876 году в Симбирске (с 1924 года – Ульяновск) в семье поволжских татар. В 1904 в Казани вышла его книга, которая считается первым манифестом пантюркизма. Он считал, что принятая в Османской империи надэтническая и надконфессиональная модель государственного устройства несостоятельна. По его мнению, христиане с Балканского полуострова рано или поздно потребуют независимости. Султан Османской империи одновременно носил титул халифа, то есть наместника пророка Мухаммеда. Таким образом, его роль в мусульманской общине теоретически была сопоставима со статусом Папы Римского в Католической церкви.

Однако требовать от проживавших в разных колониальных странах мусульман подчинения османам было невозможно. Понимая, что турки не могут положиться ни на своих мусульманских братьев в странах Ближнего Востока и Северной Африки, ни на балканских сограждан-христиан, Юсуф Акчура видел наиболее надежного партнёра в тюркоязычных народах Евразии и выступал за просвещение этих народов и формирование общей идентичности. Он полагал, что в центре внимания Османской империи должная быть Евразия, а не владения на Балканах и в Восточной Европе.

Зия Гёкальп, общественный деятель заза-курдского происхождения, родился в юго-восточной провинции Диярбакыр в 1876 году. Он выступал в поддержку наднациональной тюркской идентичности в противовес османизму и исламизму. Опубликованные Гёкальпом труды внесли существенный вклад в популяризацию пантюркизма и туранизма в русле национализма и модернизации. Зия Гёкальп выступал за обособление тюркских народов Османской империи от её ближневосточных арабских соседей и развитие наднациональной тюркской идентичности, то есть за разворот Турции в сторону Евразии.

Споры о том, следует ли современной Турции принять или отвергнуть наследие Османской империи, а также о том, ориентироваться ли Турции на исламский мир или западные страны, не прекращаются по сей день.

На современном этапе носителями идей пантюркизма выступают националистические движения Турции. Они представлены молодёжными ассоциациями, экспертно-аналитическими центрами и неправительственными организациями. Своими националистическими лозунгами они способны мобилизовать народные массы. Пожалуй, именно эти силы являются наиболее активными сторонниками Евразийского союза.

Сторонники пантюркизма рассматривают Евразийский союз как инструмент достижения цели по воссоединению тюркского мира «от Адриатики до Восточно-Китайского моря».

Совет сотрудничества тюркоязычных государств

В 1992 году турецкие власти, побуждаемые растущей популярностью идей пантюркизма в условиях распада Советского Союза, выступили с инициативой сближения тюркоязычных стран.

Первоначально выдвинутые широкомасштабные задачи пришлось пересмотреть по результатам консультаций с тюркоязычными республиками бывшего СССР, в ходе которых эти страны проявили разную степень заинтересованности в создании такого союза.

В 1992 году по инициативе Турции в Анкаре состоялась встреча глав тюркоязычных государств. Впоследствии аналогичные встречи были проведены в 1994 году в Стамбуле, в 1995 году в Бишкеке, в 1996 году в Ташкенте, в 1998 году в Астане, в 2000 году в Баку, в 2001 году в Стамбуле, в 2006 году в Анталии, в 2009 году в Нахичевани и вновь в Стамбуле в 2010 году.

В 1996 году было выдвинуто предложение о придании саммитам институционального характера, однако в тот момент реализовать идею не удалось, ввиду того что Узбекистан не был представлен на высшем уровне, а Туркменистан сформулировал ряд оговорок к положениям документов. В конце концов соглашение о создании Совета сотрудничества тюркоязычных государств (также известен как «Тюркский совет») было заключено в 2009 году, и местом нахождения секретариата организации был выбран Стамбул. Членами − основателями Тюркского совета стали Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Турция. Ещё две тюркоязычные страны − Туркменистан и Узбекистан в состав совета не входят.

Каждый саммит тюркоязычных стран посвящён определённой теме. Так, темой первого саммита в 2011 году было торгово-экономическое сотрудничество. На втором саммите в Бишкеке в 2012 году рассматривалась проблема сотрудничества в области науки и образования. Третий саммит, состоявшийся в городе Габале (Азербайджан), был посвящён транспорту; вопросы развития туризма рассматривались на саммите 2014 года в городе Бодруме (Турция), а темой пятого саммита в 2015 году в Казахстане были вопросы медиасреды и информации. Шестой саммит, запланированный на четвёртый квартал 2016 года в Киргизстане, перенесён на более поздний срок.

Вопрос о присоединении Турции к ЕАЭС наподобие Казахстана, который, будучи членом ЕАЭС, является также и членом Тюркского совета, остаётся открытым. При этом следует помнить, что Турция не только не соответствует критериям для вступления в ЕАЭС, но и имеет действующее соглашение о таможенном союзе с ЕС.

Таможенный союз между Турцией и Европейским союзом

Соглашение о таможенном союзе Турции и ЕС было заключено в 1996 году. Этот документ обеспечивает беспошлинное обращение товаров между Турцией и странами – членами Европейского союза. Турция – единственная страна, которая создала таможенный союз с ЕС, не являясь полноправным членом этого объединения. Учитывая, что некоторые страны-члены присоединились к таможенному союзу значительно позже своего вступления в ЕС, можно сказать, что Турция опережает некоторых полноценных членов ЕС по степени интеграции в экономику союза.

С момента заключения Соглашения о торговом союзе в 1996 году объём торговли Турции с ЕС вырос в четыре раза до нынешнего уровня в 140 млрд евро, что составляет 45−50% общего объёма внешнеторгового оборота Турции. 21 декабря 2016 года Европейская комиссия решила запросить согласие Европейского совета на начало переговоров о принятии обновлённой версии соглашения, которая будет охватывать услуги и госзакупки.

Некоторые положения первоначальной версии Соглашения противоречили экономическим интересам Турции. Так, на турецкий рынок через территорию ЕС поступают промышленные товары из третьих стран, с которыми ЕС заключил соглашения о свободной торговле, тогда как экспорт турецких товаров в такие третьи страны облагается пошлиной. В случае устранения этого несоответствия с принятием обновленной версии соглашения объём торговли между Турцией и ЕС может удвоиться и достичь 300 млрд евро в год.

Помимо торговли, на ЕС приходится две трети прямых иностранных инвестиций в экономику Турции.

При этом следует различать таможенный режим и процедуру вступления Турции в ЕС. Даже если процесс присоединения к ЕС на определённом этапе застопорится, таможенный союз сохранится, поскольку членство в ЕС необязательно для сотрудничества в формате таможенного союза.

Турции будет нелегко отказаться от столь глубокой экономической интеграции с ЕС, даже если изменятся условия приёма и Турция получит возможность вступить в ЕАЭС. Страна не может одновременно состоять в двух таможенных союзах, поскольку это противоречит самой логике таких объединений.

Шанхайская организация сотрудничества

Ещё одной потенциальной сферой взаимодействия между Турцией и евразийскими государствами является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), которая охватывает почти все страны ЕАЭС. Турция проявила заинтересованность в сотрудничестве с ШОС или даже во вступлении в эту организацию. Пока неясно, какую форму могут принять отношения между Турцией и ШОС. С точки зрения Турции, ШОС не может заменить собой ЕС, однако если процесс присоединения зайдёт в тупик, Турция будет вынуждена рассмотреть другие варианты.

Кривая российско-турецких отношений

В нынешних обстоятельствах вопрос о вступлении Турции в ЕАЭС остаётся открытым. При этом Турции и России необходимо продолжать расширять экономическое сотрудничество. В настоящее время на долю России приходится 60% газа, импортируемого Турцией. В дальнейшем эта зависимость от России ещё больше увеличится с завершением строительства первого блока атомной электростанции «Аккую» в 2022 году. Реализация таких проектов свидетельствует о наличии в отношениях двух стран взаимного доверия. Экономическая взаимозависимость способствует укреплению политической стабильности. Турция зависит от поставок российского газа, а Россия – от поступающих из Турции доходов.

Кроме того, если на данный момент Турция не соответствует критериям членства в ЕАЭС, это не означает, что так будет всегда. Регион, где располагаются Турция и Россия, стремительно меняется. Невозможно предсказать, как сложится ситуация и какую роль будут играть теперешние заинтересованные стороны. Баланс сил может измениться, и в этих условиях, как показывает кривая российско-турецких отношений в последние годы, взаимная поддержка между Турцией и Россией может приобрести ещё большее значение. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Стратегические приоритеты Турции: изменения без резких движений
25.09.2017
Решение о покупке российских зенитных ракетных систем С-400 свидетельствует о новом отношении Турции к стоящим перед ней угрозам, считает Волкан Оздемир, директор Института EPPEN в Анкаре. Но

Эксперт: 
Волкан Оздемир
Без оглядки на альянс. Возможности Турции на Западе сокращаются
22.09.2017
Турция привела свою политику в отношении Сирии в соответствие с нынешними реалиями и соблюдает заключённое в Астане трёхстороннее соглашение от 15 сентября. Этот важный шаг в правильном направлении

Эксперт: 
Яшар Якыш
Логика трансформации и логика экспансии: какой будет судьба мирового порядка?
18.11.2017
17 ноября в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия «Столкновение новых мировых порядков: путь к конфронтации», в ходе которой прошла презентация книги профессора Ричарда Саквы

Рубрика:
События клуба

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться